13 мая 2020



Мейкеры против COVID-19

№16 (595) от 13 мая 2020 г.

Российским медикам, которые уже несколько недель борются с новым коронавирусом в адских условиях, пришла неожиданная помощь. Группа энтузиастов, у которых была возможность задействовать 3D-принтеры, лазерные граверы и станки с ЧПУ, с начала апреля изготавливают для врачей и медсестер массу полезных и незаменимых вещей. Например, заколки для масок, которые обычно резинками крепят за уши. Заколки снимают нагрузку с ушей, и у врачей к концу дня не болит голова. Мейкеры — так сами себя назвали энтузиасты – могут изготовить пять видов приспособлений. Помимо заколок, это щитки, защищающие глаза от брызг при контакте с пациентами. Это держатели для шлангов, позволяющие удобно и быстро крепить оборудование. Это переходники под разные диаметры, позволяющие подключать к маскам врачей разные фильтры. И защитные боксы, которые могут уберечь врачей от выдыхаемого пациентом аэрозоля во время интубации. В нашей области также несколько человек присоединились к движению «Мейкеры против COVID-19». Мы встретились с региональным координатором движения в Орловской области Павлом Иванюшиным, чтобы расспросить поподробнее о том, что это за инициатива и чем самим мейкерам могут помочь орловцы, далекие от современных технологий.

«Орловская среда»:

—  Откуда пошло это течение  — «Мейкеры против COVID-19», и как о нем узнали на Орловщине?

Павел Иванюшин:

— Поскольку я уже не один год занимаюсь 3D-печатью, есть круг информационных материалов по теме, каналы, где общаются единомышленники. Я увидел сообщение о движении «Мейкеры против COVID-19». Зашел в телеграм-канал, чтобы узнать подробности. Правда, тогда мы еще не понимали, за какую сложную задачу взялись. Мы изначально думали, что надо будет попечатать чуть-чуть. А поскольку есть и оборудование, и пластик, и помещение, подумали: почему бы не помочь людям? А само движение появилось как собрание неравнодушных людей, у которых есть специальная техника, лазерные граверы, фрезерные станки, оборудование для вырубки из пластика, 3D-принтеры (там максимальный охват по высокотехнологичному оборудованию идет). Подключились высокопроизводительные крупные компании, которые производят сами принтеры, пластик для них. Люди решили собраться по подобию того, что было за границей. Один человек, Всеволод Очинский,  начал собирать  неравнодушных  людей, и сейчас по всей стране в движении «Мейкеры против COVID-19»  уже больше трех тысяч человек.

«ОС»:

— А в Орловской области сколько?

Павел:

— Нам активно 5-6 человек помогают. Есть еще несколько человек, которые периодически подключаются в силу ограниченности времени и наличия оборудования. Люди есть, но их не хватает. Нужен человек, который бы занимался поиском, сбором и распространением нужной информации. О нас еще мало знают. Хотя мы работаем уже с начала апреля. Первую готовую партию продукции мы 22 апреля отдали врачам. И за все это время, по сути, только один выходной у нас был. Все остальное время процесс производства не останавливается, печатаем — передаем врачам, режем – передаем, собираем – передаем. Часть продукции из Москвы приехала. Есть два варианта решения проблемы. Быстрый – обратиться напрямую к нам и попробовать решить вопрос поставки необходимого врачам. Соответственно, зависит от того, насколько быстро мы сможем все изготовить. Есть ли у нас финансовые и технические возможности оперативно отреагировать. Либо можно сделать заявку через сайт. Как только на сайте набирается какая-то критическая масса заказа, он формируется и присылается в Орел. Потом мы здесь его собираем и передаем.

«ОС»:

-Это не медицинские изделия?

Павел:

— Нет, это дополнительные средства индивидуальной защиты. Это очень важно, потому что медицинские изделия требуют обязательной сертификации. Вот, например, защитный бокс от аэрозоля во время интубации.  Он является дополнительным средством защиты. Или тот же лицевой щиток. Чтобы капли не попали на лицо врача, если пациент чихнул. Плюс ко всему этот щиток хоть и первым принимает на себя удар, но под ним обязательно должны быть и очки, и респиратор. Повторю, это лишь дополнительная защита.

«ОС»:

-А где вы берете чертежи?

Павел:

— Есть у нас общий чат в Телеграме, и там люди, которые начали участвовать в проекте раньше, выкладывают и чертежи, и файлы моделей. Мы сделали несколько образцов. Показали их врачам, организовали обратную связь — кому-то надо было что-то изменить. Возьмем те же боксы. Одним нужны боксы с двумя отверстиями, а кому-то – с тремя (для ассистента попросили). И мы на ходу можем сразу же внести корректировки. По тем же боксам у нас получилась ситуация, что мы не можем купить тот материал, который необходим для изготовления, поэтому делаем из того, что есть. Печатаем тоже из того, что есть. И латекс льется из того, что имеется у нас в запасе. Это все наши личные запасы. Финансово мы «высохли» совсем. Мы не можем поехать на базу и купить всё, что нам необходимо для производства. Все первые партии мы полностью сделали за свой счет. Все материалы, все ошибки, пока мы не пришли к нужному результату – это все было за наш счет. И оборудование наше.

