19 августа 2020



Орловская область — «Свинокомплекс имени Клычкова»?

№30 (609) от 19 августа 2020 г.

Чем хуже живёт орловское село, тем чаще мы слышим от местных чиновников об аграрных «рекордах». Нынешние сезонные полевые работы – не исключение: губернатор Андрей Клычков дает прогнозы относительно будущего урожая, по местным телеканалам транслируются сюжеты а-ля «уборочная в Орловской области преодолела свой «зенит». Ни слова — о молоке, мясе, пчеловодстве, орловских садах, картофеле, овощах, не говоря уже о переработке сельскохозяйственной продукции, в которой могли быть задействованы сотни, тысячи орловчан. Что дают сельским жителям рекордные урожаи зерновых? Олигархам, ориентированным на «быстрое производство», — сверхприбыль, отдельным селянам — возможность подработать в период уборки. И только. А что дальше — без «круглогодичного» молочного животноводства, без сбалансированного развития сельскохозяйственных отраслей?

Пока губернатор Орловской области Андрей Клычков наслаждается поездками по районам области, открывает песочницы и фонтаны, гордится урожаем зерновых и продвигает сырьевые проекты «Мираторга», позиционируя наш регион как один из лидеров агропроизводства, аналитики говорят обратное.

 

Ниже падать некуда

Специалисты Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ), на который ссылается не менее авторитетный журнал «Агроинвестор» (№ от 12 августа 2020 года) отмечают низкую эффективность организации сельхозпроизводства в Орловском регионе.

По этому показателю Орловская область находится  лишь в третьем десятке регионов – на 27-м месте – и значительно отстает от своих ближайших соседей по ЦФО: Воронежской, Московской, Белгородской, Курской, Брянской, Тульской, Липецкой, Калужской, Тамбовской и ряда других аграрно-промышленных  областей.

В основе рейтинга следующие группы показателей.

Производство — индекс производства продукции сельского хозяйства и объем отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг в сфере сельского хозяйства и производстве пищевых продуктов.

Финансирование — объем кредитов, предоставленных на производство пищевых продуктов и сельское хозяйство, охоту и лесное хозяйство; доля просроченной задолженности по кредитам в этих секторах; доведение до региона господдержки, процент освоения средств федерального бюджета.
Агрострахование — объем премии и количество заключенных договоров.

Привлекательность отрасли — среднемесячная номинальная заработная плата работников в сельском хозяйстве; уровень рентабельности проданных товаров, продукции, работ, услуг в сферах сельского хозяйства и производства пищевых продуктов; число зарегистрированных на 1 апреля 2020 года КФХ, а также прирост регистраций КФХ.

Внешняя торговля — объем экспорта из региона сельхозсырья и продовольствия; число стран, импортирующих продукцию АПК из региона; номенклатура экспорта; доля продуктов переработки в экспорте.

 

Столь низкий рейтинг деятельности орловских сельскохозяйственных организаций в общем списке регионов страны закономерен. Благодаря экс-губернатору Вадиму Потомскому и его последователю Андрею Клычкову в Орловской области происходит окончательное формирование сырьевой модели аграрной экономики. Ставка сделана на крупные агрохолдинги, щедро накачиваемые государственными субсидиями.

Специалисты отмечают: Орловская область в значительной степени зависит от импорта иностранной техники, семенного и племенного материала, а также технологий.

Как показал 2020 год, даже производство зерна, ради которого в Орловской области беспрецедентно увеличили посевные площади, дешевым не будет, а по качеству, скорее всего, не превзойдёт прошлогодние результаты. В результате прогнозируется резкое снижение производства зернобобовых, технических масличных культур, картофеля, овощей открытого грунта, недобор плодов и ягод. О какой эффективности организации сельскохозяйственного производства можно говорить вообще, когда в яблочный Спас жители Орла будут вынуждены покупать фрукты, завезенные из других регионов? Стоимость местных яблок и груш при чрезвычайно низком уровне объёмов их производства, хранения и переработки зашкаливает настолько, что южные плоды с рынка оказываются дешевле. В Орловской области целый научно-исследовательский институт плодовых и ягодных культур работает на то, чтобы губернатор смог отвезти пару-тройку корзин красивых и вкусных яблок в министерства и ведомства. Так когда же качественная плодово-ягодная продукция местного производства станет доступна жителям региона?

