21 октября 2020



Хроники коронавируса: коек нет, но вы ложитесь!


№37 (616) от 21 октября 2020 г.

«Медицинские» новости прошлой недели оказались нерадостными. Оказалось, что в разгар второй волны коронавируса в регионе возникла проблема с числом коек для ковидных больных: в середине недели стало известно, что свободных мест в орловских больницах практически не осталось. Не улучшается ситуация и с медицинскими кадрами, особенно это актуально для экстренных служб: профсоюзные активисты показали, как выглядит опустевшая подстанция «скорой помощи» в Северном районе. А поскольку рост заболеваемости наблюдается во всех регионах, надеяться на помощь медиков из соседних областей Орловщине не стоит. Обходиться придется тем, что есть. Ну, а настоящей информационной «бомбой» последних дней стало расследование наших коллег из «Орловских новостей», касающееся махинаций с лекарствами для онкобольных: Орловская область опять «засветилась» в скандале федерального уровня.

 

Где будут лечить сложных пациентов?

Ситуация с местами для ковидных больных в орловских больницах начала резко ухудшаться в районе 10 октября, рассказал в интервью изданию «Инсайдер» https://theins.ru/obshestvo/235906 руководитель регионального подразделения профсоюза медработников «Действие» Дмитрий Серегин. Он отметил, что время ожидания гражданами «скорой помощи» доходило до 10 часов. В подтверждение своих слов Дмитрий выложил на своей страничке в сети ВК фото документа, где отмечены временные отрезки. При этом, по словам фельдшера бригады «скорой помощи», в их смену 12 октября среднее время ожидания было пять-шесть часов.

Снимки огромных очередей машин «скорых» на подъезде к приемному покою также появились в соцсетях. «Больницы переполнены, пациентов не берут, некоторые просто закрыли шлагбаумы, чтобы мы на скорой даже не могли въехать на территорию больницы. И людей приходится оставлять дома. А что нам делать?! Мы же отвечаем за больного! Мы звоним диспетчеру, а он говорит, что мест нет. Если ситуация такая, что дома человека оставлять нельзя, мы все равно везем его, ругаемся со стационаром, упрашиваем, чтобы все-таки взяли, хотя они и говорят, что мест нет. Люди остаются дома, боятся смерти, они начинают дома задыхаться. Мы делаем укол, кислород даем, который есть в автомобиле «скорой помощи». А больше ничем помочь не можем», — цитирует издание «Инсайдер» слова Дмитрия Серегина.

При этом, по данным официальных источников, уже 13 октября в Орловской области было занято 94% койко-мест из более 1000 имеющихся. Власти попытались успокоить жителей, что в ближайшее время будут созданы дополнительные койки. В частности, пообещали задействовать возможности центральных районных больниц. В Покровской и Кромской райбольницах планировали развернуть по 40 коек, еще 70 коек подготовят в Плещеевской ЦРБ, обещал глава орловского депздрава Иван Залогин еще в середине минувшей недели. В качестве дополнительного успокоения орловцам рассказали, что в больницах области оборудованы 444 койки с кислородом, что втрое превышает норматив, установленный для региона Минздравом. Чего стоят подобные обещания, опять же раскрыл неугомонный фельдшер Серегин. Так, по его словам, в больнице имени Семашко открыли новый корпус – и он заполнился всего за два дня! Когда погода ухудшится (а это значит, что придет обычный грипп и сезонные вирусы), больных станет еще больше.

Кадры – всё…

Кроме того, Дмитрий Серегин уже в который раз обратил внимание на такую «деталь», как дефицит медперсонала. По его данным, та же больница имени Семашко, которая занимается лечением больных с коронавирусной инфекцией, укомплектована всего на 40%. Кадровый голод был и до коронавируса, а в условиях пандемии нехватка врачей может стать критичным. Все последние годы система здравоохранения региона планомерно разрушалась оптимизацией, сокращением коек, закрытием «неприбыльных» больниц.

