Щербака не обманешь

«Орловская среда» продолжает серию публикаций к 95-летию уголовного розыска МВД России. Сегодня мы беседуем с ветераном сыска Василием Николаевичем Щербаковым. 30 лет проработав в орловском уголовном розыске, он превратился в личность почти легендарную.

– Василий Николаевич, это правда, что вы пользовались огромным уважением не только среди коллег, но даже среди преступников, которых отправляли в тюрьму?

– Как мы наводим справки о преступниках, так и они наводят о нас. Бывало, когда расследовалось тяжкое преступление, преступники не хотели говорить ни с кем другим, только со мной. Как мы к знакомому доктору идем, так и они говорят: «Пусть Щербаков придет, я с ним буду разговаривать».

36 лет у меня выслуги. После армии, а я служил на афганской границе, пришел на производство, руководителем был, мой участок был признан лучшим. И вот от трудового коллектива меня направили в органы в 1974 году. Участковым поработал шесть лет. Говорят, гроза был мелкой преступности в центральном районе города. Все хулиганы и уголовники знали: если Щербака обманешь, он тебе козу сделает такую! А потом – 30 лет в управлении уголовного розыска. У меня два юридических образования – среднее и высшее.

– Что самое важное и, может быть, сложное в работе уголовного розыска?

– Я так скажу – надо знать психологию. Всегда именно с этого начинал работать с преступником. Рукоприкладством я никогда не занимался, ну, если только на задержании бывало при сопротивлении. Сначала с задержанным надо немного поговорить, о его жизни разузнать, может,  о себе даже рассказать ему. Может, даже приукрасить что-то о себе, но преступник слушает, проникается. Он говорит: «Начальник, ты мне в душу залез, налей сто граммов!» Нальешь – и он начинает тебе рассказывать… Говорит: «Начальник, я всё, поехал, расскажу все чисто, но и ты мне на зоне помоги, свиданку сделай». Я всегда им помогал, все свои обещания выполнял. Они, бывало, после освобождения меня находили, бутылку коньяка ставили в благодарность. Или в баню приглашали, парился с теми, кого сажал когда-то. Среди отсидевших это редкость – признак большого уважения.

– Но они же преступники! Как же так?

– Так сами признаются: «Я виноват, но свое отсидел!» Бывает, и убийство по неосторожности… Было в моей практике такое: напали на человека, а он сильный оказался, кулаком махнул – и все: сто пятую заработал. Хотя чаще мне приходилось раскрывать преступление, где было два убийства и более, с сокрытием следов, с поджогами – преступления в условиях неочевидности. Тогда работа начинается почти с нуля. Были такие преступники, с которыми не то что в бане париться, но и руку им пожать брезгуешь. Вот, например, было такое преступление в Знаменском районе, на границе с Калужской областью. Заброшенный населенный пункт, одинокий дом, там жили заслуженные люди, пенсионеры, занимались пчелами. Их убили и сожгли. Хоть там грабить нечего было. Такая мерзость! Когда преступников брали, мы их помяли немножечко, конечно…

Мне довелось работать по делу знаменитого когда-то преступника, серийного убийцы Валерия Скопцова. Это была уникальная личность. Он окончил школу с золотой медалью, образованный человек был, талантливый, стихи писал. Когда он учился на четвертом курсе Саранского медицинского университета, они с братом совершили преступление. И понесла его судьба. Раз сел, потом второй, а потом в бегах, в бегах… Девять лет находился в розыске. Попался он у нас тут, на территории Орловской области. Пошла у него какая-то мания – машины угонять. А всех свидетелей он просто убивал. Например, заводского участкового убил с любовницей. Но когда попался, рассказывал все до малейшей детали, выдавал все вещдоки. Я с ним шесть месяцев провел в следственном изоляторе, всегда он меня встречал радостно. Я ему из дома и яблоки приносил, жена для него картошку готовила. И вот я ему руку пожал потом за его откровенность, за полное признание вины. Он сейчас сидит в знаменитом «Черном дельфине», стихи пишет, картины, авторитет на зоне…

– Ну не все же так радужно. Есть ведь, наверное, преступники, которые обещали мстить?

– Много. И когда задерживаешь их, орут, что найдут, и с зоны передавали, и в камерах угрожали… Раньше ведь не было ни СОБРа, ни ОМОНа, я на задержание всегда один ходил или с коллегой. Преступники, они ведь видят, что сотрудник не боится ничего, что мужик настоящий… И не было практики, что меня кто-то ударил. Когда кто-то передает, что такой-то освободился, придет к тебе, я отвечаю: «Да пусть приходит!». А так я даже примерно подсчитать не могу, сколько преступников прошло через мои руки за эти годы. Всю жизнь прожил и работал в Заводском районе, знаю его досконально, каждый дом.

– Вы работали в советское время, застали также и новые времена. Как изменился преступник сегодня, чем отличается советский от капиталистического?

– В 90-е, когда было столько организованной преступности, нам, милицейской серединке, было тяжело, конечно, работать. И даже когда они начали уничтожать друг друга. Естественно, говорили, что мы их убираем: сотрудники розыска, ФСБ. Сейчас все, конечно, успокоилось. Те, кто тогда был среди крутых и выжил, уже себя зарекомендовали… Еще надо сказать, что современная преступность стала похитрей. Чтобы изобличить преступника, мы стали уделять больше сил и средств – у них стало больше техники.

– Чаще всего вы работали с особо тяжкими преступлениями. Это, наверное, тяжелая психологическая нагрузка. Как вам удавалось справляться с ней?

– Я благодарен своей семье! Прежде всего, своей супруге Нине! Мы с ней 42 года прожили, а это не каждому дано. У меня две дочери, младшая, причем, пошла по моим стопам – трудится в уголовном розыске. Сейчас, правда, родила сына, воспитывает его дома. И вот все мои успехи – только благодаря жене! Я ее очень уважаю, называю Прокурор. Она меня заставляла учиться, самосовершенствоваться, развиваться, всегда поддерживала, понимала мою работу. Когда участковым работал, не спал практически – день и ночь ко мне люди шли. Меня не было – так жена принимала, сама разбиралась. (Смеется). Да, за эти годы я столько крови видел… И на войне тоже – был командиром сводного орловского отряда в Чечне в 2001 году, были у меня и «двухсотые»… Работали мы в Аргуне – ваххабитский город, очень тяжело приходилось. 19 раз под обстрелом были. Доставалось. Очень много и взрывных устройств изымали, и оружия. Жили на блокпосту, условий никаких, мыши, крысы, часотка, все время под пулями… Был момент, когда смерть прошла в нескольких сантиметрах от меня – стрелял снайпер, пуля попала в дверь рядом. Слава Богу, ни единого ранения у меня не было, что на войне, что в мирное время.

Вы встречали на своем пути столько преступников, убийц. Они чем-то по складу характера отличаются от других людей? Как вы считаете, каждый ли человек способен на тяжкое преступление?

– Я думаю, что нет – не любой. Убийца психологически все же отличается от других людей, морально устойчивых, как раньше говорили. С убийцей разговариваешь, а его само поведение как-то выдает, проскальзывает такая струнка… Есть в нем такое, знаете… презрение к людскому миру. Вообще, по моему опыту, даже просто внимательно наблюдая за человеком, можно многое о нем рассказать, о характере, интересах, даже о профессии.

Елена Маслова

 

За правдой к Марковне
До последнего патрона
Орловщина «есть место встречи Москвы со степью»
Опубликовано 28 Авг 2013 в 16:03. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 1 040

Потомский, в отставку! Флешмоб в Орле 15.09.2017


Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"