Жил–был художник один

Известный орловский художник и искусствовед Игорь Круглый в эти дни принимает поздравления. Мастеру исполнилось 90 лет.

Наша легенда

Игорь Круглый в представлении не нуждается. Талантливый художник, высокопрофессиональный искусствовед, взыскательный критик,  яркий публицист,  увлеченный краевед,  терпеливый  педагог – это все о нем.  Причем   провести четкую  грань,  где заканчивается искусствовед  Круглый и начинается писатель Круглый, невозможно. Автор множества книг по истории искусства и общественный деятель, он одинаково талантливо и ярко проявил себя  в творчестве. И совсем не случайно в среде орловских художников его называют «наша легенда».

Накануне юбилея я встретилась с мастером в Москве в его творческой мастерской. Именно здесь  он работал над своими книгами и монографиями, которые востребованы художниками, искусствоведами, студентами художественно-графических  училищ и   факультетов.  Сегодня Круглый  не работает: понятно, возраст, проблемы со зрением и здоровьем. Но все это компенсируется его необыкновенным обаянием и отличной памятью. Разговаривать с ним, а  еще лучше молчать и слушать – одно удовольствие. Представляю, как его лекциями упивались студенты орловского худграфа, которым Игорь Круглый более 20 лет  читал лекции по истории русской живописи.

Казалось бы, ну, что еще нового можно рассказать об этом человеке. Не о художнике, а именно  как о человеке. Не только можно, но и  нужно. По жизни  и по работе он встречался и дружил со многими известными людьми в мире искусства. В  подробности этих встреч, несмотря на всю  известность самого Круглого и его друзей, посвящены  немногие.  Но  право же, они заслуживают того, чтобы рассказать об этой малоизвестной жизни Круглого  подробно, так как его поведение и решения, которые он принимал в сложных, а  порой неординарных ситуациях, очень наглядно характеризуют его как человека  высокой порядочности и морали.

Как друг спас друга

1952 год. Игорь Круглый возглавляет областное товарищество «Всехудожник». Это одновременно и творческое, и бизнес-сообщество орловских мастеров,  своего рода прообраз областной организации Союза художников, которая была создана гораздо позже, и  которую потом тоже возглавит он.

В стране, уже отдохнувшей от политических репрессий, начался очередной поиск «врагов народа».   Первыми под бериевскую раздачу попали «врачи-убийцы», затем  маховик репрессий повернулся на ученых и творческую интеллигенцию. Мастер вспоминает, что его коллеги и друзья-художники буквально были подавлены кошмаром повальной слежки, которую установили за каждым из них. За неосторожно рассказанный анекдот с политической подоплекой на 10 лет был осужден и сослан в лагерь  художник Михаил Богданович. Тучи сгустились и над Андреем Курнаковым, который тогда только-только начинал свою творческую деятельность. Как руководителя «Всехудожника»  Круглого не раз пытались склонить к даче  показаний на своих товарищей и подтвердить, что Богданович вел антисоветскую пропаганду. Круглый не только отказался доносить, но на суде над Богдановичем дал ему положительную характеристику. А Курнакова он буквально спас от ареста.

Дело было так.  Культуру от КГБ курировал тогда бывший морской офицер Михайлов. Несмотря на то, что война давно закончилась, он так и ходил в черной форме  капитана второго ранга, за что в среде художников и актеров получил кличку «черный ворон».  Как-то Михайлов проговорился:  готовится арест художника  Курнакова.  Круглый добился приема у влиятельного начальника  из обкома партии и  убедил его встать на защиту перспективного художника. Курнакова оставили в покое.

Что было если бы Круглый  тогда не совершил этот героический поступок? Скорее всего,  русская культура навсегда потеряла бы замечательного художника, а  современники вряд ли бы когда-либо увидели  картины Курнакова, признанные  сегодня  шедеврами современной живописи не только в России, но и за  рубежом. А то, что Круглый совершил героический поступок, сомневаться не приходится.  Тогда это  означало подписать приговор самому себе.

