Юрий Парахин: «Если что-то случается, надо искать, кому выгодно…»

№23 (471) от 5 июля 2017 г.

В прошлом выпуске «Орловская среда» рассказала о пожаре, произошедшем на полигоне ТБО. Городская свалка загорелась в ночь на 21 июня, однако о причинах пожара не сообщается до сих пор. А между тем это локальное ЧП в очередной раз выявило накопившиеся в области глубинные проблемы в сфере переработки отходов. Об этих проблемах, о возможных причинах пожара на полигоне, а также о том, что в Орловской области мешает развиваться цивилизованному «мусорному» бизнесу, мы поговорили с директором ЗАО «ЭкоСити» Юрием Парахиным.

  • Юрий Алекссевич, ЗАО «ЭкоСити» в течение нескольких лет пытается запустить в Орле современный мусороперерабатывающий завод. Однако в силу определенных причин сделать этого пока не удалось. Но речь сегодня не об этом. Ваше предприятие находится в непосредственной близости от злосчастного городского полигона, где, по словам представителей Общероссийской общественной организации «Зеленый патруль», нарушено все, что можно нарушить. Вы как прямой наблюдатель, можете рассказать, что сейчас происходит на полигоне ТБО?
  • Еще в позапрошлом году ОПЭК где-то в конце августа или в сентябре начала завозить на полигон какие-то отходы. Внешне похожие не грунт. Я как эколог заинтересовался, что же они возят. И узнал, что с предприятия «Тула ванадий» возят смесь извести и отходов второго класса опасности. А эти отходы на полигон ТБО вообще ни в коем случае не должны попадать, они требуют особой технологии захоронения. Мои знакомые из Тульской области, которые непосредственно знают ситуацию, рассказали, что «Тула ванадий» сначала пытались возить эти отходы вагонами куда-то на Урал, там люди вышли чуть ли не на демонстрацию, и хозяева предприятия перестали туда вывозить отходы. Затем их попытались вывозить в Тульскую область, но и там их захоранивать отказались. И тогда, видимо, они вышли на ОПЭК. С этим мы воюем уже давно — и не сегодняшний день собрали обширный материал. Мы снимали на видео каждую машину с этими отходами, снимали, как их выгружали. Обращались в Росприроднадзор, в Роспотребнадзор, но все дали добро , потому что добро дали вверху… А я там строю завод рядом, я там постоянно нахожусь, мы достраиваем объект вопреки желанию наших властей, у меня там люди должны работать — и по розе ветров вся эта ерунда идет как раз в нашу сторону. Мы это в полной мере ощутили, когда произошел последний пожар. Нас заволакивало дымом так, что я людям сказал: разбегайтесь, куда хотите, только не дышите этим.
  • Дело в том, что сам полигон сейчас вовсе не полигон — это свалка. Он официально не входит в перечень объектов захоронения отходов. Но тем не менее все шито-крыто. Чем плох пожар? Во-первых, выделяется масса свалочного газа. Это очень горючий газ, и когда он выделяется, внутри полигона образуется такой биореактор, температура там где-то 50-52 градуса. На полигон вывозится очень большое количество пожароопасных отходов — пластик, бумага, органические отходы, — они подсушиваются и в сочетании со свалочным газом представляют собой очень большую потенциальную угрозу. Туда же возят и иловый осадок с очистных сооружений, чего ни по каким законам нельзя делать. И когда эта химическая смесь высыхает, она превращается в мелкий порошок, как сахарная пудра, поднимается в воздух вместе с дымовыми газами. Это второй класс опасности. Людям это грозит раком крови. Возникает вопрос: почему не реагируют природоохранная прокуратура и прочие надзорные ведомства?
  • Мне жалко пожарных, которые работали там.
  • Когда случился пожар, сайт «Орловские новости» опубликовал комментарий представителя ОПЭК, который высказал подозрение, что якобы полигон загорелся не без вашего участия. Как вы это прокомментируете?
  • Я просто в шоке. Я уже говорил и еще раз повторю: это чушь. Более того, могу сказать, что если бы нам позволили запустить завод, мы бы все эти отходы рекультивировали, и никакого пожара бы не было. Но нам не дают этого сделать, мы «нерукопожатные» и, наверное, чьи-то личные враги, потому что не отдали свое предприятие в «нужные» руки.
  • Если что-то случается, в первую очередь надо искать, кому это выгодно, правильно? Мне это не выгодно совершенно. Один пожар, десять пожаров, сто пожаров — я знаю, что ОПЭК все будет как с гуся вода…

Что касается причины пожара, то я тоже полагаю, что это поджог. Потому что, например, в прошлом году было очень жаркое лето — и мы молились, чтобы полигон не загорелся. Соблюдались все меры предосторожности — и пожаров удалось избежать. Ну а в данном случае… 3 апреля этого года было вынесено решение суда, которым ОПЭК обязали вывезти с полигона 25 тысяч тонн отходов с «Тулы ванадий».Они подали апелляцию, но областной суд оставил решение районного суда в силе. И в тот день, когда загорелся полигон, эти отходы должны были быть вывезены. Но выполнить это решение было нереально, как нереально вырастить лук на Луне. Ни за какие деньги. Почему? Потому что эту ядовитую смесь привозили якобы для того чтобы сделать рекультивацию полигона. Под рекультивацию ОПЭКу даже выделили землю. Однако ОПЭК не сделал проект рекультивации, не прошел экспертизу. А делалось так: вывозили машину яда, а сверху засыпали машину твердых бытовых отходов, опять яд — опять сверху ТБО. Там получился такой слоеный пирог. Так что вывезти эту смесь ни за какие деньги никто просто не сможет. А вот поджечь… Посудите сами: шли дожди, и при этом полигон горел на площади 600 квадратных метров — как это могло произойти? Конечно, такая территория сразу не разгорится. И при желании можно было бы найти — кто, что и как.

  • Вы говорите, что продолжаете строить завод, как сейчас обстоят дела у вашего предприятия?
  • В прошлом году мы начали оттачивать техпроцесс. Понизили тариф на прием отходов. И тут на нас конкуренты написали кучу жалоб. Сразу же к нам пришли проверки. За три месяца было 14 проверок! Все результаты этих проверок мы оспаривали в судах и суды выиграли. Нам сказали: ну да, извините, ошибочка вышла. А в итоге нам не продлили разрешение на строительство, мы потеряли крупного инвестора и 70 миллионов рублей. Сейчас опять приходится брать кредиты, влезать в долги. В любом случае мы будем делать все в соответствии с законом и будем запускать завод.
  • Несмотря на прессинг?
  • А у меня другого варианта нет. Я положил на это свою жизнь, я уверен в этом проекте. Я не взял ни копейки денег у государства. И даже в этих боевых условиях, когда меня блокировали, поджигали, били, я прошел более 50 судов, но я продолжаю строить и все равно дострою этот объект. Я его запущу. Чтобы показать: мусор можно перерабатывать цивилизованно, такие технологии есть. И завод этот — уникальный. Не потому что он мой, а потому что дает самые лучшие показатели в Российской Федерации. К тому же здесь полностью задействовано российское оборудование. Так что запускать его будем обязательно.

Беседовала Татьяна Филева

 

Счастье видеть
Тунеядцы и алиментщики под контролем приставов
«Я вернулся в мой город...»
Опубликовано 05 Июл 2017 в 14:31. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 364

Комментарии закрыты.

ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"