Юрий Лебедкин: «Чего еще ждать журналистам?»

15698248_1352723308106373_2059163396621020472_n

№54 (448) от 28 декабря 2016 г.

В понедельник в редакции газеты «Красная строка» прошла пресс-конференция необычного формата: случаи, когда в роли спикера на подобных мероприятиях выступает журналист, в практике СМИ достаточно редки и, как правило, требуют особого повода. Повод действительно был особый: в пятницу из орловской типографии «Труд» исчез почти весь тираж только что отпечатанной газеты «Красная строка» (9,2 тысячи экземпляров из 11 тысяч). В этом номере еженедельника, известного своей критической позицией по отношению к областной власти, было опубликовано несколько острых материалов о губернаторе Потомском. О том, как обнаружилось таинственное исчезновение газеты, кто за этим может стоять и почему нельзя спускать эту историю на тормозах, коллегам-журналистам рассказал главный редактор «Красной строки» Юрий Лебедкин. Его выступление на пресс-конференции «Орловская среда» публикует с небольшими сокращениями.

Чрезвычайное происшествие

  • В конце прошлой недели произошло чрезвычайное происшествие, которое наша редакция считает невозможным оставить без внимания. Мы уверены, что оно должно быть расследовано, виновные должны быть названы, все обстоятельства этого дела должны быть доведены до широкой общественности.

Суть дела: наш очередной номер (44) газеты «Красная строка», который мы сдали в типографию 22 декабря, примерно в половине второго дня, 23 числа исчез. Я всегда лично прихожу в типографию и забираю редакционные экземпляры. Тираж этого номера составлял 11 тысяч экземпляров. Придя в типографию в восемь часов утра, я не обнаружил ни одного экземпляра. Просто ни одного. Когда я спросил, где наш тираж, мне никто ничего сказать не мог — только отводили глаза. Я поднялся к директору, его фамилия Горячев. Я спросил, где мой тираж. Он ответил: «Ваш же представитель забрал». «Какой представитель без доверенности, без всяких документов мог забрать мой тираж?», — спросил я его. Я сказал ему, что он нарушил закон… и что я этого дела так не оставлю. Он обещал позвонить мне через полтора-два часа. Но никаких звонков, конечно, не было. Мы в пятницу же отправили в типографию претензию с требованием письменно дать объяснение того, что произошло и напечатать тираж. После этого я подал заявление в прокуратуру области и в Следственное управление СКР.

Потом выяснилось (я, правда, когда был в типографии утром, об этом еще не знал) , что люди, которые наш тираж украли, они, видимо, настолько непрофессионалы, что даже не знают, как работает экспедиция — подразделение УФПС. И что вечером, как только газета напечатана, забирают те экземпляры, которые идут в киоски Роспечати и на почту. Таким образом, 1800 экземпляров были экспедицией забраны и ночью развезены. А эти люди думали, что то, что находится на складе готовой продукции, вот эти девять с лишним тысяч экземпляров, и есть весь наш тираж. Это канва событий.

Чего они добивались?

  • В Следственном управлении меня спросили, почему я не обращаюсь в полицию с заявлением о краже. Я ответил, что не хочу снизить уровень этого чрезвычайного происшествия до банальной мелкоуголовной кражи. Мы в редакции убеждены, я лично стопроцентно убежден, что все произошедшее было инспирировано и осуществлено администрацией Орловской области. Почему я так предполагаю с достаточными основаниями? Во-первых, такие прецеденты уже были. Напомню случай в мае 2014 года, когда типография «Труд» не напечатала наш оплаченный тираж. И тогда замдиректора типографии Тальвик клялся и божился, что у них сломалась машина… И каково же было мое удивление, когда на следующий день на городской конференции КПРФ, где я был делегатом, выступает господин Потомский, тогда еще врио губернатора, и говорит: «Я, прочитав в четверг номер «Красной строки, понял, что его нельзя выпускать в свет… Я дал указание типографии остановить выпуск газеты». Он сказал это публично, при всех, там две сотни человек сидело. Я тогда не стал поднимать скандала: это был новый человек, мы однопартийцы, я не считал возможным и правильным раздувать это дело. Но такая история была — и я привел ее как подтверждение того, что это было сделано, на мой взгляд, властями.
  • Во-вторых, вечером 22 числа, когда газета уже была в типографии, на меня вышли сотрудники правоохранительных органов. И стали интересоваться: «Что у вас в завтрашнем номере напечатано про Вайно, про президента? Там нет экстремизма никакого? Вся администрация на ушах стоит, паника в «сером доме». Я перечислил, что у нас за материалы, рассказал содержание, они доложили руководству. К нам вопросов со стороны правоохранительных органов не было. Но для меня стало очевидным, что если об этом (о содержании номера газеты. — прим. ред.) знают правоохранительные органы и при этом ссылаются на областную администрацию, то администрация все это прочла и уже готова принять меры. Естественно, я не стал звонить директору типографии, я полагал, что он все-таки будет честным человеком…
  • В-третьих, не один, а несколько инсайдерских, как сейчас принято говорить, источников, в том числе сотрудников аппарата губернатора и областного правительства лично мне рассказали, что областное правительство было в курсе происходящего: Вадим Владимирович Потомский, его первый заместитель Бударин, который, кстати, является председателем совета директоров типографии «Труд», в курсе был Вадим Вячеславович Соколов (руководитель администрации губернатора. — прим. ред.). Правда, должен оговориться: Вадим Соколов этим не занимался, он ушел в сторону, я это знаю достоверно. По данным этих источников инсайдерских, операцией якобы занимался «нукер» господина Потомского, его верный соратник и правая рука господин… (редакция «Орловской среды» опускает фамилию этого гражданина по соображениям правового характера. — прим. ред.)
  • В-четвертых, есть и некоторые другие обстоятельства, которые убеждают нас: как ни глупо, как ни тупо это выглядит — это было сделано именно с подачи областной администрации. К огромному моему сожалению. Я просто не понимаю ни рационального, ни иррационального смысла всего произошедшего. Чего они добивались, непонятно.

