29 января 2020



«Мальчики-мажоры» теряют защиту?

№3 (582) от 29 января 2020 г.

В конце прошлой недели орловские СМИ облетела новость об увольнении директора Болховского дома-интерната для престарелых и инвалидов Владимира Авилова. Свою должность Авилов покинет 31 января. По собственному желанию. Приказ об увольнении подписала руководитель областного департамента соцзащиты Ирина Гаврилина 24 января. В этот же день прокуратура Орловской области официально сообщила, что Авилов подозревается в избиении одного из постояльцев интерната – инвалида первой группы. Инцидент, как выяснилось в ходе прокурорской проверки, имел место еще в далеком 2006 году, однако правовой оценки не получил до сих пор. Надзорное ведомство решило исправить это упущение: и.о. прокурора Болховского района вынес постановление о направлении материалов проверки в СУ СК России по Орловской области для решения вопроса об уголовном преследовании Авилова по признакам состава преступления, предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия).

Таким образом, доселе неприкосновенный директор «богоугодного заведения», а по совместительству председатель Болховского райсовета, представляющий в нем партию «Единая Россия», в одночасье оказался не только безработным, но и весьма вероятным фигурантом уголовного дела. Впрочем, этому «одночасью» предшествовала долгая и, казалось бы, бесперспективная борьба за справедливость одного из постояльцев Болховского дома-интерната инвалида второй группы Владимира Рублева. Удивительно, но факт: в этой борьбе Владимир Рублев оказался победителем. Во всяком случае – на сегодняшний день.

 

Поосторожнее с жалобами!

Именно Владимир Рублев был тем человеком, который первым публично сообщил об избиении того самого инвалида, опубликовав в декабре 2018 года в социальных сетях свою жалобу, адресованную прокурору Орловской области, в которой и содержалась данная информация. Через пару недель Рублев разместил в интернете еще один пост, в котором изложил свое негативное мнение о том, как Авилов руководит Болховским интернатом. И надо сказать, основания для этого у Рублева были.

Владимир Рублев

Как уже ранее писала «Орловская среда», еще в 2012 году Владимир Рублев обращался в прокуратуру Орловской области по поводу неправомерного расходования руководством учреждения бюджетных средств во время ремонта помещений интерната, который проводился в 2010-2011 годах. В мае 2012-го Контрольное управление аппарата губернатора и правительства области провело проверку и установило, что «финансирование ремонтных работ в основном осуществлялось… за счет денежных средств, полученных за стационарное обслуживание от граждан». Таким образом, директор Авилов неправомерно истратил 2 миллиона 694 тысячи рублей. В результате Авилову внесли представление об устранении выявленных нарушений с привлечением виновных лиц к дисциплинарной ответственности.

Спустя шесть лет, в 2018 году, проверка КСП Орловской области вновь выявила целый ряд нарушений. В частности, было установлено, что в 2017 и в 2018 годах интернат за счет средств государственной субсидии, выделенной на обеспечение госзадания (то есть на содержание постояльцев), оплатил кредиторскую задолженность на общую сумму 1 миллион 255 тысяч рублей. Еще почти 685 тысяч рублей были неправомерно выплачены в качестве зарплаты 18 штатным единицам, введенным в штатное расписание без согласования с учредителем. Кроме того, как установили проверяющие, «до января 2015 года при отсутствии расчета стоимости предоставляемых социальных услуг в договорах с проживающими была установлена плата за проживание в размере 75% пенсии. Таким образом, указанные действия Учреждения нарушали права и законные интересы граждан – получателей социальных услуг». Наконец, были выявлены нарушения в части соблюдения норм питания и норм обеспечения мягким инвентарем.

И вновь директор Авилов отделался легким испугом. И это, по мнению Владимира Рублева, было неправильно. И несправедливо. И он решил добиваться справедливости, обращаясь во все возможные инстанции –вплоть до Генеральной прокуратуры.

Естественно, жалобы Рублева дошли и до непосредственной начальницы Авилова – руководителя департамента соцзащиты госпожи Гаврилиной. Отвечая неугомонному инвалиду, Гаврилина, во-первых, уверяла его, что выявленные нарушения не могут служить основанием для уголовного преследования Авилова, во-вторых, что эти нарушения успешно устраняются, а в-третьих, что с жалобами надо быть поосторожнее. Так, в одном из ответов Владимиру Рублеву госпожа Гаврилина сообщила, что, если его что-то не устраивает, то его могут и перевести из Болховского интерната в иное учреждение (какое, остается только догадываться). В другом – более чем прозрачно намекает, что свои жалобы Рублев пишет не в целях осуществления своих гражданских прав, а с намерением причинить вред другому лицу, то есть господину Авилову. Она же напоминает инвалиду, что подобные жалобы, являясь злоупотреблением правом, могут стать основанием для привлечения его к гражданско-правовой ответственности.

