Педагогическая поэма

Марина МоринаВ орловских школах учатся около трехсот ребят, которые вместе со своими родителями вынуждены были спасаться от войны на Украине. Школа № 13 в Северном районе приняла уже 20 детей вынужденных переселенцев. Говорят, что сближает общее горе, но, как оказалось, сближают и несчастья других людей. О том, как дети адаптируются на новом месте и откуда приходит помощь, рассказывает заместитель директора по воспитательной работе школы № 13 Марина Морина.

Лучшая стратегия

Как признается завуч, коллектив, когда стало известно, что в школу с 1 сентября придут ребята с Украины, немного нервничал – работать с детьми, которые пережили опыт военного конфликта, им не доводилось. Кроме того, переживали, легко ли будет найти общий язык с их родителями.

Однако, как рассказывает Марина Морина, уже после первого собрания стало ясно, что опасения по большей части напрасны.

– Ребята и их родители оказались интеллигентными, порядочными, душевными, открытыми людьми. Причем возникает ощущение, что многим будто бы просто неудобно за то, что они оказались в такой ситуации, некоторые даже извинялись за свое присутствие… – рассказывает она. – Школьники довольно быстро адаптируются, дружат с одноклассниками, особенно ребята из младших классов – они совсем такие, как наши: так же бегают на переменах, радуются пятеркам и огорчаются из-за двоек, а вот старшеклассникам приходится сложнее, однако с помощью педагогов понемногу привыкают и они. Перед началом учебного года на совещании на тревожные вопросы учителей я ответила так: «Относитесь к ним, как к собственным детям». Мне кажется, что это и есть самая лучшая в данном случае педагогическая стратегия. Но больше всего меня восхищает, как сплотились наши люди, ощущая чужую беду.

Действительно, Женя и Максим в форменных серых жилетках на первый взгляд совершенно не отличаются от других гомонящих шестиклашек. Женя более живой и общительный, а Максим более спокойный. Первый приехал с родителями из Славянска в июле, а второй – из Донецка в августе. По числу переселенцев из той или иной части Украины можно проследить движение фронтов…

– Мы выехали 9-го, – рассказывает Максим. – А 10-го Донецк взяли в окружение. Скучаю ли по дому? Да нет, мои друзья все уехали кто куда. Учиться тут мне не очень сложно, правда, русский язык немного сложный – грамматика совсем другая и орфография, чем в украинском.

– А мне наоборот – гораздо легче с русским, – перебивает Женя. – Я и дома в украинских словах часто ошибался – русские буквы писал. Но уезжать мы все равно собираемся назад домой – у меня на Украине остались бабушка и дедушка. Звонят, рассказывают, что стреляют почти каждый день – до сих пор бывает.

– У нас все уехали, поэтому мы пока точно не знаем, вернемся ли, – говорит Максим. – Но у нас по-другому было, чем у них. У них из автоматов стреляли, а у нас в основном артиллерия работала. Земля тряслась – было страшно… А как-то мы с другом ехали на великах, это хорошо, что скоростные были, а то бы ранило нас – гильза от ракеты прямо возле моего заднего колеса упала!

– Вчера на русском языке проходили слово «артиллерист», – говорит завуч. – У наших ребят учитель спрашивает о его значении, они не знают, зато Максим на этот вопрос ответил на отлично и рассказал даже, какие бывают виды артиллерии.

Своя ноша не тянет

Ребята убегают, а Марина Михайловна продолжает рассказывать:

– Собственно, о войне и ребята, и их родители говорят мало и неохотно, но мы и не расспрашивали особенно. Единственное, что мы пытаемся выяснить, были ли дети в зоне обстрела. Были почти все. Мама одного из мальчиков рассказала, например, как две женщины погибли при обстреле совсем недалеко от нее. А сын об обстрелах и разрушениях рассказывает как о само собой разумеющемся: «Мы не прятались в подвал, просто жили дома, в своей квартире, ждали, что будет… Только магазина, который был напротив нашего дома нету уже – разбомбили». Одно время все почти ребята с Украины говорили, что они здесь всего лишь до октября. Даже такие вопросы были: «А вы не обидитесь, если мы в октябре уедем?». Теперь почти все решили остаться как минимум на год. Хотя чувствуется, как им хочется домой, особенно родителям. Одна девочка нам сообщала: «Вот мы скоро уезжаем, но на Новый год обязательно приедем в гости и привезем подарки!».

По мере возможности помогать переселенцам стараются почти все. Причем не только лаской и дружеским участием, но и вполне материально.

Родители одного из классов решили пошить форму для своих детей по фасону, отличающемуся от обычного для этой школы. Заказали ее в небольшой частной швейной мастерской, директора которой Вячеслава Загурского пригласили затем и на линейку, чтобы смог оценить, как смотрится его работа. Там от родителей и учителей он узнал, что в этом году в школе №13 будут учиться два десятка школьников из Украины.

– На самом деле, в наше суровое время каждому проявлению доброты и искреннего бескорыстия радуешься и удивляешься, как чуду. Это, правда, было похоже на чудо – директор швейной мастерской вызвался бесплатно пошить для детей вынужденных переселенцев школьную форму, – рассказывает Марина Морина. – А предприниматель Иван Тихонович Рябцев, который снабжает нашу школьную столовую, бесплатно выделил семьям переселенцев продукты. Сегодня буквально привезли 20 наборов – в пределах десяти килограммов каждый: масло, крупы, мука, горошек. Одной из женщин с Украины, у которой в нашей школе учатся трое детей, выдали три тяжеленных пакета с продуктами, а она худенькая, небольшого роста. Мы спрашиваем: «Как вы все унесете?». Мы-то сами привыкли возмущаться, если в три раза меньше из магазина приходится носить, что тяжело, мол. А она тихо ответила: «Своя ноша не тянет…». И потом, когда мы проводили вводные родительские собрания, просто упомянули, что если у кого есть вещи, из которых дети выросли, в хорошем состоянии, то можно принести их в школу, а мы передадим тем, кому они нужны. Уже на следующий день в кабинет к социальному педагогу начали приносить и куртки, и свитера, и одеяла, и обувь. Даже одна из мам, которые у нас считаются, как бы это сказать… конфликтными – все ей не нравилось, спросила, куда можно передать вещи и на следующий день привезла целый багажник джипа. Очень много стали приносить и помогать учителя. А учебники… Что-то есть в школе, а что-то сами покупаем, учителя сбрасываются… Вы только этого не пишите – не хочется выставлять на показ! Может быть, грех так говорить, но это горе сблизило и наш коллектив, и родителей наших школьников.

Конечно, как признаются учителя, все дети из семей переселенцев отстают по русскому языку. Все они учились в русских школах, но и там изучали русский язык как иностранный – два часа в неделю. Учителя занимаются с ребятами дополнительно. Кроме того, на Украине нет предмета «Обществознание» как такового, а есть «Украина и я».

– Предмет «Обществознание» крайне важен для мировоззрения ребенка и молодого человека. А то, что его нет, – видимо, вот результат… – пожимает плечами завуч.

Полина Ханова

 

«Чтоб худого про царя не болтал народ зазря»
Дистанция огромного размера
«Теракт» не состоялся
Опубликовано 26 Сен 2014 в 13:22. В рубриках: Общество. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 847

Новости

Виталий Рыбаков: области снова навязывают очередную проблему


Орловцы обратились к Путину с просьбой возобновить работу ПАТП-1 и наказать виновных в его банкротстве


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"