Если смерть смотрит в глаза…

Сергей ИвановВ этом году отмечается 25 лет со дня окончания вывода советских войск из Афганистана. Эта война глубокой раной осталась в сердце многих семей нашей страны. Сегодня воспоминаниями о ней делится ветеран боевых действий Сергей Иванов:

— Вообще, я кадровый военный – окончил высшее пограничное училище КГБ СССР им. Дзержинского в Алма-Ате. После выпуска, в 1987 году, начал службу на Туркменской границе, и уже через год меня направили в служебную командировку в Афганистан. Мне было тогда 22 года.

Я служил в одном из спецподразделений погранвойск. Отдал ему пять лет – год Афгана и четыре года Афгано-Таджикской… Сначала был заместителем командира подразделения спецназа, потом вывелся – стал командиром спецназа.

Задачи у нас были специфические. О том, что погранвойска находились в Афганистане, никто не знал. Хотя их спецподразделений там было много, это было строго засекречено. Я был под другими погонами – «зеленый цвет забудь». Об этом ничего не говорилось даже до недавнего времени, практически в течение двадцати лет.

Чем мы занимались? Сопровождение колонн, обеспечение безопасности во время прилетов высоких правительственных чиновников, защита советской границы с внешней стороны – чтобы не прорывались бандиты. Погранвойска также прикрывали отход всей советской армии.

Вкус войны в полной мере пришлось прочувствовать почти сразу по прибытии. Когда в первый раз поехал на БМП, номер как сейчас помню – 829, на блок-пост, мы налетели на мину. Но спас русский мат – живы остались…

Это была мина итальянского производства килограммов семь-восемь весом. Если бы наша БМП, весом около 12 тонн, наехала на нее целиком, ее отбросило бы, я видел после такие взрывы, метров на 50-60.

За рулем БМП ехал молодой водитель, это был его первый выезд и первая операция. У него тогда не получалось «держать колею». В зоне боевых действий транспорт должен двигаться на дороге точно по колее уже прошедших машин. Так меньше вероятность подорваться – первые же прошли. А в БМП, если водитель неопытный, ему довольно сложно «держать колею» – из-за конструктивных особенностей кажется, что машину уводит влево, поэтому он старается держать правее. Ну, вот он раз съезжает, другой, его солдаты поправляют, на третий раз я уже гаркнул. Водитель  резко крутанул влево – и тут раздался взрыв. Потом на место выезжала спецгруппа. Оказалось, что на мину он наехал половиной гусеницы, когда я прикрикнул, резко съехал с нее – мина развалилась, и сработал только детонатор. По этой причине сила взрыва была несравнима с той, что могла бы быть, и мы остались живы. Саперы сказали, что мы родились в рубашках. На память мне привезли осколок – в горячих точках осколки снарядов, которые тебя не убили, хоть и разорвались рядом, было принято носить как талисман. Правда, тот осколок, который привезли мне, оказался величиной с кулак – военный юмор такой.

Смерть постоянно ходила рядом. Вот, к примеру, обстрелы – пули над ухом не раз свистели. Обстреливали наше место постоянной дислокации, откуда мы потом разъезжались на «блоки»…

В месте дислокации мои бойцы на БМП в капонирах прикрывали вертолетную площадку – как только вертолет шел на посадку, занимали боевые позиции – на случай, если вертолет попытаются обстрелять, мы должны ответить. Вертолетная площадка – это большое поле, где по щиколотку проваливаешься в пыль. А когда «вертушка» приземляется, плотная пыльная буря поднимается до неба.

Ну и в тот раз – вроде все тихо было, я думаю: «Вот сейчас борт придет, почту, газеты привезут с Большой земли – привет из Союза, как говорится…». Недалеко сад у нас был – «зеленка», который огорожен «дувалом» – это такой забор из смеси засохшего навоза с соломой, когда пуля в него попадает, то застревает, как в песке.

Так вот, стою я на площадке, общаюсь с другим офицером, вдруг из «зеленки» за «дувалом» как даст очередь над моей головой по песку, как в фильме «Белое солнце пустыни». Я – скачками к БМП, оттуда уже дали ответный…

Меня иногда спрашивают, сколько я душманов убил, сам или с бойцами – я ведь приказ отдавал. Откуда я знаю? У меня только на том направлении было шесть гранатометов, они обрабатывают площадь до двух километров – всё, что туда попадает… И таких операций мы проводили много.

