На войне атеистов не бывает

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Отец Андрей Немцов – приходской священник, каких тысячи по всей России. Он служит в умирающей, погрязшей в пьянстве деревне и по мере сил восстанавливает храм. На лобовом стекле машины отца Андрея флаг ВДВ, на подряснике он носит наградные планки. Самая дорогая для него фотография – та, где он в священническом облачении на БТР среди молоденьких солдат.

 

Люди и овцы

Село Большое Скуратово недалеко от границы Мценского района когда-то было колхозом-миллионером. Еще десять лет назад при дележе участков для покоса между деревенскими разгорались нешуточные конфликты. Сегодня на полях в густой траве, где давно ничего не сеяли, бродят одиночные коровы. То там, то здесь брошенные, зарастающие бурьяном дома.

Здесь на высоком холме стоит храм середины XVIII века – редкость для нашего региона. Кроваво-кирпичное здание церкви открыто всем ветрам, но можно представить, как великолепно оно выглядело два века назад. На стенах просматривается великолепная лепнина.

Но храм не умер, жизнь в нем пульсирует. Над куполом возвышается крест, крыша прикрыта от дождя и ветра плотным непромокаемым материалом, окошки покрашены, внутри побелено. В праздник Троицы здесь пахнет травой и свежестью, словно церковь – естественная часть окружающей ее дивно красивой природы.

Этот приход считается «сложным участком». Раньше священники здесь надолго не задерживались, а отец Андрей служит уже четыре года. Жилье ему дали сразу – пустых домов много. Выделили целый этаж старинного двухэтажного особняка. Это только звучит красиво — особняк. Ни воды, ни канализации нет, помещение долго пустовало – можно себе представить, в каком оно состоянии.

— Многие крутят пальцем у виска, говорят: «Зачем пошел в священники? Что за профессию выбрал? Зачем тебе все это надо?», — говорит отец Андрей, размашисто шагая к своему храму. – А я им отвечаю, что не профессия это вовсе… А ну пошли отсюда!

Последнее относилось не к людям-скептикам, а к овцам, которые уютно устроились гурьбой между приделами храма.

— Житья от них нет, — сокрушается отец Андрей. – Ходят и ходят сюда, запах… Я их гоняю, а они церковь вокруг обойдут — и обратно… Видимо, этот храм был летним, подсобных помещений в нем не предусмотрено. Мне некуда даже складировать нужные вещи. Приспособил сараюшку рядом, так воруют ведь. Недавно вот проволоку украли.

Храм в Большом Скуратово – четвертый по счету, который восстанавливает отец Андрей Немцов. Когда он только начинал служить здесь, в храме стоял такой холод, что во время службы губа примерзала к чаше для причащения.

— А ведь смешивать свою кровь с кровью Христа категорически запрещено, отрывать чашу нельзя, вот ждешь, пока оттает… — усмехается отец Андрей.

Сегодня в храме тепло не только от новых батарей. Здесь уютно душе.

До сих пор в лампадках горит Благодатный огонь, который привезли из Иерусалима. Храму очень помогают крупные бизнесмены, которые владеют землей в том районе. Они же подарили священнику автомобиль. Заработать на личный транспорт для него нереально, а приходится ездить к верующим и в соседние деревни.

 

Бабушкино наследство

Путь отца Андрея к Богу был долгим. Обычный парень из города Донского Тульской области никогда особой набожностью не отличался. Но бабушка, когда он был ребенком, тайком показывала ему детскую Библию, учила молитовкам и по праздникам возила к своему духовнику.

— Отец Михаил был удивительный священник, очень мудрый, человечный, понимающий, — вспоминает отец Андрей. – Он жил в пристройке к церкви. Когда гостили у него по нескольку дней, нам детям, стелили на полу. Мы долго-долго не могли заснуть, слушая интересные истории батюшки.

Как-то отец Михаил погладил маленького Андрея по голове и сказал: «Служить будет». Так и вышло.

К вере по-настоящему отец Андрей пришел после службы в армии. Срочную проходил десантником в Грузии в 1991-1992 годах. Официально война тогда еще не началась, но серьезные вооруженные стычки происходили регулярно.

— Как-то наша колонна попала под страшный обстрел, — рассказывает священник. – Бронежилет на мне сверху был почти весь разорван пулями, но ни одна не попала в тело. Тогда много наших погибло, я сам удивился тому, что выжил. Когда мы вернулись, командир спрашивал: «Что? Что спасло тебя?» Я, снимая амуницию, говорю: «Не знаю» — и в этот момент случайно достаю из нагрудного кармана небольшую икону.