Здесь следует упомянуть, что в ходе предпоследнего брифинга глава орловского депздрава Иван Залогин все же попытался ответить на вопрос, кто будет лечить орловцев. По его словам, новые койки разворачиваются на базе действующих медучреждений, чтобы можно было перепрофилировать не только сами места, но и врачей, которые уже работают в том или ином медучреждении. Второй источник для покрытия дефицита кадров глава депздрава видит в студентах-медиках. При необходимости их можно будет привлечь для помощи второй волне заболевших, как это уже делалось весной.

«Скорая» приедет ко всем?

Дмитрий Серегин привлек внимание и к проблеме заболевания самих медработников, ведь их новая инфекция тоже не обошла стороной, что также не может не отразиться на качестве медицинской помощи больным. Ярчайшим примером стала ситуация, которая сложилась на Северной подстанции скорой помощи Орла. Там произошло массовое заражение сотрудников – из семи бригад в строю осталось всего три-четыре.

«У семи человек уже положительные тесты на коронавирус. Несколько человек попали в стационар с более тяжелыми формами. На брифинге глава Департамента здравоохранения Иван Залогин сказал, что они не считают это вспышкой коронавирусной инфекции, так как все переболели в разное время. Но это неправда — одномоментно заразились около десяти сотрудников. Мне коллеги пишут, что у нас все больше людей с симптомами ОРВИ.

В принципе, существует разделение на ковидные и нековидные бригады. Но, на мой взгляд, все бригады надо было сделать ковидными, чтобы любая из них была полностью обеспечена СИЗ и могла в любой момент выехать «на температуру», затем утилизировать костюм и поехать дальше «на давление». А у нас получается, что пневмоний стало больше, и ковидные бригады не справляются.

При этом тесты делают преимущественно ковидным бригадам, а остальных врачей никто регулярно не проверяет. Хотя, согласно постановлению №9 главного санитарного врача России Анны Поповой, медицинские работники, которые имеют риск заражения, должны проверяться каждую неделю. А у нас такой механизм, что человек, у которого симптомы ОРВИ, не может сдать тест, если он не был в контакте с подтвержденным больным. То есть он просто лечится дома.

К новой волне наши власти подготовились крайне халатно и некомпетентно. Точнее сказать, вообще не подготовились. Не были заранее зарезервированы койко-места, не договорились с МЧС и военными о развертывании госпиталей на такой случай. Карантинных мер, как весной, не объявляют. Видимо, будут спасать экономику, а не людей. При этом, наша система здравоохранения работает на пределе. Когда этот предел будет исчерпан, у нас будет ситуация, как в Италии весной этого года», — делится Дмитрий Серегин мрачными прогнозами в интервью изданию «Инсайдер».

Кстати, на брифинге Иван Залогин ответил на вопрос об очередях из машин «скорой помощи» в приемные покои. По его мнению, привезенных пациентов очень тщательно осматривают преждечем госпитализировать. С каждым ведется индивидуальная работа, и именно такой доскональный подход, по мнению Залогина, и приводит к образованию «заторов». По мнению чиновника, задача врачей, дежурящих в приемном отделении —  чтобы на ковидных койках в больницах оказались лишь пациенты, действительно остро нуждающиеся в госпитализации. Больные с легким и средним течением болезни проходят лечение дома.

Неразбериха с выплатами

Еще одну серьезную проблему затронули активисты профсоюза «Действие» Дмитрий Серегин и Елена Шураева во время брифинга в первой декаде октября. Они уже в который раз вернулись к проблеме начисления медикам «коронавирусных» выплат. В частности, по словам выступавших, проблем с доплатой не испытывают сотрудники перепрофилированных для работы с больными коронавирусом медицинских стационаров, а также спецбригад скорой помощи. Однако медики и немедицинские работники так называемых «чистых» и неспециализированных медицинских учреждений также подвержены риску заражения коронавирусом. Более того, существует и проблема назначения страховых выплат медработникам, заразившимся коронавирусом от своих коллег. Ведь все медработники работают в достаточно тесных коллективах и постоянно общаются друг с другом. Однако заразившиеся таким образом медработники не могут рассчитывать на страховые выплаты. Также без выплат остаются и медицинские работники, которые не могут указать конкретного пациента с лабораторно подтвержденным коронавирусом, с которым работали и от которого вероятнее всего заразились. Как отметил Дмитрий Серегин, если медицинский работник заразился от своего коллеги и временно утратил трудоспособность, то ему должна начисляться страховая выплата.