Быт у нас там был нормальный – окопы и крысы! (Смеется) Жара? Знаете, службу я начинал в предгорьях Памира в Туркмении, так там и потеплее было…

Отношения с местными жителями в Афганистане у пограничников были нормальные. Когда мы пришли и встали там, по деревне пробежал слушок: пограничники – не стрелять. Понимали, что с пограничниками лучше не связываться. Вообще, Восток любит и уважает только силу… Если ты промолчишь, то получишь потом еще больнее.

Было ли мне когда-нибудь страшно? Не боятся только идиоты. Но по-настоящему страшно стало, когда развалили мою страну, когда солдаты и офицеры тысячами были брошены на произвол судьбы. Денег не платили, бойцов кормил, чем придется. Даже в Афгане я так не боялся…

После Афгана четыре года я служил в Таджикистане, в 1992 году плюнул на все, уехал оттуда, вывез семью – там уже были бандиты, убивали офицеров. Как я семью вывозил… Нас ведь чуть не расстреляли. Ехали гражданской колонной, без оружия, в отпуск. Бандиты отсекли последнюю машину – нашу, под дулом автоматов завели в мечеть. Сыну было три года, он до сих пор помнит белые чалмы рядами… К счастью, один из их старейшин, уважаемых людей, узнав, что я пограничник, приказал нас отпустить. Жена до сих пор плачет, когда вспоминает.

Мы с ней вместе ведь все эти годы служили. Ей медали тоже нужно вручать – недавно отпраздновали серебряную свадьбу.

Затем с 1993 до 2000 года я проходил службу в органах внутренних дел – УВД Орловской области. С должности начальника штаба Свердловского РОВД ушел по выслуге лет.

Да, помотала жизнь по бывшему Союзу сполна… Еще в Афгане, в записной книжке убитого солдата, увидел такую фразу – никогда ее не забуду: «Если смерть смотрит в глаза друга, переведи ее взгляд на себя».

Записала Елена Маслова

Стихи Сергея Иванова

Офицерская судьба

Офицерская судьба –

Алых пятен кровь.

Нам в ушах звучит стрельба –

Не желаю вновь.

Кто ответит за развал

Всей моей страны?

Кто ответит за развал

Всей моей судьбы?

Мы прошли с тобой Афган

Вместе, правда, брат?

А теперь к виску наган?

Не хочу стрелять.

«Погибали парни зря», –

Часто говорят.

Эх, бы вас бы всех туда –

Бой бы увидать.

Как погибший наш майор

Жизнь не пожалел –

Кто мне скажет? Капитан

Наш – совсем не смел.

Офицерская судьба –

Алых пятен кровь.

Нам в ушах звучит стрельба –

Не желаю вновь.

Январь 1993 г.

Ожидание

Блажен сей лик, взлетевший к куполам!

Я Богу помолюсь и вспомню про Баграм.

Когда-то мы теряли там бойцов,

Совсем безусых пареньков-юнцов.

Молилась мать в безмолвной тишине,

И мысли были – только о войне.

Она с Афгана сына все ждала,

Слеза упала – сердце обожгла.

Предчувствие ее не подвело.

Погиб твой сын, а сердце жгло и жгло…

Ведь сердце матери обманом не возьмешь.

Сынок, любимый, ну когда же ты придешь?

Ведь 30 лет прошло уж с той поры,

А мама ждет сыночка все с войны,

Роняя слезы каждый день и час,

Ведь он закрыл собой – там многих спас.

Живет частица подвига его,

А мать гордится сыном оттого,

Что сын не струсил, не подвел друзей,

Но все же очень, очень грустно ей…

Святой тот лик, взлетевший к куполам,

Я Богу помолюсь и вспомню про Баграм.

Когда-то мы теряли там друзей

Среди афганских гор и южных тех ночей…

2014

 

Последний бой солдата Михайлова
Художник, который умеет удивлять
Памяти Николая Володина
Опубликовано 14 Фев 2014 в 13:28. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 830

Потомский, в отставку! Флешмоб в Орле 15.09.2017


Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"