3 июня 2020



Хроники коронавируса: в действительности все не так, как на самом деле


№19 (598) от 3 июня 2020 г.

Минувшая неделя оказалась насыщенной на события, связанные с распространением коронавируса. Очаги болезни выявлены сразу в нескольких учреждениях с массовым пребыванием людей. Прокуратура подтвердила ранее звучавшие заявления сотрудников «скорой помощи» о недостаточном тестировании и о том, что контактировавшие с больными фельдшеры продолжают ездить на вызовы. Скандал с попытками заставить замолчать орловских медиков вышел на всероссийский уровень. И это только верхушка айсберга, которая стала известна широкой общественности.

Молчание ягнят

В минувшую среду издание «Медуза» опубликовало большой материал https://meduza.io/feature/2020/05/27/kogda-eto-video-vyshlo-ya-dumala-oni-menya-s-edyat о том, какое давление испытывают российские медики в связи с попытками донести правду о положении дел в здравоохранении. Пока орловские чиновники пытались убедить жителей, что «все хорошо, прекрасная маркиза, и хороши у нас дела», медики записывали видеообращения и выступали в СМИ совсем с другими историями. В частности, как пишет издание, «орловской бригадой скорой заинтересовалось местное управление Следственного комитета. «Пытались привлечь за «распространение заведомо ложной информации», — рассказывает работник скорой Дмитрий Серегин. — Мы же публикации в СМИ давали. Респираторы у нас первые появились только в районе 12 мая, тестировали нас в лучшем случае раз в три недели, многие сотрудники болели. Мы трубили, били тревогу, давали СМИ комментарии — публикаций было больше десятка. Меня лично в середине апреля вызывали к следователю по факту одной из таких публикаций. Думали, наверное, что мы испугаемся, что нас в органы пригласили».

Уже в пятницу история с необеспечением средствами защиты и ненадлежащим тестированием работников «скорой» получила продолжение на местном уровне. Прокуратура Орловской области провела проверку по сообщениям СМИ. Как рассказали в пресс-службе прокуратуры, было установлено, что тестирование работников подстанции на COVID-19 администрацией учреждения проводилось с нарушением предусмотренной периодичности. В нарушение требований, изложенных в постановлении главного государственного санитарного врача по Орловской области, не был своевременно определен круг лиц, контактировавших с работниками с подтвержденным диагнозом коронавирусной инфекции, и они не были отстранены от работы. В связи с выявленными нарушениями материалы проверки были направлены в следственный комитет для решения вопроса об уголовном преследовании виновных лиц по ст. 293 УК РФ (халатность), ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил). Кроме того, заместителем прокурора области было внесено представление в адрес первого заместителя председателя облправительства.

Отдельно хотелось бы остановиться на угрозах в адрес медиков. В начале мая сотрудник бригады скорой помощи в Орле снял на мобильный телефон ролик про стирку одноразовых защитных костюмов.  После того как видео опубликовали в соцсетях, главному врачу орловской станции скорой помощи Вадиму Костюкову пришлось оправдываться в СМИ – он рассказал, что костюмы не стирают перед повторной выдачей, а замачивают в дезрастворе перед утилизацией. Самое же важное — сделавшему запись водителю начали поступать звонки с угрозами. «Сказали, чтобы «ходил по улицам и оглядывался», звонили с незнакомого номера, — рассказал коллега пострадавшего, председатель профсоюзной ячейки Дмитрий Серегин. — Как только эту информацию про одноразовые костюмы, которые замачивали, стирали, сушили и снова отдавали бригадам, отдали в СМИ, выложили в интернет, ему сразу поступил звонок», — сообщает «Медуза». На момент подготовки публикации никаких комментариев на предмет проведения проверки по фактам поступивших угроз от силовиков не последовало.

Вспышка слева! Вспышка справа!

26 мая на сайте Следственного комитета появилась информация, что возбуждено уголовное дело по факту массового заболевания новой коронавирусной инфекцией COVID-19 сотрудников и постояльцев Крупышинского дома ветеранов. Дело возбуждено по ч. 1 ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание граждан). Как пояснили в ведомстве, предварительно было установлено, что в мае 2020 года БУ ОО «Центр социального обслуживания населения Дмитровского района» выявлен очаг заражения COVID-19. В числе заболевших четыре сотрудника и 22 постояльца заведения. По данным следствия, распространение заболевания стало возможным в результате несоблюдения в учреждении санитарно-эпидемиологических правил в период режима повышенной готовности.

