24 июня 2020



Хроники коронавируса: Орловщина идет на поправки

№22 (601) от 24 июня 2020 г..

В регионе опубликован план поэтапного снятия ограничений, ранее введенных из-за коронавируса. Все это происходит на фоне стабильного ежедневного прироста больных. Логику властей можно объяснить только тем, что и вводились ограничения не до полной победы над эпидемией. Людей просили сидеть по домам, чтобы дать медучреждениям подготовиться к массовому приему тяжелых больных и «растянуть» по времени пик заболевания. Тем временем, на минувшей неделе сфера здравоохранения опять попала в череду скандалов. С носилок уронили пациента «скорой помощи», а главный инфекционист Орловской области Виктория Адоньева дала обширное интервью, в котором предрекла массовый рост заболеваемости после снятия ранее введенных ограничений. К тому же плачевную ситуацию «изнутри» в очередной раз описали сами медики из профсоюза «Действие». Их заявление также подлило масла в огонь.

Про остальных больных наконец-то вспомнили

Самая долгожданная многими орловцами новость: с 29 июня возобновится консультативный прием пациентов профильными врачами, и в привычное русло вернется оказание плановой стоматологической помощи. Уже с прошлой недели стартовала плановая вакцинация детей. Это особенно важный момент, так как многие прививки делаются по графику, и если ребенок получил первую часть вакцины до введения ограничений, то тянуть со второй было чревато всплеском детских болезней. С 22 июня возобновятся плановый амбулаторно-поликлинический прием и обследования пациентов, направляемых для лечения в федеральные медицинские центры. С этого же числа возобновится диспансерное наблюдение за пациентами. При этом остается в силе ряд жестких требований. «В частности, это соблюдение социальной дистанции не менее 1,5 метра, проведение дезинфекции, использование средств индивидуальной защиты и другие меры. При этом прием пациентов врачами учреждений здравоохранения будет осуществляться по предварительной записи», говорится в официальном пресс-релизе, опубликованном на портале Орловской области.

Увы, власти не разъяснили, как на практике будет реализовано теоретическое решение о социальной дистанции. Напомним, раньше в некоторых коридорах поликлиник яблоку некуда было упасть. Сейчас все те пациенты, у которых был отложен плановый визит к врачу, массово пойдут на прием. А к ним добавятся еще и внеплановые, у которых заболевания проявились за время самоизоляции. В поликлиниках, конечно, налажен температурный контроль входящих людей, однако, как неоднократно говорили специалисты, у части больных коронавирус протекает бессимптомно. И контроль на входе не сможет выявить таких пациентов, у которых могут быть иные заболевания на фоне бессимптомного течения коронавируса. Предварительная запись и раньше существовала, что опять же никак не влияло на переполненность коридоров поликлиник. Никуда не делась наша главная беда – жесточайшая нехватка врачей. Это опять же ни для кого не секрет. Самое главное – необходимо помнить, что ряд больниц уже стали в Орловской области очагами распространения коронавируса. Не повторят ли поликлиники историю с якобы «чистыми» больницами – узнаем уже совсем скоро.

Публичное падение

Самой жуткой новостью минувшей недели стало появившееся в соцсетях видео, на котором пациенты больницы засняли из окна лежащего на асфальте мужчину. Как сообщили наши коллеги с сайта «Орловские новости», очевидцы видели сам инцидент: мужчину не закрепили ремнями, и он соскользнул с носилок во время выгрузки из машины «скорой помощи». https://newsorel.ru/fn_572862.html  Чиновники сразу же начали открещиваться от произошедшего. Так, главврач станции скорой помощи Вадим Костюков заявил, что на фото вообще не его сотрудники, а https://newsorel.ru/fn_573013.htmlг главврач больницы им. Семашко в Орле Игорь Дробязгин отрицал факт падения пациента с носилок. «Факт падения пациента с носилок на территории больницы места не имел. В сети Интернет распространена информация, искажающая реальные события. При перевозке пациента санитарным транспортом больницы из одного корпуса в другой и его перемещении с носилок на каталку не сработал гидравлический механизм носилок. В результате носилки вместе с пациентом были опущены вниз. Спустя несколько минут больной был переложен на каталку и доставлен в отделение. Никаких телесных повреждений пациенту причинено не было, поскольку не было падения. Пациент все время находился на носилках, и в общей сложности его транспортировка из санитарного автомобиля заняла около 10 мин. В настоящее время пациенту оказывается вся необходимая медицинская помощь по имеющемуся у него заболеванию». Историей заинтересовалась прокуратура, которой и предстоит выяснить, как же все было на самом деле. Тем более, что есть и очевидцы, и записи происходящего – лежал ли мужчина на земле или все же был опущен на землю на носилках.