 

«Инвестиции» в инвесторов

Похоже, о молоке местного производства чиновники также советуют забыть. Натянутые цифры призрачного роста объёмов молока за 2019 год оказались блефом. Напомним, разговоров о недостаточной финансовой поддержке отрасли, из-за чего якобы не удается нарастить численность молочного поголовья скота и производство молока, было много. Так вот, объёмы средств на это направление в 2019 году увеличили, сохраняется поддержка отрасли и в текущем году. Однако прибавки молока как не было, так и нет.

За семь месяцев 2020 года производство молока в сельскохозяйственных организациях Орловской области составило всего 65,8 тыс. тонн (98,4 % к 2019 году). По стране – рост на 6 %, а мы вновь минусуем. Продолжают снижаться показатели отгрузки молока, произведенного сельскохозяйственными организациями. За январь-июль 2020 года по всем каналам сбыта и на переработку отгружено всего 61,86 тыс. тонн молока (98,3 % к 2019 году).

Губернатору до этих показателей нет никакого дела, да и вряд ли человек, не имеющий основательной производственной практики, родившийся и проживавший исключительно в крупных городах, вообще понимает  откуда берётся молоко.

Другое дело – его «помощники» в вопросах развития АПК. Казалось бы, Дмитрий Бутусов – бывший зампред правительства области по вопросам АПК, неоднократно бывавший в коридорах Госдумы и Совета Федерации, вполне мог повлиять на ситуацию: достаточно было внести предложения по законодательному изменению в системе поддержки и определения приоритетности отраслей. По факту оказалось, что всё это время он не развивал молочное животноводство региона, а строил собственную успешную карьеру. Теперь, когда Бутусов стал директором департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза РФ, провалы в молочном производстве на Орловщине он рассматривает исключительно как раздражающе неприятный, но не относящийся к нему фактор, портящий общую благостную статистику увеличения надоев молока в ЦФО и в целом по стране.

Нынешний зампред правительства Орловской области по вопросам АПК Сергей Борзенков также имел и имеет немало административных и финансово-ресурсных возможностей для развития молочной отрасли в регионе. Но также не сделал ничего. Напомним, Борзенков продолжительное время был директором ООО «Дубовицкое», возглавлял аграрный комитет Орловского облсовета, затем – департамент сельского хозяйства, а с этого года руководит целым агропромышленным блоком правительства Орловской области.

Члены правительства области во главе с его председателем Клычковым под предлогом развития новых сельскохозяйственных производств отдают плодородные земли под строительство свинарников, ставя под угрозу экологическую и эпидемиологическую обстановку в регионе. Многочисленные обращения жителей, которые выступают против строительства свинокомплексов рядом с их домами, наталкиваются на формальные отписки. А в это время ускоренными темпами развиваются инвестпроекты крупных агрохолдингов по направлениям, которые не несут ни существенной финансовой прибавки в бюджет области, ни тем более социальной составляющей. Конечно же, под эгидой развития инвестиционной программы и при поддержке губернатора.

Давайте ориентироваться на факты. Темпы роста производства свинины в Орловской области на текущий момент уже весьма значительны и превышают объемы внутреннего потребления. За январь-июль сельскохозяйственные организации области произвели и отгрузили 61,5 тыс. тонн свиней на убой (143% к 2019 году). Работают Знаменский СГЦ, ООО «Черкизово Свиноводство», другие сельхозорганизации.

К сожалению, показатели производства мяса КРС, где существенную долю занимает дочерняя структура АПХ «Мираторг» — ООО «Брянская мясная компания» — не столь радужны и прозрачны. По данным Росстата, сельхозорганизации региона за январь-июль 2020 года произвели на убой в живом весе 34,1 тыс. тонн КРС (85,1 % к 2019 году), отгрузили 34,8 тыс. тонн КРС (85,2 % к уровню 2019 года). В отличие от Орловской области, та же Брянская по этому показателю существенно плюсует.  Там же сосредоточена и основная переработка мяса КРС со всеми вытекающими последствиями: рабочими местами, налогами и т.д. Нам же вновь предлагают наступить на те же грабли и согласиться разместить на территории области многочисленные свинарники – объекты производства первого класса опасности. Заявленные 1000 дополнительных мест – капля в море для региона, где только официально более 11,5 тысячи безработных, без учета скрытой статистики по безработице.

Все указывает на то, что правительство Орловской области не хочет или не в состоянии развивать на селе малый бизнес, пищевые и перерабатывающие производства. А без существенных изменений по этим направлениям через год-два Орловская область опустится в рейтинге эффективности организации сельхозпроизводства еще ниже.