Эта история пока не получила широкого резонанса, зато вспышка заболевания в орловском Доме ребенка привлекла внимание депутатов и была озвучена на майской сессии облсовета. Напомним, опять же 26 мая Следственный комитет начал доследственную проверку по факту заболевания малолетних воспитанников Дома ребенка коронавирусной инфекцией. Следствие намерено дать объективную оценку действиям (бездействию) должностных лиц, ответственным за обеспечение надлежащей санитарно-эпидемиологической обстановки в детском специализированном учреждении.

На сессии облсовета депутаты попросили прокомментировать ситуацию руководителя областного департамента здравоохранения Ивана Залогина. В частности, депутат Олег Кошелев получил сообщение, что сотрудникам Дома ребенка, которые оказались заперты на самоизоляции, требуется помощь в организации питания и проживания (аналогичные сообщения получили и работники нескольких бюджетных учреждений Орла. Скрин такого сообщения есть в распоряжении редакции). Вот что рассказал депутатам Иван Залогин со свойственным ему красноречием: «Я был в доме ребенка и общался с коллективом. Вы поймите, что эти вещи, карантин и по пандемии – это большое испытание. И люди, которые находятся в ограниченных моментах – все по-разному реагируют. Все вопросы касаемо питания, оплаты труда – они урегулированы. Если вопросы у персонала возникнут, я им оставил свой мобильный телефон и буду контролировать. Так что все моменты там урегулированы». Тем не менее, депутаты решили сами собрать средства и передать их сотрудникам Дома ребенка. Получается довольно странная ситуация. Если сотрудники Дома ребенка обеспечены всем необходимым, то для чего собирают средства те люди, которые рассылают сообщения по мессенджерам и соцсетям?

Маски-шоу

Еще одна тема, которую активно обсуждали всю минувшую неделю – это проблемы с оплатой произведенных в регионе защитных масок. Напомним, в начале ограничительных мероприятий маски пропали из всех орловских аптек. Тогда чиновники обратились к предприятиям, способным производить защитные маски, с предложением восполнить дефицит. Потребности, естественно, никто не просчитывал. Швейные цеха заработали в полную мощность. Маски появились в продаже. Их стали даже бесплатно раздавать в некоторых торговых центрах. И пока областные власти бодро рапортовали о рекордных объемах пошитых средств защиты, у местных предприятий копились вопросы. Сразу в нескольких СМИ и в соцсетях появились сообщения, что предприниматели не получили в полном объеме обещанные за пошив масок средства. Вопрос был задан депутатом Русланом Перелыгиным на сессии областного совета: «Ко мне пришло письмо от участников кластера легкой промышленности Орловской области, где они говорят, что оперативно изготовили 3,5 миллиона масок. 40 швей работало. Однако, им заплатили из 87 миллионов только 12 миллионов. Знаете ли вы об этом?»

На вопрос взялся отвечать сам губернатор Андрей Клычков: «Конечно, знаю ситуацию. Вадиму Тарасову (зампред областного правительства по экономике и финансам. – Прим. ред.) поручено регулярно заниматься мониторингом. Напомню, что, когда в Орловской области возникла ситуация нехватки средств защиты, было предложено нашему кластеру легкой промышленности организовать изготовление масок. Эти маски в ежедневном режиме поступали в нашу организацию «Орелфармация». По факту реализации денежные средства передавались. Зачастую в воздухе витают рассуждения, что средства не возвращаются [предприятиям]. Я готов опубличить в том числе объем денежных средств тем лицам, которые были указаны в договоре. Причем, это суммы в 500 тысяч рублей, миллион рублей в день. Чтобы все участники кластера понимали, какой объем средств был перечислен и по каким договорам. Второй вопрос в этой части, безусловно, мы сегодня видим потребность по СИЗам в дальнейшем и несмотря на большое количество разных поставщиков и производителей мы понимаем, что реализация идет не так активно, как хотелось бы, но по факту приемки и реализации мы готовы в дальнейшем сотрудничать и возвращать средства за продажу масок».

Поскольку только что произошла аналогичная ситуация (когда врачи «скорой помощи» говорили о проблемах, а власти точно так же заявляли, что никаких проблем нет) у орловцев только один выход – подождать, что скажут проверяющие органы. Если, конечно, они заинтересуются публикациями СМИ, организуют необходимую проверку и выяснят, получили ли производители честно заработанные деньги?