Подтверждение пришло спустя несколько лет уже после ХХ съезда партии и разоблачения культа личности Сталина.

– В конце 1960-х годов в сквере им. Гуртьева я встретил Михайлова… Разговор у нас как-то не клеился, и я уже пожалел, что остановил своего старого знакомого… Из разговора мне показалось, что он хочет как-то оправдать свои действия в период репрессий… Он вдруг заявил мне, что меня также должны были репрессировать… «Я тогда тормознул ваше дело, – продолжал Михайлов, – отложил его до лучших времен. И неизвестно, если бы дал ему ход, сидели ли мы с вами сегодня на этой лавке»,  – вспоминает Игорь Круглый.

Какая польза от картошки?

В 1957 году в Орле была открыта областная картинная галерея, первым директором назначили Круглого. То, что до 1957 г. в Орле не было собственной галереи, –  нонсенс. После революции в краеведческий музей из дворянских имений свозили картины, мебель, скульптуры, предметы интерьера, фарфор.  Большинство из этих предметов действительно представляли художественную и историческую ценность,  были и настоящие шедевры. Часть вещей нашли свое место в  музейных экспозициях, но  большинство хранились в запасниках, причем не в самых подходящих условиях. Но самый большой урон орловской экспозиции нанесла оккупация.

– Коллекция живописи, графики, скульптуры на период оккупации была спрятана в подвале торговых рядов и более двух лет хранилась там в самых жутких условиях. На многих полотнах живописи красочный слой поднялся пузырями. Мне хорошо запомнился портрет Новосильцева,  автором которого был великий портретист Боровиковский, но не в лучшем состоянии  были и другие полотна.  Когда я принимал по акту коллекцию от краеведческого музея, меня все это повергло в шоковое состояние. А в Управлении культуры было сказано: «Галерею открыть в марте 1958 года», – вспоминает Круглый.

К слову, Новосильцев – орловский дворянин,  помещик,   отличался прогрессивными взглядами.  Работая над «Войной и миром», Лев Толстой часто приезжал в имение Новосильцевых, рассказы хозяина о войне 1812 года нашли отражение в романе.
Легко сказать – открыть галерею. Но как можно представить людям произведения искусства в таком неприглядном виде. Оставалась одна возможность: послать картины в Москву, в реставрационный центр им. Грабаря.  Московские реставраторы изрядно удивились, что в провинциальном городе хранится такая ценная коллекция живописи, но работать отказались. К реставраторам тогда стояла длинная очередь директоров  музеев и галерей изобразительных искусств со всей страны. В лучшем случае они пообещали сделать работу через год.

Надо сказать, в 1957 году в Москве с продуктами было не совсем вольготно, народ хотя и не голодал, но кушать хотел всегда.   Реставраторы и Круглый договорились о следующем. Круглый привозит им машину орловской картошки (а тогда в столице орловская картошка очень славилась), а  они, в свою очередь,  берутся отреставрировать коллекцию в самые кратчайшие сроки.

– Все было сделано наилучшим образом, – вспоминает Круглый. – Реставраторы через неделю получили желанную орловскую картошку, а мы буквально через два месяца радовались отреставрированным полотнам. Надо отдать должное реставраторам: работу они делали, не нарушая общего графика, выполняя ее в вечернее время.

Так орловская картошка искусству послужила.

Особо важное задание

У Игоря Круглого много наград и званий. Но самая дорогая и наиболее почитаемая – медаль «За победу над Германией».  После войны ее вручали труженикам тыла, которые ковали оружие нашей Победы вдали от фронта.
Эта страница в жизни Круглого вообще  мало известна, много лет он вынашивал мысль написать книгу о том, как наши орловские рабочие с завода « Текмаш», эвакуированные в  Пензенскую область, выполняли особо важное задание Родины – выпускали оружие для сражающегося Сталинграда.  Совсем недавно мы отмечали 70-летие победы в Сталинградской битве, поэтому воспоминания Круглого,  как мне кажется, представляют интерес.

