26 февраля 2020



Про орловские сады и заморские яблоки

№7 (586) от 26 февраля 2020 г.

22 февраля нашему земляку, выдающемуся селекционеру, академику Евгению Седову исполнилось 90 лет. Накануне в библиотеке имени Бунина прошла встреча с Евгением Николаевичем и сотрудниками Всероссийского научно-исследовательского института селекции плодовых культур (ВНИИСПК). К сожалению, в разгар рабочего дня на встречу с удивительным человеком пришли только студенты профильных факультетов аграрной академии. Интереснейшую беседу о селекционной работе, о деятельности ВНИИСПК, о новых сортах сопровождала внушительная книжная выставка литературы «Сад академика Седова». Уже после торжества в ходе общения со специалистами корреспонденту «ОС» удалось выяснить интересные, хотя и немного шокирующие подробности о состоянии российского садоводства.

«Сад академика Седова»

Вряд ли кто из присутствующих мог поверить, что этому энергичному, подтянутому ученому, который с горящими глазами рассказывал о своих разработках, уже перевалило за девятый десяток. Как пошутила дочка селекционера, когда у нее спрашивают, на пенсии ли она, то отвечает утвердительно. «А ваш отец?» — «А он продолжает работать!»

Выдающиеся заслуги ученого признали во всем мире. В 1999 году ему было присвоено звание «Международный человек тысячелетия», имя орловского академика включили в число 2 000 выдающихся интеллектуалов XX века. Например, известный каждому советскому школьнику ученый Мичурин вывел  45 сортов яблонь. Академик Седов участвовал в разработке свыше ста различных сортов. При этом сам Евгений Николаевич обратил внимание на то, что время ученых-одиночек прошло. Сейчас вместе с академиком работает большой междисциплинарный коллектив, насчитывающий 15-20 человек. Есть те, кто специализируется на полиплоидных сортах, на колоновидных сортах. Есть целая группа сортоведов, биофизики, биохимики, которые определяют качество плодов, специалисты по защите растений. В итоге набирается много соавторов. На выведение одного сорта требуется от 16 до 35 лет. Потому что собственно селекционный процесс занимает 12-14 лет. Первичные испытания – еще полтора десятка лет и плюс столько же – государственные сортоиспытания.

Что касается самых любимых сортов, то академик рассказал, что вкусы у людей разные. «Например, сейчас очень распространен Синап Орловский, а мне не очень нравится. Мне больше по вкусу из летних Осиповская — у нас директором был Осипов, и сорт в честь него назвали. Из осенних Орловское полосатое неплохое. Из зимних много хороших. Особенно последние сорта удались», — рассказал Седов.

Также он объяснил, как меняется отношение к сортам на примере всем известной антоновки. «Этот сорт имеет очень много положительных качеств — зимостойкость, урожайность. Правда, вступает в плодоношение довольно поздно. Зато деревья большие и долголетние. Сейчас тенденция пошла совершенно другая — на интенсивные сады. Самое главное — антоновка считается зимним сортом. А на самом деле он позднеосенний, потому что яблоки даже в холодильнике только до нового года лежат. Иногда любители приносят в феврале и марте даже. Тут же считается процент, сколько, когда кончилась лежка, подвяло, сколько появилось заболеваний на плодах — такой сорт снимается, так как не выгодно его хранить, идет большая убыль. Сейчас есть сорта, которые в этом плане лучше антоновки. Если раньше, когда я начинал селекцию, были из летних сортов Папирокви, Грушевки московские. Иногда приходят, просят: дайте яблоки, как в детстве были – а мы сейчас их не размножаем. Есть гораздо лучше сорта! Антоновка же раньше у крестьян росла как? Никаких удобрений не вносилось. Обрезка самая обычная делалась. И когда дерево старое и большое — яблоки все мельче. Но они более плотные и лучше хранятся. И аромат! У антоновки аромат незаменим! можете и старые сорта закладывать, но новые сорта, например, Свежесть, в отличие от антоновки, лежит в хранилище до новых яблок!» — рассказал Седов.

