13 ноября 2019



Купи-продай. Только этим и занимаемся

№38 (575) от 13 ноября 2019 г.

В Орловской области доживают свои последние дни два некогда успешных и перспективных предприятия: АО «Орловская хлебная база №36» и ЗАО «Орловский мелькомбинат».

На днях стало известно, что  с января по  октябрь 2019 года с предприятий Орловской области были уволены 710 человек. В числе уволенных — сорок работников «Орловской хлебной базы № 36».

Напомним,   в ноябре прошлого года   «Объединенная зерновая компания» (ОЗК) вместе с силовыми структурами выявила кражу свыше 19 тысяч тонн зерна на сумму более 200 млн рублей из государственного интервенционного фонда. Зерно таинственным образом исчезло из закромов   «Орловской хлебной базы №36» (одного  из хранителей зерна госфонда). ОЗК назвала объем похищенного зерна беспрецедентным. По этому факту следственное управлением УМВД России по городу Орлу по заявлению ОЗК возбудило уголовное дело.

Работники предприятия называют случившееся «апофеозом» «успешной» деятельности «эффективных менеджеров», которые довели хлебную базу и мелькомбинат до нынешнего плачевного состояния и недоумевают, как руководство области это допустило. Что же предшествовало «падению» предприятий? Об этом «Орловской среде» на условиях анонимности рассказали бывшие работники мелькомбината.

«Производством заниматься скучно»

— Ещё в начале 2000-х в  производственном кооперативе «Орловский комбинат хлебопродуктов» все работники являлись пайщиками. Один человек — один голос. Предприятие было самостоятельным, работало, золотые горы мы не поднимали, но тем не менее никому ничего не были должны. Люди зарплату получали два раза в месяц.

Однако  к 2009 году  стала остро ощущаться нехватка оборотных средств.   Поэтому собрались, решили акционироваться и привлечь инвестора.

Инвестора нашли, перешли в акционерное общество. Акционерное общество стало называться «Орловский мелькомбинат».  15 или 16 учредителей было, как физические, так и юридические лица из Москвы. Получили оборотные средства на закупку оборудования,   движение поступательное шло:  2010, 2011, 2012, 2013 годы – всё было нормально. Беды ничто не предвещало. В 2013 году мелькомбинат купил хлебную базу, потому что не хватало даже мощностей своих.  А потом что-то произошло, и общая обстановка изменилась экономическая,  по нам это очень сильно ударило:  во-первых, все оборотные средства пополам рубанули, во-вторых, появились новые компании, которые построили свои хранилища, достаточно мощные,  и поэтому хлебная база практически пустовала,  по сути,  только держала фонд государственный, около 20 тысяч тонн зерна, которые потом испарились чудесным образом.  Комбинат являлся соучредителем хлебной базы, юрлица были разные, а потом поменялась стратегия у хозяев:  госпожа Василькова — основной акционер –  почему-то  решила, что производством заниматься скучно.  И решили заниматься так называемым трейдом, это спекулятивное направление. Покупаешь зерно за рубль — продаешь за два. Комбинат превращался в перевалочную базу. Хлебная база… Раньше были услуги приемки,  обработки, хранения,  и   часть зерна своего пускали в переработку — на муку;  и обдирную муку выпускали, и комбикорма,  и гречку, то есть масса вариантов была. Первым делом «прихлопнули» мельницу обдирного помола, якобы она была нерентабельна, сейчас её практически разукомплектовали, потом «пал смертью храбрых» комбикормовый цех, мы тысячу-полторы тонн комбикормов в месяц делали, для фермеров, в основном. Крупные игроки, конечно, свои построили линии, но наш комбикорм все равно брали неплохо, те, кто держал живность.  Этому, естественно, сопутствовало сокращение штата. Раньше «купи-продай»  занимало процентов двадцать от всей деятельности,  а с 2014 года начали в основном только этим заниматься. Если есть возможность продать зерно — продается под «тады»,  пирамида строится…  2014, 2015, 2016 годы еще как-то дергалось всё это хозяйство.  А в 2017 деньги выхолостили все,   образовалась куча банковских долгов,  производство встало,  а налоговую никто не отменял, налоги надо платить…

 

«Всё упустили. Банально и противно…»

