Юрий Лебедкин: «Надо называть вещи своими именами»

№29 (477) от 6 сентября 2017 г.

На прошлой неделе в газете «Красная строка» было опубликовано заявление главного редактора издания Юрия Лебедкина о его выходе из Коммунистической партии Российской Федерации, в которой наш коллега состоял с 1991 года. В заявлении Юрий Лебедкин перечислил ряд причин, заставивших его покинуть ряды КПРФ. Документ был широко растиражирован в орловских СМИ, поэтому пересказывать его «Орловская среда» считает излишним – мы предпочли пообщаться с Юрием Лебедкиным лично. Почему известный журналист, редактор одного из лучших печатных изданий области принял решение сдать свой партбилет, Юрий Лебедкин рассказал в эксклюзивном интервью «Орловской среде».

– Юрий Викторович, что побудило вас покинуть партийные ряды? Почему заявление написали именно сейчас? Был какой-то определенный повод или решение созрело давно?

– Если быть точным, то первый раз об этом сказал на пресс-конференции, после того как из типографии «Труд» изъяли тираж нашей газеты. То есть этот процесс шел давно, и нельзя сказать, что это вдруг вспыхнуло только сейчас.

Я по взглядам, по убеждениям советский человек. Я никогда этого не скрывал, нравилось это кому-то или не нравилось. Я понимал недостатки КПРФ, вполне понимал, но считал, что в нашем общественном и политическом поле это та структура – при всех недостатках, при всех вопросах, которые можно задать, с которой у меня было достаточно много общего – в убеждениях, взглядах, подходах… нашу газету мы позиционируем как издание государственно-патриотического толка, поэтому союзнические отношения, общие подходы к тем или другим процессам у нас с КПРФ всегда были. И ко мне лично со стороны партийной организации никаких претензий не возникало – до того как здесь в качестве врио губернатора не появился Потомский.

У меня сомнения в том, что решение выдвинуть его в качестве кандидата в губернаторы было правильным, возникли месяца через три после его появления здесь. Я о них говорил прямо на областной конференции КПРФ, на пленумах и в личном общении с коммунистами. Постепенно эти сомнения не только не рассеялись – они укрепились. Более того, я совершенно четко понял, что его выдвижение – это ошибка. И я тоже об этом прямо говорил. Но, к сожалению, эта точка зрения, а тем более действия в этом направлении воспринимались или, по крайней мере, официально трактовались местной организацией КПРФ как нарушение партийной дисциплины, как раскольнические действия, как подрыв авторитета партии, авторитета губернатора, которого выдвинула КПРФ, и было партийное решение его поддерживать. Эта проблема наложилась еще и на то, что внутри компартии существовало напряжение: там были разные группы, одна из них хотела сместить Иконникова и занять места секретарей и, соответственно, депутатов. Эта группа сделала ставку на Потомского, и они думали, что вместе с Потомским они смогут свалить Иконникова. И они тоже включились в кампанию: Иконникова обвиняли в том, что их он наказывает, а вот Лебедкина, который грубо нарушает партийную дисциплину, не трогает, прикрывает – и так далее, и так далее. Более того, я обоснованно думаю, что это подогревалось людьми из областной администрации, из окружения Потомского…

А с другой стороны, если бы, допустим, я, условно говоря, был рабочим на производстве или работал в сельском хозяйстве, был бы по роду деятельности далек от общественно-политической жизни, то, может быть, было бы как-то по-другому. А когда работаешь в газете, волей-неволей находишься на острие событий – и ты должен не только определять свою позицию, но и озвучивать свою точку зрения, доносить до людей, ты должен ее аргументировать. В газете же через тебя идет поток информации, и ты видишь гораздо больше, чем основная масса граждан. И за три года с момента избрания Потомского губернатором у меня накопилось наблюдений просто выше головы – совершенно отрицательных наблюдений, фактов, результатов моего анализа. То есть я пришел к совершенно четкому выводу: если выдвижение Потомского было ошибкой, то сейчас делать вид, что ничего не происходит, все хорошо, и поддерживать его, да еще настаивать на поддержке – это ошибка втройне. И об этом я тоже прямо заявил на бюро обкома, когда принес туда заявление о выходе из КПРФ.

– Как среагировали в обкоме?

