СОБР без масок

О том, что такое СОБР, знают, наверное, все. Что знают? Что это специальный отряд быстрого реагирования. Что СОБР – элитное полицейское спецподразделение. Что у них нет имен и фамилий для посторонних. Что СОБР – это серьезные, «крутые» ребята, которые выполняют особые задачи. И всегда работают в масках… В общем, всё, как показывают в кино.

9 ноября сотрудники СОБРа отмечают профессиональный праздник. А накануне командир орловского СОБРа Сергей Сорокин в эксклюзивном интервью корреспонденту «Орловской среды» рассказал о настоящем СОБРе. О СОБРе без масок.

Редкие люди

Прошлым летом из служебной командировки на Северный Кавказ не вернулся сотрудник орловского СОБРа Роман Макаров. В столице Чечни орловские спецназовцы выполняли задачу особой важности – охраняли прокурора Чеченской Республики. За ними вели наблюдение боевики, которые и обстреляли машину с полицейскими в районе Грозного Карпинки. Во время нападения капитан Макаров получил пулевое ранение в голову. Был ранен и сослуживец Романа, сидевший за рулем легковушки Андрей Клейменов (фамилия и имя изменены. — Авт.).

— Могло быть так, что вместо одного мы хоронили бы четверых, – командир СОБРа Сергей Сорокин даже спустя год с лишним морщится, как от боли, вспоминая о том случае. – Водителю повезло, такой выстрел бывает один даже не на миллион, а не знаю на сколько… Шею прострелило насквозь. И не просто пуля прошла: она вошла в шею, облетела позвоночник и вышла. – (Сорокин изображает эту немыслимую траекторию и разводит руками). – Я врачу потом звонил, и он мне сказал: «Сергей Николаевич, я после этого случая поверил в Бога. Я хирург, я повидал столько ранений, но такого – за всю свою жизнь не видел…». И он – с таким ранением – просто вывез ребят из-под огня. Представляете, что такое получить такой удар в шею? Я не знаю, как он ехал, но он, раненый, привез ребят на базу и там уже потерял сознание. Он этого не помнит. Видимо, у него в подсознании это было. Ведь что значит нападение, когда ребята сидят в машине? Вышел – поймал пулю. А их там было четверо…

Спасшего от верной гибели своих товарищей сотрудника СОБРа представили к медали «За отвагу». За жизнь тяжелораненого Романа Макарова врачи боролись несколько суток. Спасти не смогли.

— Роман за свою короткую  жизнь (ему тридцать шесть было, он ведь даже половины своей жизни не прожил) сделал – во! – (Сорокин делает характерный жест). – Он помимо службы  и детьми занимался, и дом в деревне строил, и в школе уроки мужества проводил. Квартиру купил – даже кредит почти выплатил. Перед этой командировкой его только назначили начальником отделения, – рассказывает Сергей Сорокин. – А перед этим я его проверял. Поставил его в такие условия, что он должен был либо соврать командиру, либо нести ответственность – достаточно серьезную. И если бы он соврал, я вроде как бы об этом и не узнал бы. А он голову опустил вниз: «да, я виноват…». Вообще, Ромка – это был человек, который никогда ни к кому злобы не испытывал. Редкий был человек.

Серьёзное подразделение

Словами командира «редкий человек» можно сказать не только о погибшем Романе Макарове. В СОБРе, по большому счету, вообще среднестатистических нет.

— Воином может быть не каждый, – говорит Сергей Сорокин. – Может быть, один из десяти.

А служат в СОБРе именно воины. Прежде чем попасть в полицейский спецназ, кандидаты проходят испытания: оценивается как физическая подготовка, так и морально-волевые качества.

— Сюда изначально должен прийти человек, либо послуживший в армии, либо профессиональный спортсмен, либо офицер-спортсмен, – объясняет Сергей Сорокин. – Человек здесь себя должен показать. Обязательное испытание – спарринг. Это девять минут непрерывного боя с тремя разными противниками. Это очень тяжело психологически: нужно уметь сломать себя. А это уже мужество. На таком отборе видно: способен ли человек выживать? Способен ли он переступить через себя и работать дальше? Бывают случаи, когда ребята не помнят последний бой, а они при этом работали, функционально работали! То есть работали на подсознательном уровне. (Вот так, на «автомате», вывозил сослуживцев из-под обстрела в Грозном Андрей Клейменов. – Прим. авт.). – Ребята приходят сюда уже подготовленные, без специальной подготовки служить здесь никто не сможет – подразделение серьезное.

Это наша с тобой биография

СОБР был образован в 1992-м в составе управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) МВД России. Примерно тогда же появилось и расхожее по сей день выражение об операциях милицейского спецназа – «маски-шоу».