Игорь Круглый от службы в армии был освобожден. В марте 1941 года врачи поставили ему страшный диагноз – туберкулез легких. Пришлось оставить учебу – Круглый до войны учился в Москве в художественном училище. Почти четыре месяца он лежал в больницах и лечился в санаториях.  Война застала его дома у матери в Орле.    Отец  добровольцем ушел на фронт, а он, мать и сестренка буквально с последним эшелоном завода «Текмаш» успели эвакуироваться на восток. Текмашевцы прибыли в г. Кузнец Пензенской области с техникой, станками, женами и детьми, со всеми чемоданами и баулами. «Дни и ночи у мартеновских печей не смыкала наша  Родина  очей…» Точнее не скажешь. Он хорошо помнит, как  рабочие сгружали с платформ станки,  и уже через несколько часов с них сходила продукция. В войну «Текмаш» переименовали в  завод № 748 Министерства минометного вооружения. Выпускали здесь  минометы, «болванки»  для минометов и авиационных бомб. В войну работали все – от мала до велика, и не только потому, что на карточку иждивенца давали 400 гр хлеба, а по рабочей получали в два раза больше. Люди прекрасно осознавали, что от их труда зависит судьба страны, жизнь их детей и родных, которые сражались на фронте. Очень быстро практически на пустом месте вырос литейный цех. По воспоминаниям  Круглого, это было похоже на ад,  настолько тяжелы условия работы. Температура у печей доходила до 50 градусов. А работали там молоденькие девчонки лет по 17.  Им бы еще в куклы играть, а они, как заправские мужики, ворочали тяжелые чугунки. Ни о какой вентиляции или технике безопасности речи не шло, стране нужен был металл. Единственное, что позволяли девчонкам, это  делать перерыв каждые два часа, да на обед им давали молоко. Впрочем, многие из них его относили домой, где по лавкам сидели младшие сестренки и братишки.

Мать Круглого Мария была портнихой. До войны самым привередливым  модницам или женам партийных функционеров  она  могла сшить крепдешиновое платье или шелковую блузку, как у Любови Орловой. В Кузнецке она  по 12 – 14 часов в день строчила на машинке самую востребованную в то время одежду – ватники для солдат Красной армии. А Игоря – ему тогда исполнилось только 18,  из-за его умения обращаться с фотоаппаратом, взяли на секретный аэродром в 15 км от города.

Это было особо важное задание. Тогда  начали широко практиковать  воздушную разведку.  На самолет ставился фотоаппарат, летчики летали за линию фронта, фотографировали передвижение или скопление вражеской техники и живой силы, а Круглому  предстояло проявлять пленки, печатать снимки и отдавать их начальнику штаба.  Куда  и кому они потом уходили, можно только догадываться. Вполне возможно, что фото, проявленные и напечатанные  Круглым, попадали на стол самого Жукова, а он в том числе и на их основе строил планы разгрома немцев под Москвой.

Это только на первый взгляд кажется: работа была легкая. На самом деле приходилось работать с большим напряжением. Во–первых, пленок было много. Ситуация на фронте менялась, и положение войск, которое летчики фиксировали утром, кардинальным образом отличалось от того, что они снимали вечером. А во-вторых, немцы обстреливали наши самолеты, и очень часто летчики  до аэродрома долетали, как говорится, на одном крыле и честном слове. Фотоаппараты разбиты,  пленки засвечены, и молодому фотографу  приходилось порой часами колдовать над пленкой, чтобы представить начальству более-менее приличные фото. Через год аэродромное начальство докопалось до болезни своего фотографа. Круглого с  аэродрома выставили, правда, начальство замолвило о нем слово и его приняли токарем на минзавод № 748. Через месяц он полностью освоил токарное дело, ловко точил стабилизаторы для мин, перевыполняя сменное задание.