Ирина Гаврилина

В данном письме гламурная госпожа Гаврилина, в устной речи которой через слово звучит паразитическая связка «как бы», демонстрирует такие познания в области конституционных прав граждан и судебной практики (со ссылками на постановления Пленумов Верховного и Конституционного судов), что даже самый отъявленный скептик понимает: это достойная дочь своего отца. То есть папы. Уполномоченного по правам человека в Орловской области Александра Лабейкина.

Кто кого принимал?

Орловский омбудсмен Александр Лабейкин, как, собственно, и его дочь,  руководитель департамента соцзащиты Ирина Гаврилина, призваны делать одно дело: защищать права и интересы граждан. Причем в первую очередь тех, кого в нашем государстве принято называть социально незащищенными. То есть в том числе и таких, как Владимир Рублев. О том, как «защищала» права Рублева госпожа Гаврилина, мы рассказали выше, а как это делал господин Лабейкин, нам поведал сам Владимир Рублев. Причем не только нам, но и председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину.

Дело в том, что о деятельности Авилова на посту директора Болховского интерната Рублев сообщал Александру Бастрыкину еще в 2017 году: к руководителю СКР инвалид обращался через соцсети. 30 августа 2017 г. Бастрыкин в личном сообщении ответил Рублеву буквально следующее:

«Уважаемый Владимир Яковлевич! Дано поручение Главному управлению процессуального контроля Следственного комитета Российской Федерации провести проверку изложенных в Вашем сообщении сведений. Руководителю следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Орловской области поручено принять Вас лично и о результатах доложить.

С уважением, А.И. Бастрыкин».

И уже на следующий день Владимиру Рублеву сообщили о дате личного приема у Анатолия Щурова, которого тогда только-только назначили руководить СУ СКР по Орловской области. Впечатления от этого приема Рублев и описал в письме руководителю Следственного Комитета.

«Вынужден в подробности описать сам процесс приёма и упомянуть о (в то время непонятно, с какой целью) присутствующем и принимающем активное участие в разговоре уполномоченном по правам человека в Орловском регионе А.А. Лабейкине, – сообщил Рублев. – У постороннего человека, со стороны наблюдающего за ходом беседы, могло сложиться впечатление, что это не я с Лабейкиным нахожусь на личном приёме у руководителя СУ СК по Орловской области, а мы с Анатолием Петровичем находимся в кабинете у А.А. Лабейкина. Буквально несколько дней прошло, как А.П. Щуров (прибывший из другой области) возглавил СУ СК России по Орловской области – и Лабейкин А.А. с готовностью взял на себя роль знатока «местных нравов и обычаев». Вальяжное поведение омбудсмена, звонки по телефону в Управление социальной защиты населения – с целью во всеуслышание заявить А.П. Щурову о том, что якобы я не перечисляю деньги в дом-интернат по договору за стационарное обслуживание. И почему-то ни слова о том, что договор и незаконные соглашения, инициированные директором дома-интерната Авиловым В.В., отменены апелляционной коллегией Орловского областного Суда.

В кабинете, на приёме у руководителя СУ СК по Орловской области А.П. Щурова, производилась видеозапись нашей беседы – так что без труда можно воспроизвести тему и ход разговора.

Казалось бы, к чему все эти, прямо сказать, отвлекающие разговоры о социальном обустройстве домов-интернатов?

Но, несмотря на то, что тема личного приёма у А.П. Щурова обозначалась угрозами моей жизни со стороны руководителя стационарного учреждения… А.А. Лабейкин использовал весь свой авторитет, дабы увести разговор от основной темы вопроса. Омбудсмен упорно и настойчиво старался внушить руководителю Следственного управления, что перед ним сидит обыкновенный склочник и сутяга, пишущий свои пасквили с целью опорочить уважаемого человека».