Публичное разоблачение

Самая мощная информационная бомба разорвалась, когда главный инфекционист Орловской области Виктория Адоньева в интервью «Орловским новостям» рассказала, как в регионе обстоят дела с эпидемией, и спрогнозировала последствия снятия ограничений. https://newsorel.ru/fn_573534.html Если тезисно, то, по мнению специалиста, объективно оценить картину происходящего довольно проблематично, так как каждый регион по-своему отражает в статистике смертность от коронавируса. Создание вакцины, на которую возлагались надежды при введении режима ограничений, все еще под большим вопросом, так как вирус постоянно мутирует. В Орле зафиксированы случаи повторного заражения уже выздоровевших пациентов. Но врачи считают это реактивацией, то есть, скорее всего, вирус продолжал оставаться в организме. Самые серьезные проблемы начались, когда в больницу Боткина стали привозить больных из других лечебных учреждений. У них уже были серьезные патологии, а тут еще добавился коронавирус. Даже излечившиеся от болезни еще долгое время будут страдать из-за фиброза легких. Пациенты с лишним весом и сопутствующими заболеваниями – серьезная проблема для медиков независимо от возраста заразившихся. Увеличение числа коек без увеличения численности медперсонала – это путь в никуда. Койки сами по себе никого не лечат. А медики, работающие в ковидных отделениях, держатся уже из последних сил. Плюс стоит учесть, что врачи продолжают выбывать из рядов, так как сами заражаются коронавирусом. Очень тяжелая ситуация с оказанием помощи больным других профилей, так как больницы максимально перестроены «под ковид». Лечить людей от остальных заболеваний некому и негде. Сложная ситуация с инсультами, инфарктами, онкологией. Очень много погибших от цирроза. В больницы прибывает по 30-35 пациентов в день, а выписывается менее 10. Если после массовой отмены ограничительных мероприятий начнется вторая волна заболеваемости, людей попросту некуда будет класть. Почитайте сами откровенное интервью с Викторией Адоньевой. https://newsorel.ru/fn_573534.html

Взгляд изнутри

Помимо еженедельных брифингов главного по орловской медицине Ивана Залогина, орловцы теперь могут еженедельно узнавать и взгляд на ситуацию самих медработников. Так, руководитель регионального отделения профсоюза медработников «Действие» Дмитрий Серегин в видеоинтервью с гражданским активистом Еленой Шураевой обратил внимание, что чиновники всегда и везде отчитываются о количестве коек. И решение о снятии режима ограничений принимается исходя из выполнения норматива по ковидным койкам. При этом не публикуется информация о том, сколько медработников дополнительно привлечено для работы с пациентами на этих вновь открывшихся койках. Будут ли у медучреждений возможности обслужить все вновь оборудованные места? Ведь на вновь открытых койках будут лежать люди с серьезным течением болезни (легкие лечатся дома)! Как добавила Елена Шураева, конечно, можно набрать студентов или перевести в отделение тех же стоматологов. Но тогда встанет вопрос качества оказания медицинской помощи. Смогут ли вчерашние студенты вести тяжелых больных? К тому же картина заболевания коронавирусом очень сильно отличается от легочных болезней. И ведет себя коронавирус совсем не так, как сезонные заболевания. При Ковид-19 страдают не только легкие, но и почки, и вообще может быть задет любой орган (опять же настоятельно рекомендуем почитать описание специфики заболевания в интервью с Викторией Адоньевой).  Поэтому даже привлеченные в ковидные отделения врачи должны, во-первых, работать под руководством грамотного инфекциониста, а во-вторых, они должны предварительно пройти специальные 36-часовые курсы, напомнила Елена Шураева. Насколько эффективным окажется такой «специалист», который всю жизнь, к примеру, занимался лечением зубов? Можно ли за 36 часов научить человека оказывать правильную и эффективную реанимационную помощь? – задался вопросом в ходе эфира и Дмитрий Серегин. Он также высказал предположение, что те огромные очереди из машин «скорой помощи», которые по 4-5 часов стоят на жаре в ожидании оформления вновь поступивших пациентов, как раз и связаны с тем, что к работе по оформлению привлечены дополнительные сотрудники, которые не разобрались, как быстро и правильно оформить пациента. Если такие проблемы возникают уже на самом первом и не столь ответственном этапе, как оформление, то что творится при лечении? Даже страшно представить.

