4 декабря 2019



ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ


№41 (578) от 4 декабря 2019 г.

Пётр Дмитриевич Барановский, легенда советской архитектурно-реставрационной школы, в феврале 1947 года на совещании в институте истории искусств Академии наук СССР сделал сенсационное сообщение о том, что он обнаружил на территории Спасо-Андроникова монастыря надгробную плиту с могилы Андрея Рублёва и точно определил дату его смерти – 29 января 1430 г. Академики эту «правдоподобную» версию поддержали безоговорочно и тут же направили в ЦК письмо с просьбой начать в монастыре реставрационные работы, а также поддержали предложение Барановского об открытии в нём Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва, что и было сделано в 1949 году. О том, что это мистификация чистой воды, деятели культуры, конечно, догадывались, но никто не выдал Петра Дмитриевича, потому что эта его большая авантюра спасла Спасо-Андроников монастырь от сноса, который уже был в ближайших планах Совнаркома. Неверующий Пётр Барановский жизнь положил на спасение объектов культурного наследия, в том числе церквей и монастырей. Три года он даже провёл в лагере за слишком активное сопротивление разрушению Казанского собора в центре Москвы и дворца Голицына в Охотном ряду, на месте которого теперь стоит здание Госдумы (бывший Госплан).

Прошло время, и ныне «верующий» директор музея Андрея Рублёва построил на его территории, где, безусловно, был и погост, частный ресторан «Хлебный дом в Андрониках», который (по чистой случайности) принадлежал его сыну. Более того, прекрасно зная о мистификации Барановского, он обустроил фальшивую могилу с таким же фальшивым надгробьем, и экскурсоводы стали уверять посетителей, что это настоящее место захоронения знаменитого художника. Само собой, туристам не говорили, что Рублёв был всего лишь иноком, а им надгробья не положены. Кроме того, по преданию, Андрей Рублёв умер от чумы, и таких людей в стенах монастыря не хоронили. Сейчас абсолютно точно известно, что великий художник в Спасо-Андрониковом монастыре похоронен не был. Ну и для чего же директор так вульгарно осквернил эту святую ложь Барановского? Конечно, для создания большей привлекательности музея для туристов. А если проще, то для превращения его в «культурный аттрактор». Это же теперь так модно, и подобные веяния дошли наконец и до нашей глубинки, и им так неукоснительно и рьяно следует новая администрация «Спасского-Лутовинова». Я даже думаю, что недалёк тот день, когда новый учёный секретарь заповедника начнёт серьёзную научную работу по переводу изрядно устаревшей и, что говорить, надоевшей прозы Ивана Сергеевича Тургенева на современный и всем понятный аттракторный язык. Может быть, вот так будет написана знаменитая фраза из известного стихотворения в прозе про великий, могучий, правдивый и свободный русский язык: «Вау грэйтный, майтный, трусфулный и фриный  рашеный лэнгвизык!». А что? Очень даже миленько! Нобелевская премия обеспечена.

Вообще с языком в нашем родном среднерусском городе делается что-то странное. Ну, например, ни один лингвист не скажет вам, на каком языке написана фраза «Мой бизнес – это возможности», а тем не менее уже достаточно длительное время она «украшает» центральную площадь.  Лучше бы по подаренной нашим премьером технологии «отлили б в граните» фразу, принадлежащую товарищу Лежнёву: «Плитка для людей, асфальт для машин». Наш бессменный советник нет-нет да, и проговорится. Так он поведал, что Орлу сто миллионов выделили на плитку (это же надо!), и он искренне считает, что мы с благодарностью должны её освоить полностью, то есть уложить даже там, где она насмерть не нужна. Между тем, любой самый невостребованный архитектор или дизайнер скажет, что материалы закупаются по проектной смете, то есть сначала проект, а потом заложенные в него материалы. Иными словами, все знают, что неудобно ставить телегу впереди лошади, но, похоже, только не у нас. Правда, эта эпопея с навязыванием по всей стране плитки и сухих фонтанов наводит на мысль о существовании двух заводов, возможно принадлежащих родственникам каких-то высокопоставленных чиновников, которых страна почему-то должна обеспечить достаточным количеством заказов для их безбедной жизни. Вот вам и причина, по которой все носятся с благоустройством, примерно так же, как в своё время Хрущёв носился с кукурузой, хотя его несколько оправдывает наивная искренность при полном бескорыстии намерений. Эта моя мысль косвенно подтверждается полным отсутствием хоть каких-нибудь необычных, творческих идей в проектировании объектов благоустройства с применением разных материалов. Всё делается по уже много раз опробованному примитивному стандарту, что приводит к абсолютному обезличиванию городов. Ну, вот, к примеру, последняя «реконструкция» городского парка. Я уже устала повторять, что объект культурного наследия можно только сохранять, реставрировать или ремонтировать, не нарушая его внешнего облика. Тот, кто занимался проектированием, понятия не имел, чем эстетика парка отличается от эстетики бульвара. Итак, парк – это предназначенная для отдыха и прогулок территория с естественной или специально посаженной растительностью, с продуманным ландшафтным дизайном, подчиняющимся рельефу местности (в нашей полосе всегда преобладали пейзажные парки, так называемые английские). Бульвар –  это широкая аллея в городе, предназначенная для кратковременного отдыха. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что вместо парка город получил очередной бульвар, представляющий из себя дежурный плиточный полигон с мелкими вкраплениями дорогущих рулонных газонов и свалку слишком большого количества дешевых, стандартных, интернетных скамеек и урн. Боюсь, что, если мы и дальше будем заниматься подменой функций, то скоро начнём заставлять людей лечить зубы у проктолога. И ведь заставим! Слышу, слышу: «опять она недовольна!» Смею заметить, что я уже давно приучила себя судить о людях только по их делам и поступкам, не имея привычки клеить ярлыки. Например, меня тошнит от спектакля Кирилла Серебренникова «Машина Мюллера», но я в восторге от его фильма «Лето» и блестящей (на мой взгляд) актёрской работы Ромы Зверя. Я не умею довольствоваться малым и радоваться уничтожению милого, уютного горсада, который достаточно было только слегка подкорректировать. Рискну предположить, что уже начавшийся в разных городах обратный процесс по замене плитки на асфальт года через два докатится и до Орла. Город опять перевернут вверх дном, плитку выбросят на помойку, но производителю это уже будет пофиг – деньги-то уже получены, и пока мы и наши дети вдыхали плиточную пыль, он дышал свежим воздухом где-нибудь в Греции, на Кипре или в Калифорнии.