— И тут все службы контролирующие зашевелились,  гендиректор формально за все отвечает, а сделать ничего не может, потому что всем рулит основной акционер, хозяин, если по-русски говорить.  Зима, минус двадцать, не уплачено за газ и за свет,  приезжают службы отключать,  а отключать нельзя —  рушится хозяйство, потом не восстановишь, отдаешь им деньги — тут же налоговая.  Гендиректора роль зицпредседателя  не устроила, и он уволился. В данный момент  из двухсот человек почти никого не осталось. Сейчас там ничего не происходит,  минималку платят.  Молодежь в трудоспособном возрасте разбежалась, остались пенсионеры,  их минималка устраивает.  Судились с 2017-го года по банкротству, все откладывали,  может, невыгодно было властям признаваться  в банкротстве,  но банк настоял, и ввели процедуру.  На 36-й базе миллионов триста должны,  не считая  украденного зерна, а на мелькомбинате от 60 до 70 миллионов. Там не такие плохие дела, но, чтобы все восстановить… Надо вливать миллионов двести-триста.  И оборотные средства, и на ремонт оборудования,  которое за два года пришло в негодность.  Его надо постоянно эксплуатировать, следить за ним. Вот буквально вчера созванивались, отопления до сих пор нет, не включили,  за электроэнергию должны,   делают вид, что якобы работают:  мельницу запустили, на мелькомбинате поработали три дня за два года.

  • Такое предприятие упало из-за одного человека… Банально и противно. 2014 год — начало падения. Потомский и Бутусов на контроле ситуацию не держали. Всё упустили. Развязка  — исчезновение продовольственного фонда. Такое произошло впервые. Это бомба. По контракту должны восстановить фонд и заплатить штраф порядка 600 миллионов. На 200 миллионов восстановить, 600 — заплатить. Непонятен ход расследования.  Все давали показания по хлебной базе. И — ноль… Тишина. Дело заведено, но ясности до сих пор нет. Факта воровства как такового нет! Конечного пункта, куда оно ушло, нет! Торговали и проторговались? Зерно исчезло, а пополнить нечем.  Думаю, его на автотранспорте вывозили. Порядка 15 единиц техники было на предприятии. А ведь что такое  интервенционный фонд? Это неприкосновенный запас. Если начинаются колебания в цене на хлеб и надо поддержать цены, чтобы они не взлетели вверх,  его распаковывают. Назначение фонда — целевое. Это зерно не на перепродажу.
  • Что потеряли кроме украденного? Общая мощность единовременного хранения зерна в элеваторе— 42 тысячи тонн — мелькомбинат, мельница сортового помола — мощность переработки — 250 тонн в сутки, мощность комбикормового цеха  — 200 тонн зерна в сутки,  мощность ржано-обдирной мельницы была 110 тонн в сутки, когда в три-четыре смены работали;  завод по переработке крупы — до 24 тонн в сутки. Своя железная дорога, два тепловоза,  четыре материально-технических склада,  четыре склада напольного хранения, тысяч по шесть каждый, две котельные, три подстанции, две скважины,  то есть полностью все для автономной работы.  Всё переведено на газ, две зерносушилки.

— Налоги платили — 15-20 миллионов в месяц с комбината, база — поменьше, у них  не было производства, они только принимали, хранили, отгружали, но там емкости были больше. Лишились емкостей, рабочих мест, зарплат: в  цеху технологический работник меньше 20 тысяч  не зарабатывал. Упало качество хлеба.  Хлебопеки теперь вынуждены  брать непонятно что и непонятно где.  Раньше у нас напрямую брали  муку, причем, мы выпускали муку очень хорошего качества, и призы за неё брали в Москве, и в Союз мукомолов мы входили…

—   Мы обеспечивали мукой наш орловский хлебокомбинат, плотно работали с потребкооперацией, поставляли в Воронеж, Обнинск, Курчатов. У нас продукцию брали только за качество. Мы покупали лучшее зерно у фермеров.  К тому же у  нас  реконструкция была проведена: миллионов двадцать вложили, в других городах оборудование — старьё, а у нас установили новое, современное. Сейчас все это гниет.  Мы же базу  и по приемке усилили, сушилку купили польскую.  Увеличили скорость приема и  сушки. И кому теперь всё это нужно?