Триплоиды, полиплоиды и защита от парши

Как отметила коллега Евгения Николаевича, он определил несколько направлений в селекции яблони, которые позволили институту выйти на мировые позиции. В первую очередь это селекция на иммунитет к парше. Первые работы по такому отбору были произведены за рубежом. Но первые сорта яблонь, иммунных к парше, получены академиком Седовым. А сейчас эти сорта уже широко используются в производстве яблок. Сейчас, кстати, производство тесно связано с экономикой — садоводство также должно обязательно быть рентабельным. Иммунные к парше сорта как раз оказались решением проблем с товарным видом яблок. Кстати, благодаря устойчивости к парше, орловские сорта яблонь позволяют существенно снизить химическую обработку садов и уменьшить затраты на горючее. Еще одно новое направление, которым занимался академик Седов, — полиплоидия (кратное увеличение количества хромосом). Чаще полиплоиды используют в селекции зерновых и овощных культур. А в селекции плодовых культур полиплоидия — достаточно редкое явление. И академик Седов взял на вооружение получение полиплоидов яблони, в частности, триплодов. Получен ряд триплоидных сортов, которые имеют более красивые (товарные) плоды, деревья к тому же более урожайные. Кроме всего у полиплоидов сглаживается периодичность плодоношения, когда нет перепада урожай/неурожай. Получены триплоидные сорта, имеющие иммунитет к парше.

Еще одно направление — получение суперинтенсивных садов за счет колоновидных яблонь. Евгений Седов смог получить колоновидные сорта, сочетающие иммунитет к парше. На очереди — получение колоновидного, триплоидного, иммунного к парше сорта. Есть уже и гибриды, и отборные сеянцы, которые позволяют при дальнейших работах уже выделить из гибридов сорт.

Отметили коллеги и такое направление в работах Евгения Седова, как «плоды и здоровье». Когда выводятся сорта с улучшенным химическим составом плодов, с более высоким содержанием аскорбиновой кислоты, антиоксидантов, сорта с улучшенными вкусовыми качествами, с более  сбалансированным, гармоничным вкусом плодов. Эти направления, начатые в селекции яблонь, сейчас плавно перетекли в работу и с другими плодовыми, а также ягодными культурами.

Наука и экономика, увы, идут в разные стороны

Казалось бы, с таким колоссальным потенциалом самых разных сортов уж на Орловщине-то точно будут закладываться сады из орловских яблок. Но не тут-то было. На официальном портале Орловской области сообщается, https://orel-region.ru/index.php?head=1&unit=14041 что в Глазуновском районе «весной  2018 года проведена посадка части первой очереди плодового сада суперинтенсивного типа на  площади 4 га. Высажено 16 500 саженцев яблони сорта «Джонаголд». Обратите внимание: используется сорт «Джонаголд», выведенный в США. Я задал вопрос академику: почему же при наличии такого колоссального выбора орловских яблонь местные садоводы отдают предпочтение импортным саженцам? Лицо юбиляра погрустнело.

«Интерес к иностранным сортам иногда возникает потому, что на прилавках видят в основном импортную продукцию. Лежат яркоокрашенные плоды, выглядят просто замечательно. Форма идеальная. Потому и покупают такие саженцы. Но вкус мне не нравится. И многим не нравится. Я был когда-то во Франции и решил попробовать свежих яблок. Я купил парочку, откусил, а потом искал урну — куда их выкинуть. Очень крупные, очень красивые. Но вкус без кислоты совершенно. У нас в России, в средней полосе выработан вкус, чтобы яблоко было кисло-сладкое. Второе слово определяющее. То есть в основном сладкое, но кислинка должна быть. У многих сортов этой кислинки нет. Производители думают, что импортные сорта будут хорошо расти в наших условиях. Если взять сорт Голден Делишес, то у нас он в Ботанике испытывался. Очень хороший сорт, великолепный. Яблочки некрупные. Стандартные. Но этому сорту требуется теплое лето (у нас просто не хватает ему градусов), а затем требуется не очень холодная зима. Сорт не зимостойкий. То есть эти деревья, пока теплые зимы у нас несколько лет подряд, хорошо растут и плодоносят. Но проходит какое-то время, и люди смотрят, подходит ли сорт по климатическим условиям для конкретного региона.