—  Помню, как в 90-е годы мы проводили так называемые профилактические зачистки, – вспоминает Сергей Сорокин. – Сидят люди, допустим, в кафе, вполне культурные, отдыхают. Заваливаемся мы с автоматами: «Всем встать! К стене!». Малейшее сопротивление – «колбасили» всех подряд. И никуда от этого не денешься. Это история России. И тогда, действительно, задачей государства было задавить разгул преступности. И на тот момент оно (государство – авт.), может быть, действовало абсолютно правильно. На тот момент нужна была жесткость. Только жесткость. И когда расформировали УБОП,  бандиты уже почти все сидели. Так что это тоже было правильно. Сейчас они, правда, выходят, но они выходят уже в другое общество: коммерсанты им больше не платят денег за «крышу», и охрана не устраивает с ними «разборок» – просто вызывают милицию, и всё. Есть, конечно, босяки, которые опять набирают молодежь… Просто жалко, что ребят-спортсменов, которые могли бы развиваться, добиться чего-то в жизни, заманивают «легкими» деньгами, красивой жизнью, и они получают сроки.

Одного из таких «спортсменов» приходилось брать и Сорокину – этот эпизод своей служебной биографии командир СОБРа в подробностях помнит до сих пор.

— Я такого человека впервые видел – у него был седьмой дан по одному из стилей карате, – рассказывает Сергей Сорокин. – У него родители работали в консульстве в Японии, он там учился, японской техникой владел. Он был из обеспеченной семьи, все  у него было – и он занимался грабежами. С муляжами (хотя мы тогда думали, что с настоящим оружием) заходили (с подельником) в магазины «Евросеть» за пять минут до закрытия, девочек-продавщиц ставили под пистолеты и забирали очень дорогие сотовые телефоны. Когда мы их брали, три магазина на окраинах они уже ограбили – это была из первая «ходка» в центре города. За ними следили оперативники, а мы наготове сидели в машине. Ждем. Сигнала нет. Тут я смотрю – двое мужиков идут, один коробку несет. Думаю: не наши ли клиенты? Говорю ребятам: если я выйду из машины, и они «дернут», то это наши. Дверь открываю, один меня увидел – форма черная – мгновенно среагировал – и на отрыв. Второго-то мгновенно заломали, а за этим бежали в бронежилетах по 18 килограмм. Мы бежим на равных, и я чувствую, что его не догоняю. Стрелять оснований нет – я бегу и вижу, что преступник просто уходит. Хорошо, другие экипажи его уже ждали, а тут еще забор четыре с половиной метра. И тут – я раньше не верил в это –  впервые в жизни увидел, как человек на этот забор забежал! Потом-то мы его, конечно, взяли… Я еще долго ходил, о нем узнавал, мне было интересно. Он был единственный здесь такой, он мог бы школу здесь основать. Если бы он спортом занимался, он бы был великим спортсменом!

Кто, если не мы?

Основные задачи СОБРа остались теми же, что и двадцать лет назад. Спецназ полиции по-прежнему занимается поиском, обнаружением и задержанием опасных преступников. По-прежнему ребята из орловского СОБРа регулярно ездят в командировки на Северный Кавказ, где участвуют в совместных операциях с другими, в том числе и армейскими, спецподразделениями. Что существенно изменилось, так это отношение государства к полицейскому спецназу.

– Я работаю в СОБРе с момента основания. Когда шла первая война в Чечне, мы были в забвении. Никто  о нас не знал, – рассказывает Сергей Сорокин. – Я тогда выезжал в командировки. Включал телевизор, смотрел – и что я должен был понимать? Что я идиот. Куда я еду? Позиция государства была такая. Но я прекрасно понимал, что если я не поеду, не выполню эти задачи, то, во-первых, поедет кто-то другой, а во-вторых, если я служу в этом подразделении, то, значит, надо перешагнуть через себя – и идти. И ребята ездили – и трусости не было. Хотя я матери не говорил, что в Чечню еду. Мне тогда 24 года было. И мы, молодые люди, тогда прекрасно понимали: если не поедем туда, завтра Чечня отойдет от России, послезавтра – Дагестан (мы это сразу после первой командировки осознали), а потом – Карачаево-Черкесия…

Честно скажу, нами начали плотно «заниматься» где-то с 2002 года, Министерство внутренних дел вспомнило, что есть такие подразделения. Думаю, на это была политическая воля…

Сегодня СОБР – это элита из элит. Государство не жалеет для полицейского спецназа ни современного вооружения и оборудования, ни денег – служба в СОБРе оплачивается очень достойно. Впрочем, профессионализм никакими деньгами не оплатить, уверен Сергей Сорокин. И не за высокие зарплаты идут служить в СОБР.

— Просто на таких ребятах держалась и будет держаться страна, – считает командир орловского СОБРа. И он прав.

Татьяна Филёва

 

Бриллианты для диктатуры пролетариата
Журналисты в погонах
Александр Коршунов: «Дороги — больной вопрос»
Опубликовано 07 Ноя 2012 в 10:57. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 7 319

Один отзыв на “СОБР без масок”

  1. Said118 20 Ноя 2012 в 18:28

    Мужики,респект вам и уважуха!!!Так держать!

Обращение депутатов к жителям Орловской области после отставки Потомского


Невров: "Потомский, хватит доить область!"


Должки и корешки


Потомский, в отставку! Флешмоб в Орле 15.09.2017


Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"