Курица не птица, Китай не заграница

13 марта 1950 г. самолет дальней разведки ВВС США  на высоте 10.000 м вторгся в воздушное пространство Китайской Народной республики. Это был  один и рутинных полетов, которые совершали американцы в небе над Китаем по сбору шпионской информации. Янки были спокойны:   народно-освободительная  армия Китая самолетов, способных  достичь их скорости,  не имела. И вдруг   из-за облаков в атаку на самолет-разведчик бросился   Ла-11. Советский ас с близкого расстояния выпустил по RВ-29   весь боекомплект. Это была первая победа советских пилотов, многие из которых имели за плечами опыт воздушных боев с Люфтваффе, в ожесточенной войне  в Юго-Восточной Азии (1950-1953 гг.), которая вошла в историю как Корейская  война.

Выпускник Иркутского  военно-авиационного училища  инженер-механик по материальной части  лейтенант Алексей Машков прибыл в Китай по распределению. Он вспоминает, курсантов готовили  по ускоренному курсу. «Холодная война» постепенно перерастала в горячую. Первым фронтом Корейской войны  для наших военных специалистов стал   Китай, куда по решению советского правительства была переброшена  группировка  истребительной авиации,  зенитно-артиллерийская  дивизия и части  обеспечения.  За месяц технический персонал совершил невозможное. Технику не только перегнали на подготовленные аэродромы, но и собрали, «облетали» в незнакомом небе.

Желтое небо Китая и Кореи стало полигоном, где испытывалась новая авиационная техника, причем испытания проходили в самых что ни на есть настоящих боевых условиях. Здесь состоялся боевой дебют главного воздушного героя Корейской войны – реактивного истребителя МиГ-15, за изящество и стремительность прозванного летчиками  «ласточкой».

Прибыв В Китай, молодые лейтенанты  поняли: все, чему их учили в училище, надо забыть.

– В училище материальную часть мы изучали на поршневых самолетах  Отечественной войны.  А тут мы увидели МиГи. Времени на раскачку не было, пришлось переучиваться на ходу.  Учились  все – и техники,  и летчики. Мы, техники, понимали свою ответственность. Ведь как самолет подготовишь к бою, так он и полетит. Но, надо сказать, по вине техников не было ни одного сбоя,  в бою ни одна система не подвела.  Успех   во многом зависит от отношений, которые сложились между летчиком и техперсоналом, который готовит ему самолет. Мы были как единая команда.    Погибали они, конечно, но по другим причинам. Например, американцы превосходили нас по набору высоты. Наши не могли их догнать, потому что у противника  были уже специальные костюмы, которые позволяли снизить перегрузки. За такими костюмами наши буквально устроили охоту, а когда добыли, наши конструкторы, причем в кратчайшие сроки, создали   свой образец. Наш костюм очень  хорошо себя зарекомендовал уже в ходе этой  войны. Затем на его основе был создан костюм для  реактивной авиация, которая быстро начала развиваться после Корейской войны. Считаю, мне повезло: ни один летчик, с которым я работал в паре, не погиб. А самое трудное на войне – хоронить своих товаришей, – вспоминает Алексей Константинович.

Пребывание наших истребителей на театре боевых действий было окружено режимом государственной тайны. Во избежание нарушения хрупкого мира с Америкой (напоним, в начале 50-х этот мир уже был ядерным), в  целях маскировки наши пилоты получили китайские имена. Вспомним широко распространенный в народе  анекдот о корейском летчике Ли Си Цине.  Хотите верьте, хотите нет, но первым самолетом, который Машков готовил к полету, управлял летчик по фамилии Лисицин (!?).

Всему личному составу советских авиачастей предписывалось носить китайскую форму. Но постепенно как-то само собою  сложился своеобразный стиль одежды:  кожаные куртки или длинные плащи и вошедшие тогда в моду шляпы  «a-la» Аль Капоне.  Но этот фасон не мешал воевать. В бой за свою страну наши  отчаянные ребята  шли, как на праздник!

