3 ноября 2021



Хроники коронавируса: дайте кислорода!

 

№37 (661) от 3 ноября 2021 г.

На минувшей неделе тема здравоохранения стала одной из самых обсуждаемых в обществе и СМИ. Поводом, помимо объявленного на всю страну локдауна, стало сразу несколько событий местного масштаба. Это и затянувшийся запуск кислородной станции в больнице Семашко, и острая нехватка мест в больницах, и зашкаливающая смертность. Причем не только от коронавируса. Орел отметился на федеральном уровне с шокирующими цифрами по онкологии. Орловский депздрав обрел нового руководителя. Кстати, опять же на днях дело в отношении предыдущего главы депздрава было передано в суд. Представители профсоюза медработников «Действие» провели очередной стрим в соцсетях, где буквально по полочкам разложили проблемы орловской медицины.

 

Кадровый дефицит на фоне пандемии

Одна из самых больных тем – это дикий кадровый дефицит в больницах и поликлиниках. Ведь койки (даже если они есть и даже если к ним подведен кислород) никого не лечат. Лечат специалисты. А их катастрофически не хватает. И пандемия подняла эту проблему в полный рост.

Как отметила профсоюзный активист Елена Шураева, медики настолько запуганы «репрессивным» аппаратом, что зачастую боятся открыто говорить о проблемах и напрямую обращаться за помощью к профсоюзу.

Так, в областной больнице МОПРа существует «красная» зона. И там лежат пациенты с подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция». Примерно на 50 пациентов отделения в «красной» зоны приходится всего один доктор в смену. Аналогичная картина и в реанимации, где на 20 пациентов остался также всего один врач-реаниматолог и одна сестра реанимации. Периодически им в помощь выделяют вторую сестру. Но это происходит не всегда. Вечером в отделении лечащего врача не остается, и все 70 человек зависят только от одного врача-реаниматолога. При этом Елена Шураева напомнила, что по нормативам должен дежурить один врач-реаниматолог на 12 реанимационных пациентов. При условии, что в отделении нет больных на ИВЛ. Напомним, этот аппарат подключают только в самых тяжелых случаях, когда сам человек дышать уже не может, поэтому пациенты на ИВЛ обычно вводятся в медицинскую кому.  Так вот, если в отделении есть пациенты на ИВЛ, то врач-реаниматолог должен быть один на шесть пациентов.

После того, как это сообщение растиражировали СМИ, последовал официальный ответ депздрава, в котором по сути говорилось совершенно о другом. Общественники говорили о том, сколько врачей дежурит в одну смену, а депздрав отвечал о том, сколько врачей числится в штате. Это две совершенно разные вещи. И в идеале надо было предоставить широкой общественности штатное расписание «красной» зоны, из которого сразу бы стало ясно, в каком режиме работает медперсонал в этом отделении.

Кстати, врачи тоже не сидят сложа руки и пытаются защищать свои права. Вот только их обращения к вышестоящему руководству ни к какому результату не приводят. Ответ стандартный: не нравится – уходите! Не лучше обстоят дела и в основном ковидном госпитале региона – больнице имени Семашко. При условии работы на одну ставку там в реанимации должно быть девять врачей. И это без учета больных на ИВЛ, так как тогда число врачей в штате должно быть еще больше. При этом по факту в реанимационном отделении всего четыре врача. Размер перегрузки посчитать довольно просто. Вот только если условный токарь на заводе при переутомлении может запороть какую-то деталь, то ее просто выкинут в «брак». А цена ошибки уставшего и невыспавшегося врача – чьи-то жизни. И не только жизни самих больных, но и всех их родных и близких.

И при всем диком дефиците медиков многим приехавшим из других регионов врачам дают «от ворот поворот», о чем мы уже писали в предыдущих статьях.

 

Соседи нашли выход

Представитель профсоюза «Действие» Дмитрий Серегин обратил внимание, что в соседних областях, в частности, в Липецкой, ввели региональные доплаты для медиков, которые хотят переехать из других регионов. То есть области бьются за каждого врача, включают в работу все имеющиеся ресурсы. По словам Дмитрия Серегина, если врач приезжает работать в Липецк из другого региона, то он получает выплату от губернатора в размере миллиона рублей. Если же врач приезжает работать в сельскую местность, то он получает от 2 до 2,5 миллиона. При этом в Орловской области врачи, решившие приехать на работу в сельскую местность, получают миллион (если смогут выиграть суд у депздрава) либо – дырку от бублика, если решат работать в областном центре. Что называется, почувствуйте разницу.