«Такие вещи нельзя спускать»

  • Почему нельзя было оставить эту историю так?.. Дело в том, что такие вещи нельзя спускать — хотя бы потому, что если оставить это так, то чего дальше ждать от наших областных властей и лично господина губернатора, я не знаю. События следующего дня показали, что глава региона говорит на уголовном жаргоне. Называет чепушилами пишущих… При всем негативном к ним отношении — допустим, заслуженном, допустим, они врут, они слабаки и непрофессионалы — но это недопустимо. Это как минимум недопустимо. А как максимум — чего должны ждать журналисты, которые критикуют областные власти, после этого: что в следующий раз «нукеры» господина Потомского возьмут арматуру, биты и где-нибудь в темном дворе поймают неугодного журналиста, поломают ему руки и ноги, пробьют голову? Такие случаи в новейшей истории России не единичны. Именно поэтому нельзя терпеть. Именно поэтому мы, наша редакция, разобьемся в кровь, но это дело доведем до ума. Я добьюсь возбуждения уголовного дела, я добьюсь расследования. Я не могу утверждать сейчас с документами в руках, кто, что за этим стояло. Я высказываю свои предположения. Именно поэтому мы требуем от правоохранительных органов расследования. Детального расследования всего произошедшего. Должны быть названы поименно виновные, должно быть определено, кто давал указания и как это было сделано, зачем и почему. Это во-первых. Во-вторых, кроме правового аспекта вся эта история, конечно, имеет нравственный аспект. Поскольку мы считаем всю эту историю со стороны типографии «Труд» ниже человеческого достоинства, мы объявляем, что следующий номер «Красной строки», который должен был выйти 30 декабря, не выйдет в знак протеста. Мы больше ни единой копейки, ни единого рубля в типографию «Труд» не перечислим. Никогда. Пока не будут расставлены все точки над I. Замечу, за 2016 год наша редакция перечислила только за типографские услуги почти 770 тысяч рублей, мы всегда работали по предоплате, мы никогда не нарушили ни единого обязательства, к нам не было абсолютно никаких претензий. Если типография «Труд» хочет потерять клиентов, если они не хотят цвилизованных отношений между двумя хозяйствующими субъектами — без вопросов, их не будет. Таким образом, «Красная строка» бойкотирует типографию «Труд».

«Если Потомский коммунист, то я — нет»

  • Кроме того, помимо правовой и нравственной стороны, здесь есть и партийно-политическая. Этот вопрос нельзя уже обходить, он уже перезрел, он уже лопается. Я член КПРФ. Господин Потомский — член ЦК КПРФ. С самого начала его появления (в Орловской области. — прим. ред.) у меня зародились сомнения в его коммунистичности. Я об этом сказал откровенно на областной партийной конференции, которая выдвигала его кандидатом в губернаторы. Я был одним из двух делегатов, который голосовал против его выдвижения. Потом наши критические публикации, хотя мы не партийная газета, у нас нет никаких партийных обязательств, вызывали все большее и большее напряжение по партийной линии, так сказать… И эта история с внутрипартийным конфликтом Лебедкин — Потомский продолжается, она развивается. На протяжении всех этих лет в результате наблюдения за Потомским, анализа его поступков, личной эволюции я понял, что когда Вадим Владимирович добивается от партийной организации исключения меня из партии, то в его поступках есть какая-то логика. Когда в одной партии состоят два таких разных человека, как Потомский и Лебедкин, это нонсенс. Потому что если товарищ Потомский — коммунист, то я тогда точно не коммунист. Либо наоборот. Поэтому я считаю, что партийная организация КПРФ (как и партийные организации других парламентских партий, а я туда обращусь обязательно) должна дать оценку этой истории в частности. Если эта оценка не будет дана, я оставляю за собой право выйти из рядов КПРФ.

От редакции:

Остается только добавить, что в связи с исчезновением (хотя правильнее было бы сказать — с изъятием) тиража газеты «Красная строка» из типографии «Труд» правление Орловского союза журналистов России выступило с заявлением, в котором выразило солидарность с коллегами и поддержало требование к правоохранительным органам и властям региона расследовать ЧП, наказать виновных и возместить редакции ущерб, а также незамедлительно прекратить практику цензуры не подконтрольных местным властям СМИ и воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов.

 

Собираем чемодан
Дорожный контроль
«Родной Орел» зовет на митинг
Опубликовано 28 Дек 2016 в 15:45. В рубриках: Общество. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт. Количество просмотров: 667

Оставьте свой отзыв

Вы должны зарегистрироваться или войти, чтобы оставлять комментарии.

 

КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"