В конце 1942 года на завод приехали товарищи из Сталинграда, где уже разворачивались кровопролитные уличные бои.  На заводе устроили митинг, и старший лейтенант попросил рабочих увеличить выпуск продукции. Мины особенно были нужны и именно при проведении  уличных боев. Применять артиллерию или  танки  в Сталинграде опасно – не ровен час можно было задеть и своих.  Контакт с противником был настолько близким,  что, бывало, на первом этаже дома сидели немцы, а на втором – наши. А мины как раз подходили. Накрывали они небольшой участок, позволяли вести прицельный огонь и уничтожать противника, не нанося вред своим. А еще лейтенант попросил рабочих немного изменить конструкцию миномета – загнуть ножки. При такой конструкции, проверенной в боях, менялся прицел, и наши минометчики били четко по выбранной цели.

– Живое слово с фронта очень много для нас значило. После визита военных завод увеличил выпуск минометов процентов на 20, по их просьбе изменили и конструкцию самого миномета. Наша продукция прямиком шла в Сталинград, и уже после победы в этой битве, мы, рабочие, считали себя причастными к этой победе,– рассказал  Круглый.

Уже в сорок пятом опыт уличных боев в Сталинграде очень пригодился нашим солдатам при штурме Берлина, где, как известно, также шли кровопролитные бои за каждый дом и улицу.

Заветы Левитана

Уже почти 30 лет Игорь Круглый живет в Москве. Но москвичом себя так и не считает. Его душа и сердце в Орле, который он любит. Кстати, свою замечательную библиотеку, редкие книги он намерен отдать в дар родному городу. Было бы удивительно, если бы он поступил иначе. И совершенно непонятно, кому и зачем понадобилось накануне юбилея мастера  пачкать его  имя грязью.  Недавно в одной из областных газет вышла статья, где его обвинили в  совершении недостойных художника и человека поступках. Мастер в силу своего возраста и состояния здоровья не может обратиться в суд, чтобы отстоять свою честь и достоинство. Так что пусть этот грязный пасквиль останется на совести автора. К нему грязь не прилипнет.

Более 70 лет он  хранит ученическую тетрадь. От времени пожелтели листы, некоторые записи стерлись.   Тетрадь Круглый завел в далеком 1939 году. Сюда он записывал советы и наставления своего учителя рисования  Петра Ивановича Петровичева, а  тот,  в свою очередь, был учеником великого  Левитана. Наставления Левитана он и передавал своим ученикам. Вот одно из них: «В искусстве, как и в жизни, ложь нетерпима, нужна только правда». Всю свою долгую и непростую жизнь  Игорь Круглый жил по левитановской заповеди.

Татьяна Кузьмина

 

Я б в художники пошёл…
Берегите свои бессмертные души...
Узнай мою страну
Опубликовано 06 Мар 2013 в 17:01. В рубриках: Культура. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 1 318

Митинг против Вадима Потомского 08.09.2017


Игорь Рыбаков о фактическом запрете публичных мероприятий законопроектом Потомского


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутатов не пускают в здание облправительства


По Орлу провезли топиарного "Шрэка"


КАК МИМО ЛЁТНОЕ ВИДЕНЬЕ


ОШИБКА ПРЕЗИДЕНТА


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


ГАРАНТ НА КРОВИ


Игорь Рыбаков требует ответов на заседании облсовета 28.04.2017


ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ


Капитан Вадим Потомский пытается ответить на неудобные вопросы


СЪЕШЬ ПИРОЖОК


КАК ЭТО ЧАСТО НЕ СОВПАДАЕТ.


НЕ ПО ПОНЯТИЯМ.


ПРИГОВОР ДОРОЖЕ ДЕНЕГ.


ОШИБКА РЕЗИДЕНТА.


Жил отважный капитан.


Вадима Потомского поздравляют с 23 февраля.


Потомский подполковник


Парня в горы тяни рискни


Поздравление для
Вадима Потомского
с Новым годом!


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"