Не могу обойти стороной своё недавнее участие в экспертном совете. Мне было приятно пообщаться с людьми, которых давно не видела, послушать наших замечательных экскурсоводов, но и только. На камеру я сгоряча сказала, что зря потратила время. Сейчас мне кажется, что было полезным увидеть всё изнутри. Раньше были иллюзии, теперь их нет. Город безвозвратно убит точечной застройкой и жуткой архитектурой. Он заметно облысел и совершенно не моется. Одна единственно красивая Привокзальная площадь унижена нагромождением военной техники, и понимание того, что ни у кого не хватит мужества её убрать, способно вогнать в жуткую депрессию. Торговые Ряды, которые действительно напоминают улицу Росси, разваливаются. И когда понимаешь, что огромные деньги тратятся на всякую чепуху, становится как минимум тоскливо. Что касается самого мероприятия, то я отношу его к разряду галочных, имитирующих бурную деятельность. За трёхчасовую поездку дать хоть какие-нибудь рекомендации невозможно. И потому кажется, что собирали нас не для того, чтобы узнать наше мнение, а для того, чтобы отчитаться перед кем-то, что это мнение спрашивали. Мне кажется, было бы умнее объявить анонимный конкурс идей преобразования города, с участием в нём всех, кто захочет, и на любом носителе. Не нужно представлять сладкие, гладкие три-дэшные картинки, их теперь любой может сделать. Именно ИДЕИ. И, конечно, учредить как минимум три премии.

Я не согласна с мнением некоторых людей о том, что я только критикую. Не так давно мне довелось выйти с инициативой приспособления трёх домов деревянного зодчества XIX века под выставочный зал-трансформер.  Предусматривалось максимальное сохранение всех фасадов, которые подлежат охране, и сохранение деревьев внутри него по уже существующей технологии. Как вы думаете, что для туристов было бы интереснее – осматривать типовой фонтан или выставочный зал с живыми деревьями внутри? А ещё два года тому назад я предлагала концепцию создания развлекательного литературного парка. В моей голове он уже давно сложился в мельчайших деталях. Орёл – единственное в МИРЕ место, где творило такое количество талантливых литераторов. Вдумайтесь, ЕДИНСТВЕННОЕ, уникальное! А теперь представьте себе, на минуточку, что это сказочное литературное богатство находится не на нашей территории, а, скажем, где-нибудь в Штатах. Можно себе представить, какой литературный город был бы там создан и какие бы бешеные деньги шли в их бюджет. Осуществление этого грандиозного проекта, представляющего из себя почти градообразующую индустрию, у нас могло бы, кроме множества выгод, дать возможность содержать орловские музеи и в том числе Спасское-Лутовиново, не заставляя их превращаться в публичный дом для зарабатывания денег. Ведь стремиться надо к тому, чтобы музеи были бесплатными для посещения, ну, хотя бы как в Лондоне. И чем мы хуже Зальцбурга? Ведь в состав парка вполне можно включить летнюю сцену на холме для проведения фестивалей классической музыки. Конечно, и старинный синематограф, и фотоателье по старинной технологии, и гостиницы, и рестораны, и всевозможные развлечения, но на высоком уровне. Поверьте, людей одинаково легко приучить как к искусству, поднимающему их над бытом, так и к бегу на четвереньках, если без конца совать их головой в хайтековский унитаз.

Уважаемые чиновники, я уверена, что вы уже в курсе, что прилёт с неба заводов и пароходов нам не светит, на удачи в сельском хозяйстве тоже нет надежды (слишком погода капризная), реальная экономика в пролёте, финансовый сектор её душит, вместо деньги-товар-деньги приходят деньги-деньги, так что инвестиции тоже обходят нас стороной. Зарабатывать скоро будет нечем. Хватит пребывать в иллюзиях, врать про успехи и ждать с моря погоды. Вы не представляете себе, как я хочу, чтобы вы, наконец, отказались от своего карманного, мелкопоместного, псевдоэкономического мышления и включили ГОСУДАРСТВЕННОЕ, к чему вас упорно призывает Президент. Я понимаю, что вам очень удобно и уютно стоять на паперти с протянутой рукой, но, может быть всё-таки пора наклониться и поднять золотую монету, что так давно валяется у вас под ногами?

С глубоким уважением
ко всем представителям власти,
Людмила Парицкая, гражданка России

 

Опубликовано 04 Дек 2019 в 15:19. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 968

Комментарии закрыты.

Новости

С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА



О дороге в "рай" и ее бенефициаре.



Критический взгляд депутата Рыбакова на инвест послание Клычкова. Основные тезисы



Часть 2. Инвестиционное послание Клычкова без прикрас. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Часть 1. Инвестиционное послание Клычкова. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Депутат Рыбаков: транспортная проблема микрорайона Лужки



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"