Таких моментов в жизни молодого десантника в чужой, враждебной стране, когда спасение можно считать не чем иным, как вмешательством высших сил, было много.

Ситуация с продовольствием для русских войск тогда была катастрофическая. Часть продовольствия совсем не доходила до солдат, часть доставлялась уже испорченной. Бывали дни, когда приходилось в прямом смысле голодать.

Как-то Андрей Немцов стоял в карауле. Он вспомнил, как бабушка учила его молиться. Парень мысленно обратился к Богу: «Господи, отчего же так трудно? Помоги, Господи, пожалуйста, хоть чем-нибудь». Вдруг сзади шорох, солдат обернулся – рядом стоял и смотрел на него большой баран. О еде солдаты не думали несколько дней.

— Однажды я крепко поспорил с сослуживцем о том, есть ли Бог, — говорит отец Андрей. – Друг был убежденным атеистом. Через некоторое время я услышал, что он вместе с товарищами попал в серьезную стычку. Скоро он отвел меня в сторону и тихо попросил научить его креститься… На войне атеистов не бывает. Даже на себя надеяться не очень приходится, пуля – она дура.

 

Земля и небо

После армии Андрей Немцов некоторое время служил по контракту. Затем работал столяром – делал мебель на заказ. В церковь, где служил состарившийся к тому времени отец Михаил, ходил постоянно. Вскоре парню предложили помогать при храме. Он согласился, чем очень удивил свою семью. Через несколько лет отца Андрея рукоположили. Он сменил на посту скончавшегося отца Михаила. Так бывший десантник 25 лет от роду стал священником. Но десантники бывшими не бывают.

Прекрасно понимая, каково приходится в горячей точке молодым солдатам, как нужна им духовная поддержка, в 2004 году отец Андрей отправился в Чечню. Он объезжал воздушно-десантные части. Священник проводил службы в военных часовнях из брезента под светом лампад, сделанных из гильз от пушечных снарядов. В каждом подразделении по два-три человека хотели принять обряд крещения. Приходилось отпевать и погибших: война, антитеррористическая операция – разница только в формулировке.

Самой важной миссией он считает общение с солдатами. Прошедший сквозь огонь, не раз видевший смерть, он точно знает, что сказать новобранцу. А бойцы, глядя на него, доверяют ему как никому другому. Отец Андрей — священник всех десантных войск.

— В одной части пришлось долго беседовать с парнем, который пытался покончить с собой. Слава Богу, закончилось все хорошо, он услышал, понял, отказался от своего намерения, попросил прощения. А в другой солдат на посту выстрелил себе в плечо и попытался выдать это за боевое ранение. Но ведь опытные военные сразу видят разницу. Командиры попались понимающие, парня под трибунал не отдали, но пришлось мне позорить его перед всем строем. Бывало, ко мне, православному священнику, подходили пообщаться и мусульмане. Я не отвергал – у нас один Бог, который заповедал нам мир и милосердие.

За голову военных священников боевики назначали огромную цену, за ними охотились. Очень немногие священнослужители рисковали ехать дальше Моздока. Отец Андрей был в самых опасных уголках Чечни. Хранили его опыт, осторожность и, как он сам признается, Бог.

— Однажды сел на БРТ, вот на этот самый, — он показывает фотографию. – Но неожиданно пришлось отказаться от этой поездки и уехать с другой колонной. Позже мне рассказали, что именно этот БТР подорвался на мине…

И сегодня отец Андрей не забывает солдат-десантников – он окормляет воздушно-десантную часть под Тулой. Еще много трудов предстоит по восстановлению храма. Нынешнее ненастное лето очень беспокоит отца Андрея.

Крышу пределов жестью крыли еще до меня, собирали деньги и контролировали работу местные бабушки, вот и сделали кое-как. Во время последнего урагана несколько листов вообще оторвались. Теперь как гроза, каждый раз волнуюсь – может, крыша в храме течет, а железо по деревне летает, — и отец Андрей тревожно смотрит в небо…

Елена Маслова

 

 

Собор построят на улице Коммуны
Кому нужны старые батарейки?
Утомленные солнцем
Опубликовано 06 Июл 2011 в 16:50. В рубриках: Персона, Статьи. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 2 784

Обращение депутатов к жителям Орловской области после отставки Потомского


Невров: "Потомский, хватит доить область!"


Должки и корешки


Потомский, в отставку! Флешмоб в Орле 15.09.2017


Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"