Елена Шураева напомнила, что врачи, работавшие с зараженными пациентами в областной клинической больнице, не получили стимулирующие выплаты за лечение пациентов с диагностированным у них COVID-19. Считалось, что они работают в «чистых» зонах, хотя на самом деле в таких отделениях тоже были пациенты с COVID-19. Коронавирус выявлялся у пациентов в течение пять и даже семи дней, однако все это время медработники контактировали с зараженными COVID-19, но при этом остались без стимулирующих выплат.

«Это послужило причиной массового обращения медиков в профсоюз «Действие». И с нашей помощью некоторые доктора самостоятельно обращались в прокуратуру. Только после этого пошли первые выплаты», – рассказала Елена Шураева. При этом в целом проблема выплат врачам, работавшим с ковидными пациентами в так называемых «чистых» зонах, до конца так и не разрешилась. Елена показала обширный ответ депздрава, в котором опять нет конкретики — что и как должно рассчитываться. В качестве примера привели случай врача, которому до сих пор не произвели выплаты за работу с пациентом еще за июнь!

Беспристрастные цифры

Кстати, вторая волна мощно прошлась по служащим различных организаций. Как отметил руководитель регионального управления Роспотребнадзора Александр Румянцев, увеличилось число случаев заболевания коронавирусом среди работающих граждан (более 62% от общего числа заболевших). В течение двух последних недель отмечается рост заболевших из числа рабочих — на 7%, служащих — в 4,7 раза, медработников — в 2,9 раза, пенсионеров — в 2,9 раза по сравнению с прошлым месяцем. Естественно, что, если заболевание «ударило» по работающим орловцам, то и среди заболевших львиную долю составляют жители от 30 до 64 лет — 64,7%,  заболевших в возрасте 65 лет и старше — 17,3%. Каждый десятый заболевший — ребенок.

Медпомощь без халатов и перчаток

Еще два скандала напрямую оказались не связаны с пандемией коронавируса. И тем не менее, упомянуть про них необходимо, так как они идеально иллюстрируют ситуацию в орловском здравоохранении. В хронологическом порядке первым в поле зрения СМИ попала история из Ливенского района, где в фельдшерско-акушерском пункте медик обслуживала пациентов… вообще без средств индивидуальной защиты! Подробности опубликовали наши коллеги из издания «Уездный город Ливны». http://www.uezdny-gorod.ru/novosti/feldsher-bez-maski-i-perchatok-delala-privivki-ot-grippa.html Как пишут журналисты, нарушение вскрыл сотрудник Роспотребнадзора во время проверки. На момент визита в емкости с дезраствором для обработки перчаток было всего 2 пары резиновых перчаток. А согласно записи в процедурном журнале, инъекции получили три пациента. Медицинских масок в емкости для обеззараживания вообще не было. Равно как не обнаружил проверяющий кожного антисептика. «Согласно записям в технологическом журнале учета отходов класса Б и В, образовано 70 гр. отходов резиновых изделий. Масса 1 пары резиновых перчаток, используемых для проведения манипуляций, составляет 12 гр. Согласно записи в амбулаторном журнале, проведены прививки против гриппа 18 пациентам. Таким образом, масса используемых перчаток должна составлять 216 гр. Кроме того, санитарный врач установил, что уборочный инвентарь ФАПа хранится в прихожей, в недостаточном количестве, не имеет четкой маркировки. Медицинский халат один. Шкаф для спецодежды и хранения личных вещей отсутствует. Не лучше и в самом медпункте. Внутренняя отделка помещений неустойчива к применению моющих и дезинфицирующих средств, имеет дефекты на потолке и стенах прихожей, кабинета приема, процедурного кабинета, откосах дверных проемов. В процедурном кабинете отсутствует раковина с подводкой холодной и горячей воды через смесители. Вода для мытья рук и проведения уборки нагревается в электрическом чайнике», — описали реалии современной орловской медицины журналисты «Уездного города».