Как видим, и отец, и дочь мыслят и действуют одинаково: вместо того, чтобы защищать интересы инвалида Рублева, что им положено в соответствии с их должностями, защищают директора Авилова. А омбудсмен Лабейкин – еще и свою дочь, поскольку и ее имя в многочисленных жалобах и обращениях Рублева тоже упоминается в связи с деятельностью Авилова. В частности, как поясняет Рублев в обращении к Александру Бастрыкину, среди прочих он ставил и вопросы «о сомнительных действиях директора дома-интерната в финансово-хозяйственных отношениях, и конкретно — о 29,9 млн рублей из областного бюджета, направленных в Болховский дом-интернат в 2016 году не без участия И.А. Гаврилиной». Полагаем, господину Лабейкину об этих вопросах Рублева было прекрасно известно.

Про «мажоров» и «папаш»

Здесь мы на некоторое время прервем ход повествования и сделаем лирическое отступление. Напомним читателям в свое время очень известную, а ныне многими подзабытую (а напрасно!) песню культовой группы «ДДТ» «Мальчики-мажоры»:

«Я чествую вас, сыновья дипломатов,

Юристов, министров и профессоров.

Ожиревших актрис, журналистов-магнатов,

Многотомных поэтов и суперпевцов.

Короче, тех, кого всегда у нас вызывают на «бис».

Тех, кто всегда легко пролезет без виз.

Раскройте рты, сорвите уборы –

По улице чешут мальчики-мажоры.

Раскройте рты, сорвите уборы –

На папиных «Волгах» – мальчики-мажоры.

Кичёвая дрянь задернута в тело.

Душа это? Нет? Какое вам дело?

И так все легко соплякам и просто –

Папаша добьется служебного роста.

Папаша попросит весь зал кричать ему «бис».

Папаша исполнит любой сыночкин каприз».

Написанная в середине восьмидесятых годов прошлого века песня, увы, не потеряла актуальности и по сей день. В провинции, где с дипломатами, а также суперпопулярными певцами, поэтами и актрисами туго, в роли «папаш» чаще всего выступают местные чиновники (в недалеком прошлом – советская партноменклатура), а в остальном все, как в эпоху застоя: и служебный рост «дочек-сыночков», и просьбы «кричать «бис», и папины «Волги», то есть «мерседесы» и «ягуары», и «капризы» мальчиков и девочек-мажоров, которые подобные «папаши» не только исполняют сами, но и вынуждают исполнять других. К чему это мы? А вот к чему.

В том же 2017 году, когда Владимир Рублев в поисках правды обращался в Следственный комитет и имел «счастье» непосредственно общаться с орловским защитником прав человека господином Лабейкиным, в одной из орловских школ произошла история, впоследствии ставшая поводом для публикаций в СМИ.

Собственно, началось все банально: после уроков, возле раздевалки повздорили два школьника – назовем их Вася (ему на тот момент было 15 лет) и Петя (12 лет). Петя стащил у Васи мешок со сменной обувью и убежал. Вася догнал Петю и потребовал мешок отдать. Петя отдать не захотел. Тогда Вася ударил Петю по руке. Петя мешок выронил, Вася его поднял, Петя побежал куда-то вверх по лестнице – на том и разошлись. К вечеру родители Пети обнаружили, что у того сломана рука (свозили в травмпункт, где мальчику наложили гипс). Петя сказал им, что сломал ее, упав с лестницы. Однако мама Пети почему-то сыну не поверила и стала выяснять, что же произошло на самом деле, путем обзвона родителей других учеников. Одна из мамаш сообщила ей о потасовке между мальчишками, о которой узнала со слов своего сына. После этого Петя признался маме, что его бил Вася. Родители Пети сообщили о случившемся директору школы, после чего в школе собрали комиссию по расследованию несчастного случая, куда пригласили обоих драчунов с родителями. На заседании комиссии Вася и его мама принесли извинения родителям Пети и ему самому, извинения были приняты, Более того, как рассказала Васина мама, мама пострадавшего школьника с улыбкой протягивала ей свою визитку, приговаривая: «Ах, мальчишки, бывает, вы ж бедняжка такая, давайте я помогу вам алименты получить от бывшего мужа, я же юрист»… Словом, ни у кого, в том числе у педагогов, не возникло подозрений, что конфликт получит продолжение.

Тем не менее «продолжение» не только последовало, но и затянулось почти на три года.