В ходе эфира Елена Шураева особо затронула проблему упавшего качества оказания медпомощи в связи с нехваткой врачей, которая была известна задолго до начала эпидемии. Коронавирус лишь усугубил ситуацию: нормативы по необходимому для того или иного учреждения числу медперсонала практически нигде не выполняются. А от этого зависят жизни и здоровье людей!

И что характерно, ближайшими людьми, которым пациенты могут высказать свое недовольство, оказываются и без того замотанные и загнанные врачи и медсестры. Чиновники, сидящие в высоких кабинетах, надежно огорожены от претензий простых граждан. Они не выслушивают жалобы больных людей, и, самое ужасное, чиновники от медицины совершенно не несут никакой ответственности за проваленную ими «оптимизацию» системы здравоохранения. Дмитрий Серегин напомнил, что совсем недавно для экономии бюджетных средств во многих медучреждениях санитарок перевели на должности уборщиц. То есть вывели из разряда младшего медперсонала. Лишившись льгот, многие уволились. В палатах оказалось просто некому ухаживать за тяжелыми больными. И это не внезапное ЧП, свалившееся как снег на голову, а результат планомерных и длительных бездарных решений, которые с высоких трибун назвали красивым словом «оптимизация».

Кстати, в ходе эфира прозвучала и такая жуткая информация. На Должанский район выделили квоту – всего по 5 тестов в день – для выявления новых ковидных больных! В итоге людям либо отказывают в возможности сдать тест на ковид всеми правдами и неправдами, либо результаты анализов становятся известны спустя несколько дней, когда потенциальные разносчики инфекции уже успевают переконтактировать с огромным числом людей. Люди заболевают целыми семьями! Это повод бить во все колокола! Но никаких тревожных ноток в выступлении господина Залогина на брифинге отмечено не было. По его мнению, всего у нас хватает. И врачей, и тестов, и коек. Можно снимать ограничения и возвращаться к обычной жизни. Опять параллельные миры!

Рыба гниет с головы, а чистят ее с хвоста

Дмитрий Серегин коснулся в своем выступлении и проблем оказания экстренной медицинской помощи. Например, разработаны стандарты, собранные в одну брошюру. У специалистов очень много нареканий к этому документу. За неисполнение прописанных там правил врачей штрафуют. Между тем невозможно одним и тем же способом лечить от одной болезни 18-летнего парня и 80-летнего дедушку. Должна быть вариативность. Но чиновники поставили врачей в жесткие рамки, за несоблюдение которых медиков ждут штрафы. При существующем размере оплаты труда эти штрафы очень сильно бьют и по кошельку людей в белых халатах, и по их желанию дальше оказывать помощь. Текучка в «скорой» еще выше, чем в больницах.

Кстати, опять же на минувшей неделе появилась официальная статистика по текучке кадров в орловских медучреждениях. В 2019 году работать в лечебные учреждения Орловщины пришло 243 врача и 574 работника среднего медперсонала. Вместе с тем за этот же период выбыл 281 врач и 633 медсестры и фельдшера. Часть из них вышла на пенсию, часть уехала в другие регионы либо вообще ушла из медицины. То есть в итоге фактически за 2019 год число врачей уменьшилось на 38 человек, а среднего медперсонала – на 59 человек. И это только за год!

Теперь вернемся к выступлению Дмитрия Серегина, в котором он вновь поднял тему чрезвычайной забюрократизированности системы. Вместо того, чтобы уделять пациенту максимальное количество времени, врачи вынуждены львиную его долю на вызове тратить на заполнение бланков, отчетов, формуляров. При этом, как заверил Дмитрий Серегин, когда он пришел работать на станцию «скорой помощи», необходимо было заполнять гораздо меньше различных бумаг во время вызова. Сейчас же маразм доходит до того, что неправильное лечение пациента наказывается менее строгими санкциями, чем неправильное заполнение отчетов!