Есть еще один важный нюанс,  на который бы хотелось обратить внимание. Все люди, которые участвуют в нашем проекте, продолжают платить аренду. Соответственно, они работают, чтобы помочь врачам, совершенно бескорыстно, но влезают в долги по арендной плате. Мы пока держимся. Хотя пришлось перейти к такому формату: пока от врачей не поступают заявки на сайт «Мейкеры против COVID-19», мы ничего сделать не сможем. Кому требуется –  нужно выйти на сайт и оставить там заявку.

«ОС»:

— А почему же государство или крупные предприятия не смогли быстро отреагировать на запрос и изготовить те же переходники, заколки? Почему не сделать все это быстро и в промышленных масштабах?

Павел:

— Скорее всего, проблема в том, что мы впервые столкнулись с такой масштабной пандемией, с ограничительными мероприятиями. И не только Россия. Ни одна страна оказалась не готова к тому, чтобы быстро перенастроить производство. Так или иначе, всегда есть бумажные вопросы, вопросы сертификации, вопросы закупок, которые не могут пройти решиться за один день. А здесь человек сел, напечатал за день 50 заколок и сразу же передал их врачам, которые на следующий день их уже используют. И за счет того, что сейчас оборудование достаточно доступно (например, 3Д-принтер уже не такая редкость, как раньше), любой человек может сделать это. Мы более мобильны, чем большие производства. Нам может позвонить любой врач и попросить что-то, и мы на месте сможем помочь без всякой волокиты и сразу же изготовить необходимое.  Есть запрос – есть ответ.

«ОС»:

— Я, кстати, хотел спросить: как у тебя вообще возникла идея заняться 3Д-печатью? Просто я единственный раз пересекался с 3Д-принтерами – на орловском заводе, который первым в регионе вступил в программу импортозамещения. И там объясняли, что печатают на принтере новую продукцию. Потому что нет еще ни приспособления для станков, ни технологии производства новинки, и самое главное – непонятно, как то, что спроектировали на бумаге, поведет себя в реальности. То есть они печатают 3Д-образец и испытывают его в конкретных средах – сразу же всплывают какие-то неучтенные при проектировании нюансы. А для чего вы использовали 3Д-печать до того, как помочь врачам?

Павел:

— Для того же самого. Просто 3Д-печать, когда она только появилась, как раз и предназначалась для прототипирования. То есть для быстрого производства какого-то объекта для понимания его физических, механических, дизайнерских свойств. Можно посмотреть, пощупать объект уже через несколько часов после того, как образ родился в голове.  Мы работаем с предприятиями на эту же тему. Все, что можно сделать из пластика, можно сделать на 3Д-принтере.

«ОС»:

— Но всё ведь упрется в свойства материала!

Павел:

— Сейчас у нас 8 видов материала. Абсолютно разные – от экологических, которые делаются на основе кукурузного крахмала, до сложных полиамидов. Есть резиноподобные материалы. Сейчас спектр материалов огромен. Под любую задачу можно подобрать любой тип пластика, цвет, необходимый вид обработки. Но основные заказы – это прототипирование, ремонт бытовой техники, автомобилей. Все, что в нашей технике пластиковое – шестерни, втулки – все это без проблем восстанавливается. Плюс ко всему мы можем изначальную деталь даже упрочнить. Не секрет – многие производители стали делать детали так, чтобы они как можно быстрее ломались. Хотя конструктивные особенности подразумевают, что деталь можно упрочнить – это уже наша задача. А к идее заняться 3Д-печатью мы вообще пришли в бане. (Смеется). И вот уже четвертый год этим мы занимаемся. Принтер хорош тем, что делает быстро мелкосерийное производство, для которого коммерчески невыгодно разрабатывать техническую документацию, делать оснастку и формы для литья и т.д. Т.е. чтобы быстро изготовить 100 штук чего-то– проще их напечатать. Есть производства, которые заказывают у нас 40 деталей, которые им требуются раз в год – им просто нет смысла делать форму для литья такой маленькой партии.

«ОС»:

— А как быть со специалистами по 3Д-моделированию? Вам самим пришлось осваивать процесс?

Павел:

— У нас такая схема работы: есть два человека: один отвечает за инженерное моделирование, какие-то технические вещи, а второй может образно создать человека или, например, здание. То есть у нас практикуется художественное 3Д-моделирование и  техническое.  Соответственно, работают люди с опытом. Плюс сейчас просто какой-то бум 3Д-печати. Есть специализированные сайты, где очень много уже готовых 3Д-моделей для печати. Не факт, что вы найдете там именно то, что нужно, но какие-то сувенирные, бытовые вещи – все это есть, без проблем.

