23 октября 2019



Удар, еще удар!

За что журналисты «атакуют» орловскую соцзащиту

«Орловская среда-плюс», №1 (36) от 23 октября 2019 г.

На прошлой неделе чиновники областной администрации в массовом порядке проигнорировали заседания профильных комитетов Орловского облсовета, где должны были выступать с докладами перед депутатами. Вопросы, с точки зрения депутатов, обсуждались самые серьезные, но руководители целого ряда подразделений облада, похоже, придерживаются другого мнения. Так, уже ставший притчей во языцех Денис Блохин, ведающий департаментом строительства, ТЭК, ЖКХ, транспорта и дорожного хозяйства Орловской области, на заседание комитета, где рассматривались проблемы транспортного обслуживания, прислал своего зама. Гендиректор Корпорации развития Орловской области Алексей Илясов не явился на комитет, где должен был отчитаться о результатах деятельности АО и о привлеченных корпорацией инвестициях. Не пришла в облсовет и руководитель департамента соцзащиты Ирина Гаврилина.

Избирательный подход

Естественно, у каждого «прогульщика» нашлись уважительные причины типа командировок, однако это мало повлияло на позицию депутатов, которые были откровенно возмущены столь пренебрежительным отношением представителей власти исполнительной к представителям власти законодательной. О неявке Блохина решили доложить спикеру Музалевскому и при необходимости письменно обратиться в областное правительство. Алексея Илясова, прогулявшего комитет уже не в первый раз, решили вызвать на внеочередное заседание и высказали возмущение его непомерной зарплатой. А вот для госпожи Гаврилиной, не явившейся на заседание комитета по социальной политике, было сделано исключение. Даму, приятную во всех отношениях, третировать, то есть еще раз вызывать на комитет, как Илясова, не стали. И жаловаться на нее Музалевскому – тоже. Между тем пред депутатские очи госпожу Гаврилину вызывали не просто так: в рамках часа контроля она должна была объяснить, почему в деятельности как самого департамента соцзащиты, так и подведомственных ему учреждений, были допущены многочисленные нарушения, зафиксированные в ходе проверок КСП Орловской области.

Как известно, отвечать на неприятные вопросы госпожа Гаврилина не любит, поэтому на заседание комитета она прислала своего заместителя Александра Вострикова. Ранее – после скандала в Болховском интернате – Востриков уже «прикрывал» Гаврилину в передаче Александра Гордона «Мужское/Женское», где чиновников департамента клеймили за бездушное отношение к старикам. И хотя депутат Виталий Рыбаков предложил коллегам не рассматривать вопрос в отсутствие Гаврилиной, а заслушать ее позднее, на трибуну все же вызывали Вострикова. Тот проинформировал депутатов, что виновные в нарушениях наказаны: на кого-то наложены штрафы, а кто-то и вовсе уволен. Среди уволенных оказались теперь уже бывшие директора Богдановского и Тельченского интернатов, а вот директор «прославившегося» на всю страну Болховского дома-интерната спокойно работает на своем директорском месте, хотя нарушения во всех трех интернатах, выявленные КСП, совершенно аналогичны. Разница лишь в том, что двое уволенных директоров, в отличие от третьего, не уволенного Владимира Авилова, не являлись одновременно председателями районных советов и функционерами реготделения «Единой России».

Шок и ужас

Примечательно, что в ответ на предложение депутата Рыбакова о необходимости отложить рассмотрение вопроса до возвращения Гаврилиной вице-спикер облсовета Михаил Вдовин вдруг заявил о «травле» и «информационной атаке» на социальную службу области, о чем сообщил портал «ОрелТаймс». Очевидно, подразумевались публикации в орловских СМИ, где в последнее время рассказывалось о сомнительных закупках департаментом соцзащиты компьютерной техники, поставках подозрительно дешевых продуктов  и неоправданно дорогих предметов гигиены и хозтоваров в те же дома-интернаты и тому подобных странностях в деятельности ведомства. Заметим, публикации были основаны на неоспоримых фактах, зафиксированных в отчетах КСП. При этом материалы проверок передавались в свое время в том числе и в облсовет, однако никакой своевременной и адекватной реакции депутатского корпуса не вызвали. Что же касается «информационной атаки», о которой заявил господин Вдовин, то она получила продолжение буквально через день после заседания комитета. 18 октября тот же портал «ОрелТаймс» опубликовал шокирующую новость о девочке-маугли, которую доставили в детскую областную больницу в истощенном состоянии.