— Радиопереговоры в воздухе  предписывалось вести только на китайском. Мы проходили краткий курс китайского языка, но для русского уха он все же  сложен и непонятен.  В бою наши все равно переходили на русский, а то и на русский матерный. Так что, думаю, участие русских в этой войне для американцев было не секретом, – рассказывает Алексей Константинович.

Интересны и другие воспоминания Машкова. Контакты с местным населением были сведены к минимуму. Особенно строго политотделы  отслеживали контакты с русскими, в первую очередь женского пола. Русские в Китае – это  потомки  белых офицеров, бежавших туда  после Гражданской войны.

— За связи, порочившие  честь советского человека, незамедлительно отправляли в Союз, и дослуживать приходилось в Забайкальском военном округе (ЗАБВО), который с армейского на гражданский язык офицеры переводили как «забудь вернуться обратно», – подтверждает и Машков.

Но довольствие офицеров было на высшем уровне.  Тогда государство о своих солдатах, рискующих жизнью, заботилось со  всей ответственностью. Вспоминаю, в  ходе первой чеченской кампании наш орловский ОМОН отправился в Чечню с  полным автономным обеспечением. Защитники Родины с собой везли грузовик с провизией, одеяла, палатки, энергоприборы. Это была спонсорская помощь городских и областных властей и предприятий области. А везли, потому что знали:  на собственных харчах  воевать надежнее. А Машков  рассказал, что его зарплата составляла 2 млн 200 тыс. юаней, а у китайцев зарплата в 400 юаней считалась заоблачной. В местных закусочных русские были самыми дорогими гостями. Китайцы наших вне зависимости от звания называли «тунза (товарищ) капитана». Обед обычно состоял из курицы, сборной закуски, для русских китайцы держали и водку. Были магазины, где офицеры отоваривались ширпотребом. Подарки, как правило, отсылали родным.

Шесть десятилетий отделяет от нас тех отличных русских парней, умевших жить, драться за свою страну, любить и умирать, как настоящие мужчины. Кто выиграл в той  войне? Учитывая реалия современности, однозначно и не ответишь. Северокорейцы,  на стороне которых был СССР, сегодня уже и  сами грозят миру ядерным оружием. А южнокорейцы, которые якобы потерпели поражания, по развитию современных технологий уступают разве  что  японцам. Но, однозначно, ту войну  мы  уж точно не проиграли. Но на Родине их, победителей, в отличие от солдат Отечественной, как победителей не встречали.  Участие советских подразделений в Корейском конфликте СССР долгое время вообще не признавал. А участники войны, такие как Машков,  и вовсе были забыты. Но их вклад в безопасность и обороноспособность страны неоценим.   Корейская война дала толчок развитию новейших изобретений  в области авиатехники: появилась бортовая радиоэлектроника, автоматизированные прицелы,  радары. В далеком 53-м  они не дали «холодной войне» перерасти в горячую и позволили СССР, а теперь и России сохранить свое геополитическое влияние в Юго-Восточной Азии.  За участие в боевых действиях китайское правительство наградило Машкова двумя орденами. В СССР специальных орденов за участие в той войне не утверждали.

Татьяна Артемьева

 

Опубликовано 19 Дек 2012 в 12:45. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 1 363

Новости

Как восприняли депутаты облсовета отчет Андрея Клычкова


Депутат Рыбаков В. не согласен с докладом Тарасова В и задал ряд вопросов


Депутат В. Рыбаков задал ряд острых вопросов Филатову С.


Музалевский Л.С. заставляет депутатов фракции Единая Россия увеличить тариф ЖКХ


Депутат Рыбаков призвал спикера Музалевского сложить полномочия из-за публичной лжи


Виталий Рыбаков: области снова навязывают очередную проблему


Орловцы обратились к Путину с просьбой возобновить работу ПАТП-1 и наказать виновных в его банкротстве


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"