 

Как живет орловское село

Специалисты называют две важных составляющих для успешно развивающихся субъектов страны: экономическое развитие и уровень жизни населения.  Орловские чиновники не спешат делиться с общественностью своими «успехами» на поприще развития сельских территорий, сосредоточившись на «рекордах». Ответ на вопрос, почему эта информация практически недоступна, дает журнал «Агроинвестор» со ссылкой на материалы Всероссийского института аграрных проблем и информатики имени А. А. Никонова — филиала Федерального научного центра аграрной экономики и социального развития сельских территорий (ВИАПИ им. А. А. Никонова).

Научный центр составил рейтинг регионов России по качеству жизни сельского населения. Такое исследование было проведено впервые, и оно позволяет сравнить регионы по одному из важнейших показателей их социально-экономического развития.

Рейтинг составлен на основе 74 показателей, характеризующих уровень и условия жизни сельского населения, объединенных в 10 групп:
1. Демографическая ситуация: изменение численности населения за три года (на 1 января 2019 года к 1 января 2016-го), коэффициенты естественного и миграционного прироста/убыли сельского населения.

  1. Здоровье населения: количество заболеваний на 100 тыс. сельского населения, младенческая смертность (умершие в возрасте до 1 года на 1 тыс. родившихся живыми); ожидаемая продолжительность жизни при рождении.
  2. Уровень бедности: соотношение располагаемых ресурсов домашних хозяйств в расчете на члена семьи с величиной прожиточного минимума.
    4. Уровень безработицы: отношение численности безработных к численности экономически активного населения сельской местности.
  3. Безопасность проживания: общая заболеваемость сельского населения от травм, отравлений и некоторых других последствий воздействия внешних причин, на 100 тыс. человек.
  4. Инвестиции в социальную сферу: расходы на реализацию мероприятий по устойчивому развитию сельских территорий из федерального и регионального бюджетов в рамках госпрограммы развития сельского хозяйства, а также инвестиции в основной капитал за счет средств бюджета муниципальных образований в расчете на одного сельского жителя.
  5. Ресурсы личных подсобных хозяйств и других индивидуальных хозяйств граждан: средняя общая площадь земли, среднее условное поголовье скота и птицы; удельный вес хозяйств с заброшенными земельными участками (пустующими домами) в сельских поселениях.
  6. Сельский жилищный фонд: общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя в сельской местности; доля площади жилищного фонда, обеспеченного всеми видами благоустройства; удельный вес семей, получивших жилые помещения и улучшивших условия проживания, в общем числе семей, состоящих на учете в качестве нуждающихся в жилье.
  7. Социальная инфраструктура села — дошкольные, общеобразовательные организации; организации здравоохранения, клубно-досугового типа, туризма; библиотеки; объекты физической культуры и спорта; предприятия розничной торговли, бытового обслуживания, общественного питания: обеспеченность ими сельских населенных пунктов, мощность и качество материально-технической базы, нагрузка на обслуживающий персонал, объемы оказываемых услуг на 1 тыс. человек.
  8. Инженерная инфраструктура села — газификация и теплоснабжение, водоснабжение, водоотведение (канализация), электроснабжение, утилизация отходов, дорожная сеть, почта и телефонная связь: обеспеченность ими сел, мощность и качество материально-технической базы объектов.

Большинство показателей, на основе которых рассчитывался рейтинг, представлены в относительных величинах (доля в % или абсолютное значение в расчете на 1 тыс. жителей, 100 поселений и т. п.). Регионы ранжированы по каждому из показателей. Для большинства из них оценки (скоринг) изменялись от 82 (для региона с наибольшим показателем) до 1 (для региона с наименьшим показателем). По ряду показателей (например, «удельный вес уличной канализационной сети, нуждающейся в замене») оценки давались в обратном порядке: наибольший балл получал(и) регион(ы) с наименьшим значением показателя. В случае совпадения показателей оценка регионов выводилась по среднему значению. Скоринг по отдельным категориям суммировался и приводился к 100%. Таким образом, максимальная оценка, которую мог получить субъект, составляла 100, минимальная — 1.

Так вот, согласно  рейтингу регионов по качеству жизни сельского населения за 2019 год,  Орловская область находится лишь на 58-м из 82 мест. Чего ожидать орловчанам в ближайшее время? К сожалению, все идет к тому, что Орловский регион превратится в единый «Свинокомплекс имени А. Е. Клычкова».

Подготовила Наталья Зарубина

 

 

 

Опубликовано 19 Авг 2020 в 15:44. В рубриках: Экономика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 375

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"