«В инфекционном отделении НКМЦ им. З.И. Круглой лежит 12-летняя жительница Орловского района. По документам девочку зовут Д..на. Ребёнок перемещается на четвереньках, не умеет разговаривать, совершенно не социализирован, – сообщили журналисты издания, а затем процитировали слова некоего собеседника, утверждавшего следующее:

«Мать алкоголичка. Это её 8-й ребёнок. Предыдущих 7 забрали органы опеки. Этого ребёнка мать всячески прятала. Дома – содержала в клетке, а если нужно было куда-то идти, переносила в авоське на колёсах». Тот же источник утверждал, что девочку продавали за бутылку водки в сексуальное рабство. Журналисты «ОрелТаймс» обратились за комментарием в НКМЦ им. З.И. Круглой:

«По словам главного врача Людмилы Крыловой, в прошлую среду ребёнка привезли сотрудники правоохранительных органов с представителем опеки. Девочка проживала в Орловском районе, накануне попадания в больницу вместе с матерью ездила в гости в Дмитровский район, откуда её и увезли в больницу. Ребёнок поступил в медучреждение в тяжёлом состоянии.

«Налицо задержка психического психомоторного развития. Анализы показали, что девочка истощена. Сейчас врачи продолжают обследование. В дальнейшем предстоит большая работа с психиатром», – с дрожью в голосе рассказала Людмила Крылова.

Ребёнок не знает, что такое кровать и зачем нужна ложка.

По информации очевидцев и сотрудников медучреждения, ребёнка невозможно уложить на кровать.

«Она постоянно сползает на пол и прячется в углу, сворачиваясь клубком. Столовыми приборами пользоваться не умеет. На еду накидывается. Быстро проглатывает, срыгивает и вновь пытается съесть. Зрелище не для слабонервных», – рассказывают очевидцы.

По документам, Диане 12 лет, но выглядит лет на 5-7. Людей боится. Общается звуками – гавкает, воет», – сообщил «ОрелТаймс».

При этом комментарий руководителя департамента социальной защиты, опеки и попечительства, труда и занятости Орловской области Ирины Гаврилиной нашим коллегам оперативно получить не удалось:

– Если честно, я пока не в курсе. Была в командировке. Нужно уточнять информацию, – заявила Гаврилина.

Кто приврал?

Пока госпожа Гаврилина «уточняла информацию», ситуацией заинтересовались областная прокуратура и Следственный комитет, начавшие доследственную проверку и пообещавшие дать оценку бездействию должностных лиц органов, учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, в обязанности которых входило осуществление функций профилактического контроля за многодетной семьей. Вслед за этим последовала реакция орловского уполномоченного по правам ребенка Владимира Полякова, который в интервью изданию «Говорит Москва» сообщил, что «кто-то немного приврал».

По словам Полякова, у девочки якобы сложное генетическое заболевание, чем и обусловлены особенности ее поведения. А семья, в которой воспитывалась девочка-маугли, была крепкой, нормальной, обеспеченной семьей, проблемы же начались после кончины главы семейства летом этого года.