Здесь необходимо пояснить, что еще перед заседанием школьной комиссии мама старшеклассника Васи имела телефонный разговор с мамой Пети и опять же приносила самые искренние извинения. В этом разговоре «пострадавшая» родительница прямо заявила: «Извинениями вы не отделаетесь». К сожалению, Васина мама не придала тогда должного значения этой фразе. А зря. Потому что уже вечером, после заседания комиссии, после принятых извинений, мама Пети обратилась в полицию с заявлением и потребовала привлечь Васю к уголовной ответственности. Дело расследовали очень долго. Несколько раз закрывали, потому что ни одна из проведенных экспертиз однозначно не подтвердила, что Петя получил перелом в результате ударов, нанесенных Васей. Однако каждый раз, закрыв дело, его вскорости возобновляли. Почему? Полагаем, потому, что Петина мама оказалась из тех самых «девочек-мажоров», о которых давным-давно пела группа «ДДТ». А в роли «папаши» в этом случае выступил не кто иной, как орловский омбудсмен Александр Лабейкин, приходящийся Петиной маме родственником. Васина же мама –  наша коллега-журналист (не из тех столичных «журналистов-магнатов», а из обычных, рядовых, провинциальных), одна воспитывающая двоих сыновей, таких родственников не имеет. По ее словам (а журналисты – люди информированные), узнав, что закрытое дело возобновляли по «звонку», она отправилась на прием к господину Лабейкину и без обиняков спросила, догадывается ли он, по какому вопросу она к нему пришла. Тот ответил утвердительно. В ходе разговора наша коллега также спросила, зачем Лабейкин вмешивается в дело. Тот, с ее слов, сказал, что просто хочет, чтобы не было лишней волокиты. Тогда мама Васи опять же спросила, не считает ли он возможным повлиять на свою родственницу, которая, по ее мнению, совершенно несправедливо и необоснованно инициировала уголовное преследование 15-летнего школьника (в том, что ее сын невиновен, журналистка убеждена по сей день). Тот сказал, что ничего поделать не может – такой уж она человек, если что решила, добьется обязательно. Но успокоил: дескать, волноваться не надо, все будет хорошо.  Не правда ли, удивительно, насколько осведомленным в рядовом в общем-то деле оказался орловский омбудсмен?

Александр Лабейкин

В конце 2019 года дело было передано в суд, который, на наш взгляд, вынес компромиссный приговор: Васю признали виновным, но наказание не назначили. Выступавшая представителем несовершеннолетнего потерпевшего Пети родственница омбудсмена приговор обжаловала, поскольку сочла его неоправданно мягким и гуманным. Апелляционная жалоба этой представительницы касты «девочек-мажоров» изобилует восклицаниями и эмоциями, а еще в ней несколько раз повторяется, что подсудимый не принял мер к заглаживанию вины и возмещению причиненного вреда. Полагаем, именно это «невозмещение» и стало основной причиной для требований сначала возбудить дело, а затем назначить подсудимому Васе самое суровое наказание, предусмотренное соответствующей статьей Уголовного кодекса. Думаем также, что не менее важно в этой истории и самоощущение «девочки-мажора», осознающей свою исключительность и привыкшей, что «папаша» исполнит любой «каприз». В данном случае «каприз», полагаем, не без помощи омбудсмена Лабейкина, был исполнен частично – дело дошло до суда, но суд «по всей строгости закона» карать подростка не стал, а апелляционная инстанция оставила приговор в силе.

Теперь нашей коллеге предстоит новое судебное разбирательство – на сей раз в гражданском порядке: признанная потерпевшей сторона требует с журналистки того самого «возмещения вреда» в сумме 300 тысяч рублей, которые для нее, как и для любого рядового жителя Орловской области, являются астрономической суммой. Как призналась мама Васи, она по-прежнему верит в российское правосудие и намерена бороться за справедливость в надежде, что это не будет борьбой с ветряными мельницами.

Сколь веревочка ни вейся…

К чему мы рассказали эту историю, которая, на первый взгляд, не имеет никакого отношения к Болховскому интернату и его директору Авилову? А к тому, что она является прекрасной иллюстрацией того социального расслоения, которое в последние годы все ярче проступает в нашем обществе. И дело здесь не только в разделении на богатых и небогатых: куда большую роль играет принадлежность к своего рода классу, который в провинции принято называть местной «элитой». Если ты входишь в этот класс непосредственно либо посредством родственных связей, то ты имеешь преимущества, которых не имеет гражданин, в данный класс не входящий. И история о тяжбе мамы-юриста с мамой-журналистом и о роли в ней орловского омбудсмена Лабейкина – лишь частный случай, иллюстрирующий общую тенденцию. А вот история с директором Болховского дома-интерната Авиловым и инвалидом Владимиром Рублевым – уже из разряда системных.

