Георгий и его Слава (Полный кавалер ордена Славы Георгий Селезнёв)

Памятник на мемориале павшим советским солдатам в д.Кмецин (Польша)137-ю стрелковую дивизию, до лета 1944 года не участвовавшую в сражениях за крупные города, её ветераны в шутку называли «Околоорловская», «Мимогомельская», но чаще – «Болотная», поскольку её боевой путь пролегал в основном по бездорожью и болотам. В этой дивизии и воевал тот, о ком я хочу рассказать, – Георгий Никитович Селезнёв.

Начало боевого пути

У нашего земляка – удивительная военная биография. Призванный на фронт в марте 1942 года (ему не исполнилось тогда ещё и 18 лет), он оказался сразу же в составе 137-й стрелковой дивизии, которая вела боевые действия на территории его родного Покровского района. В составе 409-го стрелкового полка этой дивизии вначале – рядовой, а потом – сержант Селезнёв прошёл с боями от Орловщины до Восточной Пруссии. Несколько раз раненный, он всегда возвращался в родную часть и продолжал с нею двигаться по направлению к фашистскому логову.

Трижды за короткое время – с августа 1944 по апрель 1945 года – за мужество и героизм Селезнёва награждали орденом Славы – всех трёх степеней. А все свои подвиги совершил Георгий на земле, которая в настоящее время входит в состав Польши и в которую сам он лёг навечно ранней весной 1945-го.

Родился полный кавалер ордена Славы 23 мая 1924 года в селе Ворово (тогда – Малоархангельского уезда, а сейчас – Покровского района Орловской области. – А.П.) в многодетной крестьянской семье Никиты Андреевича и Агафьи Дмитриевны Селезнёвых. Когда началась Великая Отечественная война, Георгию Селезнёву только-только исполнилось 17 лет. В ноябре 1941 года гитлеровцы оккупировали село Ворово, но в отличие от большинства населённых пунктов Покровского и Дросковского районов период фашистской оккупации здесь длился недолго: уже через месяц в ходе наступления войск Юго-Западного фронта оно было освобождено вместе с двумя десятками деревень восточной части нашего края.

А весной 1942 года возмужавших душой и телом молодых ребят призвали в Красную армию. В той части села Ворово, где жил Георгий Селезнёв, таких оказалось около десятка.

Учёба покровчан военному делу была недолгой, поскольку 137-й стрелковой дивизии требовалось большое пополнение. 409-й стрелковый полк, к примеру, в который и был зачислен новобранец Селезнёв, насчитывал после неудачной Болховской наступательной операции лишь 57 штыков (и это полк! – А.П.).

Зимой 1943 года 137-я стрелковая, войдя в состав 48-й армии, приняла участие в зимнем наступлении на Орёл, тоже не до конца удачном, но в ходе которого были освобождены многие населённые пункты Орловской области.

Довелось рядовому Селезнёву увидеть радость своих земляков 15 февраля 1943 года, когда село Покровское, райцентр, находившийся от его родного села Ворово в каких-нибудь 20 километрах, куда он шёл целый год, был избавлен, наконец-то, от гитлеровской оккупации бойцами 137-й дивизии.

За освобождение города Бобруйска 29 июня 1944 года 137-я стрелковая дивизия была удостоена почётного наименования «Бобруйская» и получила, таким образом, свою порцию воинской славы, а рядовой Селезнёв, прошагавший с дивизией уже не одну тысячу километров в течение двух лет и двух месяцев, мог с гордостью сказать, что в этом имени воинской части есть и его немалая заслуга.

«Сумел удержать плацдарм…»

Ну а затем наступило время и для самого Георгия Селезнёва. Вообще-то, казалось странным, что за два с лишним года участия в войне он не был награждён хотя бы одним орденом, – только медалями.

Слава к Селезнёву (во всех смыслах слова. – А.П.) пришла в Польше. Правда, если следовать до конца исторической правде, тогда часть её нынешней территории находилась ещё в составе Восточной Пруссии (одной из германских земель. – А.П.).

12 августа 1944 года группа разведчиков 409-го стрелкового полка, в числе которых находился и рядовой Селезнёв, получила задание выявить огневые точки противника у населённого пункта Вымены Русь (в 23 километрах восточнее современного польского города Чижев. – А.П.), когда только-только наши войска пересекали границу. Выполнив задание, группа возвращалась обратно, но была обнаружена противником. В ожесточённой схватке разведчики уничтожили восемь гитлеровцев, а одного взяли в плен. Георгий, прикрывая группу, внёс наибольший вклад в её успех, и 27 августа 1944 года он был удостоен ордена Славы III степени.

К началу 1945 года Селезнёв уже был сержантом, командиром отделения, которое всегда успешно выполняло самые сложные задания командования.