Что волнует чиновников?

К вопросу о том, кому это нужно. С 1 ноября текущего года в России действуют новые ГОСТы для хлебобулочных изделий из ржаной и пшеничной муки. Все хлебопеки должны  исключить из производства муку «общего назначения» и использовать только хлебопекарную.

Как отмечают эксперты, мука «общего назначения» появилась в «гостовском» хлебе в начале 2000-х годов, что позволило недобросовестным мукомолам и хлебопекам снижать издержки, используя при помоле   зернофуражную пшеницу, которая ранее шла на  производство комбикормов. При этом плохое качество хлебобулочных изделий активно маскировали различными  улучшителями – разрыхлителями,  стабилизаторами.

Как поясняет Галина Кулакова, начальник отдела сертификации федерального «Центра оценки качества зерна», мука общего назначения подразумевает более низкие показатели качества, в первую очередь, низкое содержание клейковины, что для выпечки хлеба очень важно, так как сказывается и на объеме, и на количестве продукции. Для получения хлеба высокого качества содержание клейковины должно быть не ниже 26%. Такие требования существовали в России до наступления 90-х.  Жёсткие стандарты стимулировали создание сортов высокого качества, которые к 1988 году занимали 85% от общих посевных площадей культуры.

По существу, таким стандартам отвечает зерно пшеницы 1 и 2 класса, в некоторых случаях на хлебопекарные цели допускалось применение зерна ценных пшениц 3-го класса. Это значит, что тридцать лет назад нынешнее собранное зерно 4-го и 5-го классов, т.е. три четверти всего урожая пшеницы, которым так гордится губернатор Клычков, числилось бы фуражным и отправилось на корм свиньям.

По факту в последние годы практиковалось и добавление зерна  пшеницы 4-го класса, и формирование помольных партий из пшеницы 3-го и 5-го классов. Для обеспечения пористости, эластичности мякиша, снижения «крошковатости», придания выпеченным изделиям хорошего объема, а также замедления черствения и даже увеличения выхода готовых изделий в ход шли искусственные  улучшители.

Почувствуют ли орловцы изменения в качестве хлебобулочных изделий в связи с введением новых нормативов, допускающих использование в хлебопечении исключительно хлебопекарной муки?

Очевидно, что региональное правительство и департамент сельского хозяйства эта тема волнует мало. У чиновников и так всё хорошо: растущий вал зерновых, «увеличение экспорта зерна» и т. д.

По сырьевой дорожке

Но всё ли так радужно, как рисуют орловские чиновники? Губернатор Орловской области Андрей Клычков в своём очередном инвестиционном послании поручил региональному департаменту сельского хозяйства обеспечить в 2020 году объем экспорта сельскохозяйственной продукции не менее $90 млн.  Сейчас доля продукции АПК в товарной структуре экспорта составляет 7,5%. В планах губернатора  к 2024 году довести экспорт зерновых  из Орловской области до $62 млн. Смелое заявление и в очередной раз подтверждающее намерения регионального руководства вести область по экстенсивному, сырьевому пути, не заботясь о развитии пищевой и перерабатывающей промышленности, производстве товаров с высокой добавленной стоимостью, создании новых высокотехнологичных рабочих мест, пополнении налоговой базы.

Эйфория Клычкова в связи с якобы увеличившимися темпами роста экспорта продукции орловского АПК, прозвучавшая в его послании, мягко говоря, неуместна. Во-первых, несмотря на беспрецедентные программы поддержки экспорта в стране, Орловская область с радующими губернатора цифрами откатилась с 19-го места в РФ в 2017 году на 24 место по итогам 2018 года. Во-вторых, в  основном экспортировались «злаки» (90%).

Экспорт из Орловской области товаров из группы «Продукты растительного происхождения» за период январь-декабрь 2018 составил $53.4 млн., общим весом 275 тыс. тонн.

Белгородская область производит растениеводческой продукции в разы больше, «пропускает» ее  через животноводство, создает продукты с высокой добавленной стоимостью и обеспечивает ими не только прилавки отечественных магазинов, но и успешно экспортирует продукцию растительного и животного происхождения в зарубежные страны, не ставя себе цель увеличить сырьевой зерновой экспорт. Экспорт из Белгородской области товаров из группы «Продукты растительного происхождения» за период январь-ноябрь 2018 составил $46.1 млн., общим весом 180 тыс. тонн.
В основном экспортировались «продукты из муки и круп» (42%), «злаки» (42%). В структуре экспорта по странам (товаров из группы «Продукты растительного происхождения») на первом месте Беларусь (39%), на втором месте Мексика (29%).