Еще одна деталь: у нас сорта очень долго проходят путь от выведения до массового производства. Например, вывели сорт зерновых — разослали в разные регионы по мешочку. Там высеяли делянку, и сразу видно, за один год, подходит ли он к конкретным климатическим условиям. А чтобы сорт яблонь посмотрели, нужно посадить двухлетку. Плодоносить начинает на пятый год. То есть нужно пять лет наблюдать за деревом, да еще несколько лет дать ему плодоносить. Это очень долгая песня. Кстати, хочу отметить, что Тульская область закладывает сады нашими сортами. Мы осенью ездили, смотрели — по 1500 га два хозяйства. Спрашивали у директора: что сажаете? В основном сорта, иммунные к парше. Сейчас мода на интенсивные сады — это когда с минимальной площади дается максимальное количество плодов. Это возможно, если высаживать большое количество деревьев. Им нужна шпалера, опора. Не все на это идут. В тульском хозяйстве есть разные варианты. Как на карликовом подвое, на суперкарликовом, так есть и сильнорослые деревья. При этом упор все же делается на обычные деревья. За рубежом дорогая земля. А на наших просторах! Кстати, плодоводство дает наибольшую прибыль из всех отраслей растениеводства!» — рассказал Евгений Седов.

Поляки умеют лоббировать свои интересы

По счастливой случайности во время подготовки материала мне удалось встретиться еще с одним специалистом, который изнутри знаком с ситуацией по закладке новых промышленных садов на Орловщине. В разговоре с ним я задал тот же вопрос, который адресовал академику Седову: почему на Орловщине формируют сады из импортного посадочного материала?

В торговых сетях востребованы импортные сорта, поэтому при закладке садов некоторые считают, что и упор нужно делать на них, так как легче будет попасть на прилавок. Еще один фактор, который очень сильно влияет на выбор саженцев, это лоббирование собственных сортов Польшей. Очень важно не только наличие собственных сортов, но и большое количество питомников, где можно обеспечить желающих посадочным материалом. В плане питомников западные садоводы сильно опережают отечественных. За рубежом производится не просто много, а огромное количество посадочного материала. Там настолько развита промышленная основа питомников, что больно и горько сравнивать с положением дел в наших краях. За годы перестройки российские питомники пришли в полный упадок. Поэтому для увеличения садов одних высококлассных сортов мало — нужны питомники. Нужна господдержка этого направления. Производителям зачастую дешевле покупать большие партии из тех же польских питомников, чем искать на просторах нашей необъятной родины нужный посадочный материал.

Еще один момент, который мало кто берет в расчет, это – технологии хранения яблок. Если взять в пример те же польские яблоки, то они без проблем хранятся больше года. При этом покупатели не задумываются, какое количество химии использовано для того, чтобы сохранить урожай. Насколько такие фрукты вообще полезны для организма. Откусите импортное яблоко и заметьте, сколько времени понадобится, чтобы оно пожелтело на воздухе. А теперь откусите орловское и посмотрите, как стремительно желтеет оно. Разница просто поражает.

Впрочем, самое важное — все же физиологические ритмы деревьев. Многие орловцы чувствуют сильный дискомфорт из-за аномально теплой зимы. А растения еще более чувствительны. И когда выращенные в зарубежных питомниках саженцы столкнутся с настоящими орловскими морозами, станет очевидна многолетняя адаптация местных яблонь к сезонным ритмам. Есть свои «подводные камни» и в теплых зимах для иностранных сортов. Они, как правило, рано выходят из состояния покоя. В Орловской области не редкость сильные оттепели и столь же резкие похолодания в марте. Поэтому садоводы опасаются даже за местные сорта, которые испытаны в наших краях не одним десятилетием: а вдруг деревья, которые уже начали сокодвижение по веткам,  подмерзнут? По мнению специалистов, если имеет смысл везти импортные саженцы, то только из Канады – и то из определенных областей, со схожим климатом. Впрочем, лучше развивать собственные питомники и сорта. Сегодняшние друзья могут завтра оказаться не столь дружелюбны. А местные саженцы можно купить, даже если внешние границы перекрыты. К тому же стоит помнить и тот факт, что раньше практически все колхозы имели фруктовые сады. Какая бы ситуация ни складывалась с урожаем или неурожаем зерновых — сад всегда был надежной страховкой от различных ЧП.

Сергей Миляхин

 

 

 

Опубликовано 26 Фев 2020 в 13:48. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 503

Комментарии закрыты.

Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"