25 января, в бою у населённого пункта Геттендорф (18 километров севернее современного польского города Моронг. – А.П.) Селезнёв первым достиг траншеи противника, откуда велся пулемётный огонь, мешавший наступлению 409-го стрелкового полка, и гранатами уничтожил пулемёт с расчётом. 10 февраля 1945 года старшего сержанта наградили орденом Славы II степени.

19 февраля, на подступах к восточно-прусскому городу Браунсбергу (ныне город Бранево, Польша. – А.П.) 137-я стрелковая дивизия выдержала несколько мощных контратак фашистов. Командир отделения Селезнёв, организуя оборону, был ранен (это было уже его пятое ранение), но из боя не ушёл, лично уничтожив десять гитлеровцев.

27 февраля 1945 года, едва подлечившись, Георгий Никитович, вместе со своим отделением, форсирует реку Ногат (это один из рукавов Вислы) в 11 километрах юго-западнее города Эльбинга (современный польский город Эльблонг. – А.П.) в тот момент, когда на реке начался ледоход.

В момент переправы, когда в результате ожесточённого обстрела противника был убит командир взвода, Селезнёв принял командование на себя, и его взвод первым преодолел реку, ворвавшись в населённый пункт Хорстербуш. Заняв круговую оборону в каменных домах, бойцы Селезнёва до подхода основных сил сумели отбить несколько гитлеровских атак. В ходе боя многие бойцы взвода героически пали, но старший сержант огнём из пулемёта и гранатами сумел удержать занятую позицию, в результате чего обеспечил всей 137-й стрелковой дивизии плацдарм для дальнейшего наступления (до километра в глубину и до полутора по фронту).

19 апреля 1945 года за этот подвиг Селезнёв был удостоен ордена Славы I степени. Однако сам Георгий о том, что он теперь полный кавалер высшего солдатского ордена, уже не узнал. Помощник командира взвода, старший сержант Селезнёв был убит 9 марта во время боя за местечко Фюрстенау, в трёх километрах от восточно-прусского города Тигенхоф.

Увековеченный в Польше и России

Когда я начал уточнять все сведения, имеющие отношение к нашему земляку, то решил, прежде всего, попытаться использовать то, что ещё несколько лет назад было нам недоступно – данные из Центрального архива Министерства обороны, размещённые ныне на сайте «ОБД-Мемориал.ру».

Однако, к моему глубокому удивлению, я вначале не нашёл имени Георгия Селезнёва в списках погибших бойцов и командиров 137-й стрелковой дивизии. И лишь спустя несколько дней поисков в Интернете и размышлений понял, в чем тут дело.

В «Именном списке № 18 безвозвратных потерь личного состава (рядового и сержантского) 137-й стрелковой Бобруйской дивизии за период с 10 по 20 марта 1945 года» помощник командира взвода, беспартийный, 1924 года рождения, Селезнёв значился как Григорий Никитович, а не Георгий.

Все погибшие 9 и 10 марта 1945 года были захоронены в деревне Фюрстенау, на северо-западной её окраине.

Зная, что место захоронения Георгия Никитовича находится ныне на территории Польши, я очень хотел выяснить, как же теперь называется деревня Фюрстенау, где точно она расположена и цело ли там захоронение советских воинов. Мне помог поляк Войтек Бещински, который на мой вопрос ответил, что город Тигенхоф Восточной Пруссии – это небольшой современный город Новы-Двур-Гданьски (между Гданьском и Эльблонгом), а деревня Фюрстенау находится в трёх километрах от него и называется теперь Кмецин (Поморское воеводство, совсем недалеко от Балтийского моря. – А.П.).

Согласно «Каталогу захоронений советских воинов на территории Польши», в деревне Кмецин (бывшее Фюрстенау) в четырёх братских могилах покоится 532 военнослужащих. Но на плитах оказались выбиты только 318 фамилий, и среди них, к сожалению, очень долго не значился Георгий (Григорий) Селезнёв. Однако полтора года назад власти Поморского воеводства реконструировали Кмецинское мемориальное захоронение и прислали мне письмо с подтверждением этого факта. Теперь имя Георгия Селезнёва увековечено в Польше (смотри фото, читатель. – А.П.).

Фамилия нашего земляка выбита и на другой плите – на мемориале в его родном селе Берёзовке (бывшем Ворово) Покровского района.

Что ж, Георгий Никитович, хорошо, что поляки помянули тебя добрыми словами. И пусть при жизни тебя даже не сфотографировали, но мы, твои земляки, будем помнить тебя всегда!

Александр Полынкин

 

Сделать горы дел
Бельдяжки и Желание Истины
«…Нужные книги он в детстве читал…» Герой Советского Союза Иван Филипповский
Опубликовано 01 Апр 2015 в 14:06. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт. Количество просмотров: 1 285

ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"