Чем же закончилась вся эта история? Чиновники сломя голову кинулись делать ремонт в ФАПе? Вы почти угадали! Против заведующей ФАПом (которая, кстати, работала там же на полставки санитаркой) возбудили дело об административном правонарушении. Ливенский суд оштрафовал заведующую на 25 000 рублей! Какое наказание понесли руководители райздравотдела и департамента здравоохранения, были ли они вообще в курсе материального обеспечения этого ФАПа, была ли инициирована после этого ЧП полноценная проверка по другим орловским или как минимум по ливенским ФАПам, чтобы выяснить укомплектованность необходимыми средствами индивидуальной защиты? Увы, ни на один вопрос ответа нет. Иван Залогин прокомментировал ситуацию, заявив, что контроль текущей деятельности осуществляет администрация той больницы, к которой относится ФАП, и именно в больнице и должны были следить за материальным обеспечением подведомственного учреждения. А между тем, наше издание писало, что ситуация с ФАПами в Орловской области далеко не такая идеальная, как это выглядит по отчетам чиновников. Желающие могут почитать статью «Как проФАПить 30 миллионов?» в №34 (613) от 16 сентября 2020 г. http://orelsreda.ru/kak-profapit-30-millionov/

Филиал ада в Орловской области

Вторая по хронологии некрасивая «медицинская» история вообще выходит за рамки понятий добра и зла. О дичайшей ситуации рассказали наши коллеги из «Орловских новостей». https://newsorel.ru/fn_619315.html

Как пишут журналисты, «в начале года в Москве задержали четырех врачей из онкодиспансера, которые подделывали документы, коробками выносили жизненно важные для пациентов препараты, а затем реализовывали на так называемом «сером» рынке. По этому факту возбуждено уголовное дело о мошенничестве, совершенном организованной группой лиц в особо крупном размере. Ниточка этого громкого дела привела и в Орловскую область. Препараты, поставленные АО «Р-Фарм» по государственным контрактам в орловский онкодиспансер, не были в полном объеме доведены до пациентов. В квартире у одного из задержанных в Москве были обнаружены упаковки, которые, как выяснилось при считывании кодов, были поставлены напрямую от производителя в медучреждение. Речь идет о препаратах «Трастузамб эмтазин 100 мг» (торговое наименование «Кадсила») и «Перьета пертузумаб 420 мг/14 мл» на общую сумму более 5 млн рублей. Оба этих препарата жизненно необходимы для лечения рака молочной железы, в том числе на крайне тяжелых стадиях течения болезни», — пишет издание.

По версии следствия, к хищениям могут быть причастны сотрудники орловского онкологического диспансера, руководство отделения химеотерапии, а также дневного стационара. Вскрыть преступную схему помогли индивидуальные коды, которые начали печатать на некоторых лекарственных препаратах. Дело в том, что раньше лекарства имели только серию. А серия, увы, это лишь производственный цикл. Следовательно, одна серия могла обозначать и 1 000 упаковок, и 3 000 упаковок, и даже 10 000 упаковок. При этом серия нужна была не для контроля движения лекарств — что и куда было поставлено, а в первую очередь для контроля качества. Если вдруг обнаруживалось, что в производстве произошел брак, можно было всю партию изъять и уничтожить. Следовательно, если у кого-то находили три упаковки очень дорогого или очень редкого лекарства, то установить по номеру серии, откуда их украли, было практически невозможно. Теперь же на каждой упаковке появился QR-код. И в идеале можно отследить конечного получателя каждой конкретной упаковки. Что и произошло в данном конкретном случае.

«Как следует из протокола обыска, в столичной квартире были обнаружены препараты: «Кадсила трестузумаб эмтанзин», из них 6 упаковок 100 мг серии В0039/1 08.2018»; «Перьета пертузумаб 420 мг/14 мл, 3 упаковки серии Н0344/ 2.01.2019»; «Перьета пертузумаб 420 мг/14 мл, 15 упаковок серии Н0359/1». Препараты этой серии, как следует из товарной накладной, были поставлены по госконтракту в орловский онкологический диспансер в конце 2019 года. «Это не означает, что всего столько было украдено – столько нашли. А сколько реально было украдено из орловской больницы, можно будет узнать, только задержав тех людей, которые этим занимаются», — считает независимый консультант по фармакологической безопасности Владимир Аникеев. К слову, стоимость одной упаковки препарата «Кадсила» — 186 089 рублей, «Перьета» — 176 942 рубля», — отмечает издание. «Орловские новости».