Владимир Авилов

Повторим, нарушения в финансово-хозяйственной деятельности интерната выявлялись неоднократно, что долгое время никак не отражалось ни на должностном, ни на социальном положении господина Авилова. Напомним также, как ранее писала «Орловская среда», после проверок финансово-хозяйственной деятельности учреждений, подведомственных департаменту соцзащиты Орловской области (а проверяли три интерната, в том числе и Болховский), и выявленных КСП Орловской области многочисленных нарушений директоры двух интернатов были уволены, а вот господин Авилов сохранил свой пост. Не уволили его и после того, как на всю страну прогремела чудовищная история о брошенном на пол в коридоре интерната беспомощном инвалиде – работы тогда лишились три санитарки. Кстати, тогда в одной из наших публикаций мы напрямую обратились к орловскому «защитнику прав человека» Александру Лабейкину с рядом вопросов, а именно: не считает ли господин Лабейкин, что в Болховском доме-интернате систематически нарушаются права стариков и инвалидов? Не намерен ли он принять меры по защите этих прав? И как он расценивает действия или бездействие должностных лиц, в том числе руководителя департамента соцзащиты и его же ближайшей родственницы Ирины Гаврилиной, допустивших столь вопиющую ситуацию в доме престарелых? Надо ли говорить, что ответов от омбудсмена мы не получили?

А вот Владимиру Рублеву в декабре 2019 года пришел ответ на его обращения в прокуратуру Орловской области, в котором сообщалось, что в сентябре-октябре 2018 года были возбуждены два уголовных дела – одно по факту нарушений, выявленных в финансово-хозяйственной деятельности интерната, второе – по факту нарушений прав инвалида М., но и эти дела не стали поводом для кадровых решений в отношении Авилова. Почему? На наш взгляд, все просто: господин Авилов, являясь председателем Болховского райсовета, занимает один из ключевых постов в структуре муниципальной власти, а стало быть входит в пресловутую местную «элиту», в том числе и в партийную «элиту» реготделения «Единой России». Видное место в этой «элите» занимает и его непосредственная начальница госпожа Гаврилина, являющая членом регионального политсовета ЕР. И до недавнего времени эта «элитная» принадлежность гарантировала «элитарной» номенклатуре определенную неприкосновенность. Однако рано или поздно всему наступает конец. И от господина Авилова фортуна отвернулась тоже. Еще недавно он добивался, чтобы Владимира Рублева привлекли к уголовной ответственности за клевету, в том числе и за сведения об избиении инвалида (кстати, в районном отделе полиции несколько раз отказывали в возбуждении дела против Рублева), которые теперь подтвердила прокуратура Орловской области. Еще недавно он пытался взыскать с того же Рублева компенсацию морального вреда за то, что тот опубликовал свои обращения в правоохранительные органы. Еще недавно он, как мы понимаем, был уверен: «элита» не выдаст.

Однако, полагаем, сейчас «элите» защищать Авилова – себе дороже. Сейчас «мальчикам-девочкам-мажорам», а заодно и их «папашам» впору думать о собственной участи. Почему? Да потому что буквально на днях на всю страну прогремела история с губернатором Чувашии Игнатьевым, который еще недавно призывал «мочить» журналистов и блогеров, которые пишут о местной власти не то, что хочется губернатору. А потом, абсолютно в «мажорском» стиле, публично унизил офицера МЧС, заставив его подпрыгивать за своей рукой с ключами от пожарных машин. Реакция не заставила себя ждать: секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил, что поведение Игнатьева находится за гранью понимания, а вскоре партийная комиссия по этике рекомендовала исключить его из рядов «ЕР». Сегодня же ряд источников прогнозирует близкую отставку чувашского губернатора. И это показательно. Полагаем, местные орловские «элиты» тоже поняли, что от самых одиозных своих представителей лучше избавляться вовремя: Авилов стал лишь одним из тех, от кого решили избавиться. Насколько далеко зайдет решимость орловских властей следовать федеральному тренду, пока неясно. Неясно, например, сохранит ли тот же Авилов пост председателя райсовета и партбилет ЕР. Неясно, что будет с его начальницей госпожой Гаврилиной, к которой претензий куда больше, чем к господину Авилову, но которая имеет защиту не только в лице папы – омбудсмена Лабейкина, но и в лице «папаш» из руководства реготделения ЕР и областного совета – вплоть до его председателя Музалевского. Неясно, что будет и с самим омбудсменом, который, на наш взгляд, как-то подзабыл о своих прямых обязанностях в части защиты прав тех же инвалидов, и эти пробелы сейчас восполняет прокуратура. Кстати, прокурорская проверка в Болховском интернате продолжается, и, думаем, нас ждет еще много интересного.