«Возникли вопросы, связанные с тем, что одной матери восьмерых да ещё девчонку-инвалида тянуть, конечно, было непросто… (Было решено пятерых детей отдать в школу-интернат для детей, оставшихся без попечения родителей — прим. ГМ), — пояснил Поляков. — Когда эта информация на сайтах появилась, моментально туда выехал прокурор района, сотрудники ПДН, опеки. Туда, на место, где говорили, что она её держит в клетке. Ничего там не нашли, я лично с прокурором разговаривал… Что касается сексуальных вопросов. Это самое сложное сейчас. Опрашивали детишек старших, которые находятся в интернате. Они-то все 9, 8, 7 класс. Они взрослые. Мне говорят, что они даже мысли не допускают, что такое могло быть. Это первое. Второе, у неё (у девочки-инвалида. – Прим. ГМ) сопутствующее заболевание – выпадания прямой кишки. Её даже в Москву на лечение возили… Сделали экспертизу на предмет того, были ли сексуальные контакты. Результаты пока не готовы, они будут ко вторнику – среде. Но пока никто не подтверждает. Все склоняются к тому, что кто-то немного приврал».

После растиражированного в выходные дни комментария Полякова высказалась наконец и госпожа Гаврилина. Цитируем ее комментарий ТРК «Истоки»:

– По имеющимся на сегодняшний день данным, все поведенческие реакции ребенка связаны только с медицинским его состоянием, поскольку ребенок действительно страдает тяжелым заболеванием. Но здесь, конечно, более подробно могут сказать только медики. По тем фактам, которые были размещены в интернете, большинство фактов на сегодняшний день не находят своего подтверждения. То есть данная семья, а за ней наблюдали в течение 2019 года, и постоянно в нее выходили, оказывалась всевозможная помощь и со стороны органов опеки, чему есть и документальные подтверждения, и это подтверждает сама мама, и также социальные службы оказывали всю необходимую помощь, то есть семья была достаточно благополучной. Действительно, в июне в ней случилась трагическая ситуация, ушел из жизни отец, и после этого мама попала действительно в сложную ситуацию, потому что ей одной было достаточно тяжело справляться с восемью детьми, и в том числе с ребенком-инвалидом. Поэтому ряд необходимых действий по помещению детей в наши учреждения предпринят был в связи именно с этим фактом. Ну а в остальном еще продолжаются и действия правоохранительных органов по дополнительной проверке имеющихся фактов, ну и окончательная информация, конечно, будет немного позже. На сегодняшний день мы хотели бы попросить максимально корректно средства массовой информации эту ситуацию освещать, потому что, естественно, и дети страдают от этой ситуации, и сама мама тоже находится в достаточно сложной ситуации, поэтому здесь не помешало бы корректное преподнесение тех фактов, о которых мы говорим».

В этом комментарии прекрасно все: и то, что семье оказывалась необходимая помощь, и то, что девочка ведет себя как зверек исключительно из-за заболевания, и главное – что семья была достаточно благополучной! Остается только спросить у госпожи Гаврилиной, почему же ребенок оказался истощенным? Почему органы опеки и соцзащиты, столь пристально наблюдавшие за семьей, не отправили ребенка в медучреждение раньше? И почему несчастное дитя не вернули в «благополучную семью», а оставили в больнице? Впрочем, вряд ли госпожа Гаврилина сможет ответить на эти вопросы: похоже, ситуацию она изучила исключительно по комментарию детского омбудсмена Полякова. При этом, как мы понимаем, ни он сам, ни госпожа Гаврилина на место жительства «благополучной» семьи на момент публикаций их комментариев в прессе не выезжали. А вот журналисты, которых руководитель департамента соцзащиты призывала быть «корректными», это сделали. И описали все, что увидели и услышали. Правда не столь «корректно», как хотелось бы чиновникам.

Больше версий – хороших и разных

Репортаж корреспондента «Комсомольской правды» Анастасии Варданян, побывавшей в деревне Лука Журавинка Орловского района, где и жила «благополучная» семья, был опубликован 19 октября, то есть в тот же самый день, когда детский омбудсмен Владимир Поляков раздавал прессе комментарии. Журналисты обнаружили пустующий дом и жуткий беспорядок – как внутри, так и снаружи. «Бардак во дворе, который не обнесен забором, такой, что непонятно – это палисадник или помойка, – пишет «КП». –  Повсюду валяются грязные детские вещи, поломанные игрушки и пустые банки и бутылки. Заглядываю в окно: там тот же бардак, свалка одежды и грязной посуды». В публикации также сообщается, что, по словам соседей, «мать запирала девочку в комнате только на время холодов, а летом держала ее в небольшом загоне рядом со скотом. Вокруг дома и правда много хозпостроек. В одной из них я (корреспондент Анастасия Варданян. – Прим. ред.) нашла инвалидное кресло, тут же грязные игрушки и миска прямо на земле».