Ещё интереснее выглядит продолжение этой истории. «Орловские новости» нашли внука одного из пациентов орловского онкодиспансера, который рассказал о проблемах обеспечения лекарствами в учреждении.

«Дедушку обеспечивали до 15 августа дорогостоящими лекарственными препаратами на протяжении последних четырех месяцев. В месяц требовалась одна упаковка Абиратерона, стоимость которой порядка 100 тысяч рублей. В августе мы были на обследовании в федеральном онкоцентре в Санкт-Петербурге, прием этих лекарств нам продлили. 15 августа, когда мы пришли за новой порцией лекарства в орловский онкоцентр, химиотерапевт, у которого мы наблюдаемся, сказал, что  лекарства не закуплены. Мы ждали неделю, две, но лекарство так и не поступило. Мы оборвали все телефоны департамента здравоохранения. Время шло. Проблема не решалась. И мы приняли решение покупать лекарство сами, поскольку неизвестно сколько это еще продлится, и выдадут ли лекарство вообще. С горем пополам выбили рецепт на лекарство, и позже, как выяснилось, рецепт выписали не льготной формы, а просто на покупку лекарства. К этому моменту уже начались ухудшения со здоровьем: вернулись боли, проявились симптомы, которых не наблюдалось при приеме препарата», — рассказал собеседник «ОН».

Семья пациента написала жалобы в Росздравнадзор, Департамент здравоохранения Орловской области и прокуратуру.  «В конце сентября после того, как везде пожаловались, лекарство было выделено для нового курса лечения. Однако и здесь не все так просто. Нам дали код идентификатор для отслеживания тендера на сайте госзакупок. Однако в тендере был заявлен один препарат, а по факту – выдан заменитель этого препарата, стоимость которого в разы дешевле», — рассказал внук пациента орловского онкодиспансера.

Этот факт уже проверяет прокуратура. Впрочем, практика показывает, что представление ведомство вынесет главе регионального депздрава, тот распорядится выделить средства и осуществить новую закупку. А дальше замкнутый круг – лекарств не хватает.

И вишенка на торте — реакция орловских силовых ведомств. «В то время как в Москве по данному факту полным ходом идет расследование, следственные органы Орловской области, несмотря на всю, казалось бы, очевидность фактов хищения лекарств, с мая 2020 года не могут возбудить уголовное дело, так как пока не видят состава преступления.  «К нам не поступали данные материалы. Уточните в полиции. Это в большей степени их подследственность», — заверила «ОН»  старший помощник руководителя СУ СКР по Орловской области по взаимодействию со СМИ Юлия Дорофеева. Тем временем в УМВД по Орловской области пояснили, что следственной частью следственного управления ведомства по этому факту проводится доследственная проверка», — заканчивает статью издание «Орловские новости». Обязательно почитайте этот материал, так как формат газеты не позволил включить еще массу интересных и важных деталей, раскрывающих как работает бизнес на воровстве препаратов у онкобольных.

Кстати, «Р-Фарм» — поистине сказочная организация, и она уже не первый раз попадает в поле зрения местных журналистов. Желающие могут почитать о богатых и разнообразных связях «Р-Фарм» в расследовании газеты «Орловская среда» «Фармация с интересом», опубликованном в №3 (496) от 31 января 2018 г. http://orelsreda.ru/farmatsiya-s-interesom/ Так что, если орловские силовики все же сочтут необходимым заняться этой историей, то ниточки могут вывести не только на рядовых врачей онкодиспансера.

Сергей Миляхин

 

 

 

Опубликовано 21 Окт 2020 в 13:47. В рубриках: Проблема. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 325

Комментарии закрыты.

Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"