Татьяна Филева

 

Комментирует депутат Орловского облсовета Игорь Рыбаков:

– Как показывает ситуация, сложившаяся в Орловской области, на протяжении долгого времени как муниципальные, так и региональные чиновники не слышали  посыл нашего президента Владимира Владимировича Путина о том, что неприкосновенных у нас нет, что перед законом все равны. Что если не сегодня, то завтра те или иные зарвавшиеся чиновники, какие бы должности они ни занимали, ответят перед обществом и перед государством по полной…

Кто из таких зарвавшихся чиновников мог бы подумать, что настанет время, и прокуратура вытащит на поверхность дело многолетней давности об  избиении инвалида в Болховском доме-интернате? Что встанет вопрос о возбуждении уголовного дела и проведении расследования по данному факту, который долгое время скрывался? Что будет возбуждено уголовное дело по фактам выявленных нарушений в финансово-экономической деятельности этого учреждения? А ведь еще совсем недавно, вопреки здравому смыслу, руководитель департамента соцзащиты Ирина Гаврилина уверяла, что обнаруженные ревизорами КСП нарушения не предусматривают уголовной ответственности. Такая позиция Гаврилиной по отношению к ее подчиненным, которые допустили многомиллионные финансовые нарушения, не укладывается, на мой взгляд, в рамки здоровой логики. Миллионы бюджетных рублей потрачены неизвестно как, а руководителям за это – штраф в несколько тысяч или выговор? А может, госпожа Гаврилина, если бы могла, и вовсе объявила бы им общественное порицание, как это делалось при коммунистах? Почему допустившим нарушения директорам со стороны департамента не предъявлены иски гражданской ответственности?

Это нездоровая практика, которая, на мой взгляд, стала для департамента соцзащиты обычным явлением.

Непонятна в данной ситуации и позиция уполномоченного по правам человека в Орловской области Александра Лабейкина, которую можно расценить как бездействие. Конечно, я допускаю, что за долгий период работы на разных должностях он устал (все-таки человеку уже за 70), но, даже если это так, его усталость никаким образом не должна сказываться на отношении к простым гражданам, поскольку  он обязан защищать именно права этих граждан, а не интересы своих родственников, создавая ситуации, которые принято называть конфликтами интересов.

Я неоднократно призывал товарища Клычкова обратить внимание на то, что творится в департаменте соцзащиты, я не раз и не два настаивал на немедленном увольнении гражданки Гаврилиной. Клычков мои обращения проигнорировал, и я могу предположить, почему. Как известно, Ирина Гаврилина является членом регионального политсовета «Единой России», а региональным отделением партии руководит спикер Орловского облсовета Леонид Музалевский. Кстати, и он сам, и его приближенные депутаты-единороссы горячо и дружно поддерживали Гаврилину, когда я поднял вопрос о ее компетентности и соответствии занимаемой должности на одной из сессий. Так может ли губернатор Клычков вопреки позиции партийного руководителя Гаврилиной, председателя облсовета Музалевского уволить ее с занимаемой должности, что, по моему и не только по моему мнению, было бы разумно и справедливо? На мой взгляд, это трудно представить…

В связи с этим хотел бы процитировать товарищу Клычкову фрагмент из прошлогоднего Послания Президента Федеральному собранию, когда, говоря о чиновниках, работающих в социальной сфере, Владимир Владимирович Путин особо подчеркнул, что они не должны ни в коем случае «допускать высокомерного отношения, неуважения к гражданам – ни в словах, ни в действиях», и предупредил, что «чиновники, которые не способны работать в высоком темпе для выполнения планов развития страны, должны покинуть свои должности». Может, хотя бы эти слова президента придадут Клычкову смелости и заставят принят правильное кадровое решение.

 

Опубликовано 29 Янв 2020 в 11:29. В рубриках: Тема номера. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 879

Комментарии закрыты.

Новости

О дороге в "рай" и ее бенефициаре.



Критический взгляд депутата Рыбакова на инвест послание Клычкова. Основные тезисы



Часть 2. Инвестиционное послание Клычкова без прикрас. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Часть 1. Инвестиционное послание Клычкова. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Депутат Рыбаков: транспортная проблема микрорайона Лужки



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"