Фото «Комсомольская правда»

При этом, в версию о том, что ребенка продавали в сексуальное рабство, соседи не верят. Репортаж красноречиво иллюстрируют снимки и видео, сделанные журналистами во дворе дома, где проживала «благополучная» семья. Если все, что на них запечатлено, считать признаками благополучной жизни, то мы желаем господину Полякову и госпоже Гаврилиной такого же благополучия.

Тем временем, уже в понедельник, портал «ОрелТаймс», который и придал гласности эту жуткую историю, со ссылкой на пресс-службу УМВД России по Орловской области опубликовал информацию о том, как сотрудники полиции изъяли девочку из семьи. Напомним, произошло это не по месту жительства, а в Дмитровском районе.

«Как пояснили «ОрёлТаймс» в пресс-службе УМВД по Орловской области, местному участковому поступило сообщение о неизвестной гражданке с тремя детьми, которая по внешним признакам находится в состоянии опьянения.

– Инспектор ПДН ОМВД России по Дмитровскому району совместно с участковыми уполномоченными полиции стали проверять полученную информацию. Полицейские обнаружили данную семью в доме, непригодном для проживания. У детей был неопрятный внешний вид, а от их матери исходил резкий запах алкоголя, на поставленные сотрудниками полиции вопросы она не могла ответить. В связи с тем, что мать в силу своего состояния не могла представлять права и интересы своих малолетних детей, а бытовые условия не соответствуют требованиям для проживания несовершеннолетних, сотрудниками полиции дети были изъяты и доставлены в Дмитровскую ЦРБ. Впоследствии двух мальчиков поместили в один из кризисных центров города Орла, а малолетнюю девочку – в НКМЦ им. З.И. Круглой, – пояснили в ведомстве».

И эта информация также противоречит комментариям Полякова и Гаврилиной о том, что за семьей наблюдали сотрудники опеки и соцзащиты.

Но дело в том, что версия полиции не совпадает с версией, опубликованной на сайте СУ СКР по Орловской области  в понедельник вечером.

Итак, если верить официальному сообщению, мать с тремя детьми (остальные пятеро с согласия матери в августе и в начале октября временно были помещены в школу-интернат) по каким-то причинам сменила место жительства, переехав из своего дома в арендованную квартиру. «Также установлено, что женщина имела намерение приобрести для проживания своей семьи другое жилье, расположенное в сельской местности с более развитой инфраструктурой. С этой целью она с тремя детьми прибыла в Дмитровский район к своим знакомым, где в отношении нее было совершено преступление – кража крупной суммы денежных средств, уголовное дело по данному факту находится в производстве органов полиции. При выяснении обстоятельств совершенного преступления сотрудниками правоохранительных органов малолетняя девочка с ограниченными возможностями здоровья из этой семьи была помещена в медицинское учреждение, так как ей требовалась специализированная помощь, однако, оперативно диагностировать состояние ребенка не представлялось возможным, поскольку при ней не было необходимых медицинских документов, подтверждающих ее редкое генетическое заболевание, связанное с нарушениями умственного развития и опорно-двигательной системы».

Чувствуете разницу? То есть мамашу обнаружили не в пьяном состоянии, а при выяснении обстоятельств кражи. И ребенка изъяли не из алкоголического вертепа, а просто потому, что девочке требовалась медпомощь… В общем, ситуация очень уж напоминает недавнее болховское ЧП, когда по версии заинтересованных лиц типа директора Авилова, парализованный старик, оказавшийся в полураздетом состоянии на полу в коридоре дома престарелых, «сам уполз» с инвалидной коляски.