«ОС»:

— Пока мы шли от проходной, вы упомянули, что преподаете в нашем орловском «Кванториуме». А чему вы там учите орловских ребят?

Павел:

— В «Кванториуме» не только 3Д-принтеры. Там есть и фрезерные станки, и лазерный гравер, и 3Д-сканер. Там есть и 3Д-принтеры, которые печатают совершено по другой технологии, чем тот, что рядом с вами. Там есть ручной электроинструмент. В «Кванториуме» полный цех по производству всего, что только можно. И самый большой плюс: дети не только видят это оборудование, но и могут на нем работать. Мы не ограничиваемся просмотром – вот какое у нас красивое дорогое оборудование. Пожалуйста, если хочешь этим заняться – мы  поможем, подскажем. Есть ребята, которые чуть ли не в совершенстве пайку освоили. Спаять-распаять-припаять – без проблем. Плюс они получают очень хороший навык для школы, я считаю. Не во всех школах есть черчение в 7 классе. В основном этот предмет начинают изучать в 9 классе. А эти ребята, спустя месяц занятий в «Кванториуме», уже могут с чертежа поднять ЗД-модель и напечатать ее.  То есть они уже мыслят объемно. Кстати, это один из новых трендов сейчас, что новые компании стараются отходить от чертежа. Стараются модель сразу создавать в ЗД-объеме. Мышление изменилось. Рисовать становится необязательно. Модель в объеме сразу готовится в специальной программе, и ее сразу же отправляют либо на станок, либо на принтер. «Кванториум» проекту «Мейкеры против COVID-19» тоже очень хорошо помог, когда разрешил использовать оборудование для печати. Часть того, что попросили орловские врачи, мы печатали как раз на оборудовании «Кванториума». Поэтому большое спасибо хотелось бы сказать директору дворца пионеров и школьников им. Ю.А. Гагарина Наталье Александровне Марушкиной, структурным подразделением которого и является ДТ «Кванториум» за то, что она оказала очень большую помощь как финансово, так и разрешив использовать оборудование.

«ОС»:

— Только не смейтесь – я далек от промышленности, просто видел статью, где говорили, что средний китайский инженер с легкостью может назвать до 200 различных типов пластмасс и перечислить, какими свойствами какой тип обладает. Вам не приходилось сталкиваться с тем, что имеющиеся у вас 8 типов пластмасс для ЗД-принтера не могут справиться с поставленной задачей? И за 4 года, пока вы в этом производстве, появились ли в России новые материалы для 3Д-печати?

Павел:

— Сейчас существует свыше сотни различных типов пластика для 3Д-печати – есть пластики с добавлением меди, есть пластики с добавлением дерева, которые имеют схожую структуру и чуть ли не запах опилок. Есть пластики люминесцентные, фосфоресцирующие. Плюс опять же технология печати – это не только пластик, это металл, еда. Строительные ЗД-принтеры печатают смесями бетонными, цементными. Есть принтеры медицинские. Я думаю, что недалек тот день, когда человека можно будет буквально напечатать. Суставы уже печатают! Мы в «Кванториуме» ездили на обучение в Пензу и как раз попали на производство, которое делает титановые суставы. Плюс они печатают из тканей свиней (хрящевых) клапаны для сердца. То есть мы фактически уже видели, как печатают людей. Все это уже реальность. Просто до нашей области доходит чуть медленнее.

«ОС»:

— И в завершение хотелось бы вернуться к движению «Мейкеры против COVID-19». Чем орловцы, которые прочитают нашу статью, могут помочь вам?

Павел:

— Самая большая проблема в том, что наши врачи не информированы об этом движении. Они просто не знают, что могут безвозмездно получить дополнительные средства индивидуальной защиты. Поэтому первая и главная просьба: расскажите, что есть такое движение. Направьте их на сайт. Пусть медики зайдут на сайт и закажут, что им необходимо. Мы постараемся все им передать. Вторая проблема у нас в нехватке людей, которые могли бы помочь нам в распространении и сборе информации, а также в налаживании обратной связи с нашими врачами. Нужна связь со СМИ. И третье: самая большая наша боль и беда, конечно, финансы. Вы можете помочь нашему движению либо зайдя на наш единый сайт – там есть ссылка на сбор, и ваши средства так или иначе дойдут до врачей в виде СИЗов по всей России. Либо непосредственно нам можно помочь или финансово, или материалами: позвоните, напишите в соцсетях – мы все расскажем, на все вопросы ответим.

«ОС»: Спасибо вам огромное, что помогаете людям в такой непростой ситуации!

Сергей Миляхин

 

Опубликовано 13 мая 2020 в 14:01. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 394

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"