– Ну, как среагировали… Им сказать-то нечего. Мне сказали: ну, может, ты погорячился… Мы все понимаем, но это же будет удар по партии, может быть, ты бы подумал и забрал заявление… Но раз я его написал – это же значит, что я все обдумал. И поэтому я решил опубликовать это заявление в газете, сделать его фактом общественной жизни. Я не собирался пиариться – тут надо было поставить точку. «Благодаря» Потомскому я пришел к выводу, что надо сделать какое-то максимально резкое движение – иначе ситуацию не сдвинуть. А формальным поводом – не причиной, а именно поводом – для меня стал приезд в Орел Зюганова 4-5 августа. Я, в общем-то, ждал этого визита, потому что в июле была встреча Потомского с активом отделения КПРФ. И Потомский поставил условие: он придет на эту встречу, если Лебедкина на ней не будет. И мне сказали: ты понимаешь, вот приедет Зюганов, а Потомский ему пожалуется: я хотел встретиться, ответить на вопросы, а тут Лебедкин… не будем обострять, не приходи. Хорошо – я не пришел. И я хотел посмотреть, как же пройдет этот визит Зюганова. Он приехал – в своем амплуа, Потомского похвалил, наградил, дал интервью… Видимо, Потомский пожаловался Зюганову: мол, я тут работаю, а меня клюют, информационной поддержки нет… И после этого на сайте КПРФ регулярно появляется информация из Орловской области: губернатор-коммунист Потомский встретился… Потомский поздравил… Потомский возложил… И это идет теперь потоком. То есть они пиарят Потомского уже на всероссийском уровне. И я понял, что это всё. Эта ветвь отсохла. И отвалилась. Я не хлопал дверью, я просто ее отрезал – и всё.

– А как по-вашему, если бы коммунисты оценивали деятельность Потомского объективно, что они должны были бы сделать в идеале?

– Если бы там объективно оценивали людей по их делам, по тому, что они из себя представляют на самом деле, а не по тому, как они хорошо говорят или, допустим, сколько вносят средств, то таких людей, как Потомский, не следовало бы и выдвигать прежде всего. Он ведь избирался и в законодательное собрание Ленинградской области, и в Госдуму – по спискам. Это значит, что он находил общий язык, мог найти подход к руководству и так далее, и так далее. Да, допустим, поначалу не разобрались. Ну а сейчас? Надо же когда-то называть вещи своими именами, надо же подходить объективно. А объективно – область деградирует. Кадровая политика просто никакая – это мягко говоря. И даже чисто в партийном отношении: он даже на учете здесь не стоит, не ходит, не встречается, не выступает перед однопартийцами… И по крайней мере об этом партийные структуры могли бы говорить. Они, конечно, не могут отозвать его из губернаторов, но называть вещи своими именами и заставлять его нести партийную ответственность за эти вот дела – вполне можно было. Хотя бы сохранили лицо и чистые руки. Сказали бы: да, мы разобрались. Выгнали бы из партии в конце концов, отняли бы партбилет. Но… свою голову, как говорится, не приставишь. Можно ли было как-то действовать? Можно было бы. Если посмотреть ретроспективно, то, когда провалили выборы в городской совет, на мой личный взгляд, надо было, хлопнув дверью, с негодованием, отказаться от этих позорных нескольких мандатов, которые, так и быть, коммунистам отписали. При том уровне фальсификаций, позора, тогда это был бы скандал, связанный с губернатором. Этого не сделали – и что получили в результате? Получили такой же провал на следующих выборах – уже в областной совет.

– Есть у вас какие-то планы относительно дальнейшей политической деятельности? Не подумывали вступить в какую-нибудь другую партию?

– Я никакой политической карьеры не делал – не рвался ни в какие секретари или великие депутаты. Во-первых. Во-вторых, я думаю, что ни в какие партии вступать не буду. На мой взгляд, это неправильно – прыгать из одной партии в другую. Как сложилось, так сложилось – может, оно и к лучшему. Буду нормальным независимым журналистом. Позиция газеты и мои собственные взгляды, которые я формулирую как государственно-патриотические, такими и будут. Я взгляды не меняю. И партийность тут ни при чем.

Беседовала Татьяна Филева

 

Елизавета в Лондоне
В атаку с пулей под сердцем
«Нет дороги окончания, зато есть её итог...»
Опубликовано 06 Сен 2017 в 14:40. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 245

Комментарии закрыты.

Обращение депутатов к жителям Орловской области после отставки Потомского


Невров: "Потомский, хватит доить область!"


Должки и корешки


Потомский, в отставку! Флешмоб в Орле 15.09.2017


Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"