И Липецк, на минуточку, это не Москва, где зарплаты и размер поддержки такие, что в столицу едут медики со всех регионов. Это один из обычных российских регионов, где тоже полно проблем. Но власти делают реальные шаги, чтобы решить кадровую проблему в здравоохранении.

Еще один вариант решения проблемы дефицита медицинских кадров – привлечение к работе врачей, которые ушли на пенсию. Опять же в той же Липецкой области власти уже приняли решение о ЕЖЕМЕСЯЧНОЙ доплате в 30 000 тем медикам, которые вернутся с пенсии и будут помогать спасать человеческие жизни в «красной» зоне. В Орловской же области – опять тишина.

Кстати, об отъезде в другие регионы. Опять соседи и опять удачный опыт, о котором рассказал Дмитрий Серегин в ходе прямого эфира. В Тульской области установили дополнительную доплату за счет местного бюджета всего в 10 000. И это сразу помогло вернуть многих специалистов, которые уехали в другие регионы. Ведь на малой родине у них остались семьи, родные и близкие. Поэтому не надо изобретать велосипед – достаточно взять уже работающие и доказавшие эффективность инструменты и применить их в Орловской области, уверены общественники.

 

Кислород есть. Но не для всех

Также общественники затронули проблему острой нехватки кислорода, необходимого для больных. По словам Елены Шураевой, в больнице Семашко, где лежит более 800 пациентов, всего 400 точек доступа к кислороду. При этом именно терапия кислородом является одной из важнейших составляющих лечения. Те, кто может обходиться без кислорода, прекрасно лечатся дома. В больницу кладут только самых больных в тяжелом и средней тяжести состоянии. И им нужен кислород. Если верить озвученным на октябрьской сессии облсовета цифрам, доступ к точкам кислорода имеют лишь половина пациентов. Сделать разветвление довольно проблематично, так как для этого надо перекрывать магистраль. То есть оставлять без кислорода тех, кто уже подключен к устройствам. Поэтому общественники в прямом эфире обратились ко всем руководителям крупных предприятий с просьбой купить кислородные концентраторы.

Это аппараты, которые извлекают кислород из воздуха, очищают его и подготавливают к тому, чтобы человек мог дышать. При этом точки доступа зависят от общего давления в сети, от числа людей, которые подключены и т.д. А концентраторы зависят только от тех установок, которые выставил врач. При этом концентратор можно ставить в тех больницах, где вообще нет разводки кислорода. Есть у концентраторов и свои недостатки. Купить такой аппарат домой вряд ли получится – цены начинаются от 2-3 месячных зарплат. При этом поток воздуха заметно слабее, чем в тех устройствах, которые подключены к больничной сети, — как правило, порядка пяти литров в минуту, в то время как больничный кислород можно открыть до 10 литров в минуту. То есть концентраторы не подойдут тяжелым больным. А вот больные средней тяжести вполне могли бы дышать через такие устройства.

Власти заявили, что в ближайшее время в больницу купят 50 концентраторов. Но поскольку закупка идет по 44-ФЗ, это займет довольно много времени. А кислород нужен уже сегодня. Каждый концентратор – это спасенные жизни и здоровье людей. Цены устройств колеблются от 45 до 75 тысяч за каждый концентратор в зависимости от объема производимого кислорода. При этом стоит помнить, что на складах запасы этих приборов тоже не бесконечны. Чтобы выкупить то, что сейчас есть в наличии, необходимо собрать 1,6 миллиона рублей, отметили общественники.

 

Отпуск – наше всё!

Потрясающую историю рассказали наши коллеги из издания «Орловские новости». В то время как пациенты ковидных отделений в прямом смысле задыхаются без кислорода, а врачи уже второй год работают без отпусков, высокопоставленный чиновник областной администрации, ответственный как раз за обеспечение больниц кислородом, отправился в отпуск. В Турцию.

Речь идет о начальнике департамента промышленности и торговли Макисме Петрове, который занял свою должность по прямой протекции губернатора Клычкова. В ответ на вопросы журналистов о своевременности отпуска, чиновник удивился, с чего вдруг пресса заинтересовалась его личной жизнью.