Больше всего вопросов к прослойке, которая занимается страхованием. При организации страховой медицины российскими чиновниками было взято на Западе не лучшее, а худшее. В итоге смешали новую идею с остатками советской медицины. И на выходе получилась загадочная смесь, этакая «бражка», которая не работает, как необходимо. И все компоненты этой смеси оказались взаимосвязаны. «Нет кадров. А почему? Низкие зарплаты? А почему низкие зарплаты? А потому что ОМС не выделяет достаточно денег на нормальные зарплаты. Более того, страховые компании еще и штрафуют медучреждения. Это порочная система, от которой нужно избавляться. Сенатор Круглый недавно об этом говорил, что нужно переподчинить все федеральному Минздраву… У нас министр здравоохранения не может уволить Залогина. Это может сделать только Клычков. Но он этого не делает – патовая ситуация», — рассказал в ходе эфира Дмитрий Серегин.

Расскажем немного подробнее читателям об инициативе сенатора Владимира Круглого. Как пишет издание «Медвестник», пандемия показала, что нужно менять систему финансирования медицины и централизовать систему здравоохранения – в стране не может быть 85 различных систем. По убеждению Владимира Круглого, качество и доступность медицинской помощи не должны зависеть от экономической составляющей региона, даже несмотря на то, что субъекты имеют свои особенности. Он призвал анализировать опыт разных территорий и медучреждений.

В интервью «Парламентской газете» сенатор от Орловской области развил тему:  «Финансирование в 3-3,3 процента ВВП не достаточно, особенно в сложные периоды, когда на здравоохранение приходится основная нагрузка. Поэтапно финансирование надо увеличивать. И это важно учитывать при формировании параметров федерального бюджета на 2021-2023 годы». Дополнительных финансовых вливаний может потребовать программа модернизации первичного звена здравоохранения. Кроме того, пандемия заставила задуматься о серьёзных системных реформах отрасли, прежде всего в сфере управления.

«Сейчас здравоохранение регионов подчиняется губернаторам, а не Минздраву РФ, — пояснил Владимир Круглый. — На мой взгляд, это нужно изменить: федеральный Минздрав должен фактически руководить системой здравоохранения в субъектах».  В реформировании, по мнению Владимира Круглого, нуждается и система ОМС. «Председатель Совета Федерации Валентина Ивановна Матвиенко неоднократно говорила о том, что роль страховых компаний должна быть пересмотрена, и я полностью поддерживаю эту точку зрения, — сказал парламентарий. — На сегодняшний день идёт передача денег  из фонда ОМС в страховые медицинские организации, причём у нас все страховые медорганизации частные».

Владимир Круглый напомнил о том, что высказывается несколько предложений по реформированию системы ОМС — от полной ликвидации страховых медицинских организаций до существенного изменения их функционала. «Эти предложения нужно детально проанализировать экспертному сообществу, специалистам, но очевидно, что эффективность страховых медицинских организаций должна быть совершенно другой», — цитирует Круглого «Парламентская газета».

Дмитрий Серегин отметил, что систему ОМС необходимо реорганизовывать в государственно-частное партнерство (ГЧП). Например, сейчас орловские лаборатории не справляются с наплывом анализов на коронавирус. В случае ГЧП можно было бы подключить частные лаборатории в критических ситуациях, когда необходимо делать анализы в очень больших объемах и максимально оперативно. Сейчас же, например, та же ситуация в Долгом ужасает. К тому времени, как приходят результаты тестов на ковид, должанцы успевают заразить еще очень многих. А то, что в районах области введены лимиты на анализы по коронавирусу, может указывать на то, что реальная цифра зараженных сильно отличается от официальной статистики, отметил Дмитрий Серегин.

Кстати, кроме диагностики в Орловской области жесточайше хромает и маршрутизация больных. Так, руководителю профсоюза «Действие»  звонили из Ливенской ЦРБ, где один приемник и для пациентов с температурой, и для пациентов без температуры. По заявлению звонившей, все вновь прибывшие сидят в одном помещении. Почему нельзя сделать два отдельных входа, чтобы условно люди с переломом не ждали помощи вместе с теми, кто поступил с признаками респираторного заболевания? – задается риторическим вопросом Дмитрий Серегин. И необходимо обратить внимание на аномальный рост внебольничных пневмоний, всплеск которых пришелся внезапно на теплое время года, чего раньше никогда в Орловской области не наблюдалось. Между тем, отсутствие анализов на ковид для пациентов с внебольничной пневмонией приводит к тому, что не выявляются их контакты, не проводится весь комплекс противоэпидемических мероприятий – и это нонсенс.