Пока же из информации следователей многое непонятно: например, невозможно точно определить, откуда у нуждающейся после смерти мужа женщины взялась крупная сумма денег. Объяснение может быть только одно: она продала свой дом, чтобы купить другое жилье. И если это так, то возникает вопрос: как органы опеки дали согласие на продажу единственного жилья восьмерых детей? И если при девочке не было документов, подтверждающих редкое заболевание, то куда они делись? И существуют ли вообще? И что это за заболевание, при котором 11-летний ребенок не умеет говорить, но умеет выть и лаять?

В общем, чем больше появляется информации, тем больше появляется вопросов. Подождем, что ответят на это госпожа Гаврилина, господин Поляков и сотрудники Следственного комитета. Когда, конечно, согласуют между собой новую версию произошедшего.

Татьяна Филева

Комментирует депутат Орловского облсовета Виталий Рыбаков:

– То, что в департаменте социальной защиты системный кризис управления – это уже железобетонный факт. И к следующему выпуску я как депутат представлю на суд общественности очередные факты, которые иллюстрируют непонятные процессы, творящиеся в ведомстве под руководством Ирины Гаврилиной.

Статистика такова, что в трёх из трех проверенных КСП домах-интернатах выявлены вопиющие нарушения. И, по логике вещей, аналогичные нарушения наверняка можно обнаружить и в остальных. То есть, если проверить все заведения, находящиеся в подчинении департамента соцзащиты, то с большой  вероятностью мы столкнемся с ситуацией, описанной в русской поговорке «КУДА НИ КИНЬ – ВСЮДУ КЛИН»!!! Управленческий клин.

Я теперь понимаю неявку Гаврилиной под предлогом командировки на заседание профильного комитета! Я теперь понимаю ее неявку на передачу центрального телевидения «Мужское и Женское». И понимаю ее неявку на ряд заседаний комиссии по противодействию коррупции, которые регулярно проводит замгубернатора Вадим Александрович Тарасов. И возникает закономерный вопрос о ее компетенции как руководителя.

Мне как депутату также непонятна избирательная позиция Гаврилиной по поводу увольнения директоров домов-интернатов. Почему уволили директоров Тельченского и Богдановского интернатов и почему не уволили директора Болховского дома-интерната Авилова?  Не потому ли, что он одновременно является председателем райсовета и членом уважаемой партии «Единая Россия». Ирина Гаврилина сама является членом регионального политсовета партии «Единая Россия» и должна знать  позицию председателя партии Дмитрия Анатольевича Медведева, который не раз резко критически высказывался по поводу подобных ситуаций и личностей, которые дискредитируют  партию «Единая Россия». Или у нас в регионе практикуется другое отношение к подобным вопиющим фактам? Или местное отделение ЕР существует по принципу «ВОРОН ВОРОНУ ГЛАЗ НЕ ВЫКЛЮЕТ»?

Отдельно хочу прокомментировать высказывание уполномоченного по правам ребёнка Владимира Полякова. Омбудсмен явно не в теме, хотя кто, как не он, должен понимать, что ситуация с многодетной семьей из Орловского района сложилась не в одночасье. Если службы соцзащиты и защиты прав детей хоть как-то еще работают в Орле, то мы прекрасно видим, что на периферии нашей области должного жесткого контроля не наблюдается.

А между тем, судя по декларациям о доходах, Гаврилина и Поляков получают зарплаты от 100 до 150 тысяч рублей в месяц. И эти деньги надо добросовестно отрабатывать. И по этому поводу к руководителю департамента соцзащиты Гаврилиной и уполномоченному  по правам ребёнка Полякову  уже должны возникнуть вопросы  со стороны прокуратуры.

Как депутат и как гражданин я хотел бы выразить свое уважение к журналистам, и прежде всего к журналистам «Комсомольской правды», которые съездили на «место преступления» и предали огласке вопиющую ситуацию, которая, повторяю, случилась не вдруг…

 

 

Опубликовано 23 Окт 2019 в 12:47. В рубриках: Тема номера. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 1 483

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"