«Говоря о своей личной жизни, г-н Петров, кажется, позабыл, что закончилась она у него ровно в тот момент, когда из бизнеса он решил перейти на работу во власть. А отпуск в то время, когда регион борется со страшным вирусом, страна объявляет локдаун, в Орловской области не хватает коек и кислорода — выглядит если не халатностью, то как минимум довольно странным решением и заставляет задуматься о соответствии чиновника своему месту. В конце концов, такие и подобные действия как раз и обесценивают еженедельные увещевания начальника Петрова — губернатора Клычкова. Простой мужик подумает, о чем он вообще говорит в своих эфирах? Зачем я должен сидеть дома, когда сами же чиновники, представители власти — ведут себя прямо противоположным образом. А полечу-ка я в Турцию и будь что будет!» — пишет издание. https://newsorel.ru/fn_766606.html

 

Лидеры по онкологии

Наша область уже в который раз за последние годы попала в топ-10 регионов по смертности от онкологии. Самый высокий уровень заболеваемости онкологией в прошлом году выявлен в десяти регионах: Севастополе, Сахалинской, Самарской, Орловской, Архангельской, Ярославской, Кировской, Брянской, Нижегородской, Курганской областях, — сообщает «Российская газета».

Вице-премьер Татьяна Голикова отметила, что в России ежегодно регистрируется около 600 тысяч случаев онкозаболеваний. В 2020 году впервые выявлено около 556 тысяч случаев, в том числе 256 тысяч случаев — у мужчин и почти 300 тысяч — у женщин. Также в прошлом году диагноз рак поставлен 3 751 ребенку, под медицинским наблюдением находились 29 тысяч детей до 17 лет. Всего по итогам 2020 года под наблюдением состояло 4 млн онкобольных, или 2,7% населения страны, — пишет издание.

 

Министр не доехал

На удивление тихо прошел визит в наш регион замминистра здравоохранения. Правда, ранее прошла информация, что приедет сам министр, но звезды на небе сошлись иначе. Министр не доехал. Во всяком случае пока. А визит чиновника рангом пониже особого энтузиазма не вызвал. По крайней мере ни в инстаграмчике губернатора, ни у его советника по СМИ не обнаружилось селфи с высоким гостем. А официальный пресс-релиз по итогам визита представляет образец чиновничьих отчетов. Вообще ни о чем. Нет ни одного конкретного адреса: какие лечебные учреждения посетил гость, с кем он там пообщался, какие проблемы увидел (либо наоборот проигнорировал) московский товарищ. Релиз не дает ответа ни на один вопрос. Только общая информация, которая уместилась в пять предложений…

От редакции:

Как стало известно «ОС», в областной администрации все же готовятся, причем весьма напряженно, к визиту в Орел министра здравоохранения Михаила Мурашко. Надеемся, визит министра (если он все же приедет), заставит орловских чиновников от медицины – и не только – выйти из «зеленой» зоны своих кабинетов и зайти в «красную», где вот уже несколько лет находятся жители региона, страдающие от катастрофического положения дел в орловской медицине.

Комментирует депутат Орловского облсовета, заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия — За правду» Алина Воропаева:

— На заседании Орловского областного Совета 29 октября одним из основных вопросом было обсуждение проекта бюджета Орловской области на 2022 год. Наша фракция призвала особое внимание уделить вопросам здравоохранения. Сейчас особенно важно сохранить в области медицинские кадры, чтобы специалисты не покидали регион. Мы предлагаем увеличить заработную плату медиков, установив региональные доплаты для врачей в размере 15 тысяч рублей и 10 тысяч — для среднего и младшего персонала учреждений здравоохранения, а также скорректировать выплаты по программам «Земский врач» и «Земский фельдшер», поскольку условия данных программ в Орловской области, к сожалению, совершенно не могут конкурировать с аналогичными проектами в соседних регионах. Для сравнения, в Тульской области выплаты по программе «Земский доктор» составляют 1,5 миллиона рублей, в Орловской области — 1 миллион рублей. Разница достаточно существенная, хотя Тула находится от нас буквально в двух часах езды…

 

Опубликовано 03 Ноя 2021 в 13:39. В рубриках: Проблема. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 595

Комментарии закрыты.

Новости

ПОДПИШИСЬ ЗА ОТСТАВКУ МУЗАЛЕВСКОГО!



19 СЕНТЯБРЯ ГОЛОСУЕМ ПО СОВЕСТИ!



Уголовная ответственность за фальсификацию выборов.



Сегодня депутаты Справедливой команды посетили строительный объект Красный мост. Работы не ведутся, строительная техника исчезла в неизвестном направлении… Депутаты Справедливой команды держат ситуацию на контроле.



ЧТО НАШЛА СПРАВЕДЛИВАЯ КОМАНДА?



СРОКИ РЕКОНСТРУКЦИИ КРАСНОГО МОСТА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДУТ УВЕЛИЧЕНЫ.



Вечерний гость - Виталий Рыбаков.



Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"