Одним из регионов ЦФО — крупных экспортеров зерна является Липецкая область, занимающая одиннадцатую строчку в рейтинге  субъектов РФ – экспортеров растениеводческой продукции по итогам 2018 года.  Экспорт из Липецкой области товаров из группы «Продукты растительного происхождения» за  январь-ноябрь 2018 составил $92.3 млн., общим весом 497 тыс. тонн. В основном экспортировались «злаки» (95%), «семена, зерно, лекарственные растения» (3%). В структуре экспорта по странам (товаров из группы «Продукты растительного происхождения») на первом месте Иран (30%), на втором месте Турция (16%),  Ливан (7,2%), Египет (5,7 %).

Орловский губернатор пока только мечтает завоевать эти рынки.  Несмотря на высокую долю зерна в структуре рынка экспортной продукции АПК Липецкая область в последние годы идёт по пути увеличения глубокой переработки растениеводческой продукции. В регионе одно за другим открываются предприятия по глубокой переработке масличных культур: подсолнечника, рапса, сои и т.д.

Важно отметить, что и Белгородская, и Липецкая области, сопоставимые с нашей по площади земельных угодий, гораздо эффективнее используют имеющиеся природные ресурсы. Поэтому не случайно, что эти регионы выдерживают не только внутрироссийскую, но и международную конкуренцию по качеству реализуемой продукции.

И тот, и другой регион на протяжении последних десятилетий сохраняли и развивали мукомольные и хлебопекарные предприятия. Липецкое предприятие «Лимак» и сегодня предлагает блинную, ржаную муку, муку для производства макаронных изделий из пшеницы твердых сортов, пшеничную хлебопекарную муку, пшеничные отруби, зародышевые хлопья. Продукция экспортируется в страны СНГ.

Динамика производства муки из зерновых культур, овощных и других растительных культур, смеси из них в Орловской области свидетельствует о стагнации этой отрасли в нашем регионе. Пик снижения пришелся на период губернаторства Клычкова, который, как мы помним, даже посещал  праздник хлеба в Калужской области. Так, в 2016 году в Орловской области было произведено 164,9 тыс. тонн муки, в 2017 году  —  141,9 тыс. тонн, в 2018 году – 120,9 тыс. тонн, за 3 месяца 2019 года – 75,2 тыс. тонн (ожидается дальнейшее снижение темпов производства муки).

Откуда взяться большим объемам качественной муки в Орловской области, если наши поля преимущественно засеваются фуражной пшеницей, качеству зерна никто не уделяет должного внимания, посевы ржи сведены практически к нулю, а  старейшее мукомольное предприятие области – ПК Орловский комбинат хлебопродуктов (ЗАО «Орловский мелькомбинат»), снабжавший все хлебозаводы области высококачественной хлебопекарной мукой, приведен к разорению при попустительстве нынешних аграрных чиновников?

Это предприятие  не перешло на менее качественную муку даже в начале 2000-х, держа высокую марку изготовляемой продукции, расширяло её ассортимент,  на протяжении многих лет обеспечивало доходные рабочие места, помогало школам и детсадам,  и было разорено «эффективными менеджерами» за какие-то два-три  года.

В Орловской области, которая стараниями статистов-чиновников превращена в сырьевой придаток, как видим,  можно всё, даже уводить налево неприкасаемый  государственный интервенционный фонд.

Главное, чтобы фуража было побольше.

Подготовила Наталья Зарубина

 

Опубликовано 13 Ноя 2019 в 14:38. В рубриках: Экономика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 628

Комментарии закрыты.

Новости

С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА



О дороге в "рай" и ее бенефициаре.



Критический взгляд депутата Рыбакова на инвест послание Клычкова. Основные тезисы



Часть 2. Инвестиционное послание Клычкова без прикрас. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Часть 1. Инвестиционное послание Клычкова. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Депутат Рыбаков: транспортная проблема микрорайона Лужки



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"