И снова о параллельных мирах

Елена Шураева обратила внимание на сложившуюся дикую ситуацию, когда льготники месяцами не могут получить положенные им препараты. На сайте областной прокуратуры с пугающей частотой появляются пресс-релизы, что только по решению суда больным орловцам удалось получить жизненно необходимые им препараты (а зачастую это очень сложные больные с онкологией, с диабетом, которым требуются довольно дорогие лекарства). И это не случайные сбои в системе. Как рассказала Елена Шураева, она специально проверила сайт госзакупок по департаменту здравоохранения и выяснила, что в мае было 50 несостоявшихся тендеров! В апреле не состоялось 56 тендеров на закупку медпрепаратов! Чья вина, что такое количество закупок не проходит? Ведь пациенты зачастую винят в этом врачей, а не чиновников, составляющих конкурсную документацию и отвечающих за обоснование начальной цены. Елена Шураева считает, что отчасти пациенты правы. Сами медики поддерживают такую порочную систему. Врачам поступает негласное распоряжение «сверху» не выписывать препараты, которых нет в данный момент на складе, но которые необходимы пациентам по показаниям. Врач давал клятву и обязан выписывать рецепт вне зависимости от его наличия на складе. Это уже не проблема медка, а проблема чиновника, отвечающего за закупки.  По факту же имеются случаи (и в редакцию «Орловской среды» также звонили читатели и рассказывали о такой практике), когда врач смотрит в компьютер перед выпиской рецепта, и если необходимого препарата в базе данных нет, то его больному просто не назначают. Сломать такую систему можно только в том случае, если врачи будут действовать не в угоду областному департаменту, а реально заботиться о здоровье пациентов. Пока же орловская система здравоохранения «заточена» на другие цели.

В ходе эфире Елена Шураева привела еще один документально подтвержденный характерный штрих о том, как работает (вернее не работает) сеть различных надзорных ведомств, которые обязаны следить за соблюдением порядка оказания медицинской помощи. «После вспышки коронавируса в больнице Семашко в начале июня было выявлено 3 пациента в чистом отделении (сейчас их уже больше 10). Само отделение, в котором выявили трех пациентов с коронавирусом, не закрыли на карантин. Контактные врачи не были изолированы, продолжали прием. Просто пациентов с Ковид-19 перевели в «красную зону». Меня этот вопрос сильно беспокоил, и я написала письмо в Роспотребнадзор: почему не были проведены все те карантинные мероприятия, которые положены по закону? Почему не был введен карантин, не было изоляции? И вот мне пришли ответы. Роспотребнадзор переадресовал мое письмо в Росздравнадзор, говоря, что это не их компетенция. А Росздравнадзор вернул мое письмо назад в Роспотребнадзор, указав, что это не их компетенция. Удивительно! Два месяца продолжается эпидемия, а люди таких двух серьезнейших управлений не знают до сих пор, кто отвечает, если в «чистой зоне» появляется пациент с ковидом!» — эмоционально рассказала Елена Шураева. В качестве доказательств она прикрепила к записям в соцсетях полученные ею официальные ответы. Пока различные инстанции играют в «футбол» письмами, «чистые» отделения орловских больниц стали мощнейшими очагами распространения заболевания. А когда люди, и без того имеющие серьезные патологии, получают в довесок еще и коронавирус, их состояние и шансы на поправку становятся просто катастрофически ничтожными. Кстати, об этом также в своем интервью рассказала главный инфекционист Виктория Адоньева.

Не исключаем, что после интервью главного инфекциониста на нее начало оказываться  давление. От редакции «Орловских новостей» потребовали даже отредактировать материал, что наши коллеги делать отказались. Ситуация, описанная Викторией Сергеевной, вышла на всероссийский уровень. И это, пожалуй, пока единственная надежда, что в орловском здравоохранении произойдут хоть какие-то позитивные изменения.

Сергей Миляхин

 

Опубликовано 24 Июн 2020 в 14:19. В рубриках: Проблема. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 463

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"