Кадры — всё?

Наконец, еще одна очень больная тема – это катастрофическая нехватка врачей, медсестер, фельдшеров. Кадровый голод в орловской медицине наблюдался и до пандемии коронавируса. Мы подробно писали об этом в статье «Онкология – не приговор. Приговор – орловская медицина» №26 (563) от 7 августа 2019 г (статья доступна на нашем сайте). С необходимостью ввода новых коек для больных COVID-19 ситуация только обострилась. Ухудшает положение дел и сама пандемия. Ведь заразившиеся врачи уходят на длительное лечение. А поскольку они подолгу и помногу контактируют с больными, то именно медики постоянно находятся в «группе риска». (Про обеспечение врачей средствами защиты на начальном этапе пандемии не по чиновничьим отчетам, а в реальности мы рассказали чуть выше).

Опять же на минувшей неделе стало известно о первом орловском медике, умершем от коронавируса. Погибла 67-летняя медсестра. Она работала в орловском противотуберкулезном диспансере и до конца прошлого месяца находилась на самоизоляции. Известно, что женщина вышла на работу только 8 мая. При обследовании у нее обнаружили повышенную температуру и отправили на больничный. А 23 мая, в субботу, она умерла. Всего же (по данным на 21 мая) в регионе выявлен положительный тест на коронавирус более чем у 130 медиков.

Между тем, для снятия ограничительных мер необходимо увеличить число инфекционных коек. С этой задачей вот-вот удастся справиться. Но где взять врачей и медсестер, которые будут работать в «красной зоне»? Как планируют решать проблему с нехваткой медперсонала, Иван Залогин ответил в ходе прямого эфира на «Первом областном канале»: «Конечно же, одно из условий для ввода коек – это наличие персонала, который будет там работать. Персонал работает в соответствии с требованиями и рекомендациями Минздрава. У нас планируется ввод большого корпуса Боткина и озвученный 30-коечный корпус на базе Семашко. Соответственно, весь персонал, который комплектуется, порядка 30 сотрудников, это лица, которые привлечены из других учреждений. В больнице Семашко я был. У нас приостановлена полностью плановая работа, госпитализация и прием пациентов в районных поликлиниках. И пока то количество пациентов, которые на койках – нам хватает медперсонала. Активно привлекаются и наши будущие коллеги, это наши студенты. У нас все наши жители, которые обучались в вузах, ординатурах в других регионах, все эти люди вернулись к нам. Мало того, наши ведомственные, наши частные компании изъявили желание поделиться своим персоналом. Мы рассматриваем их заявки. Понятно, что мы столкнемся со сложностью. Задачу мы ставим 1500 коек. Здесь определенные проблемы могут быть. Но в СМИ вы видели, что и президент дает поручения, по мере снижения пациентов в Москве, они будут переезжать в регионы. Возможно, по мере снижения пациентов в Москве – они могут вполне переезжать в регионы. Эта история очень бы нам помогла». (Под загадочным словом «они», как мы поняли, Залогин имел в виду столичных медиков. – Прим. ред.)

Получается интересная ситуация. Если врачей из поликлиник по максимуму перебросили на борьбу с коронавирусом, то остальные болезни у орловцев внезапно исчезли? О снижении числа заболевших речи пока не идет. Что будет с теми, кто не может попасть к врачам на начальной стадии болезни – например, онкологической? Они должны довести заболевание до той стадии, когда уже надо вызывать скорую или ложиться на операцию? Так ведь операции тоже сокращены до минимума!

Рассказы о привлечении кадров из других регионов, увы, не подтверждены конкретными цифрами. Сколько уже приехало? Сколько ожидается в ближайшее время? Да и очень сомнительно, что кто-то поедет в Орел при наличии вакансий в более богатых регионах. Наконец, помощь московских медиков тоже выглядит пока как-то фантастически. Все-таки люди работают в столице совсем за другие зарплаты, нежели у нас. В Орле им сохранят столичный уровень оплаты труда? Сами орловские чиновники согласились бы переехать работать с 200 на 20 тысяч в месяц при постоянной угрозе жизни и здоровью? Надеемся получить ответы на эти вопросы в ходе одного из ближайших брифингов.

Сергей Миляхин

 

 

 

 

Опубликовано 03 Июн 2020 в 13:41. В рубриках: Проблема. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 265

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"