7 апреля 2021



Дмитрий Серегин: «Мне важно доказать, что справедливость существует»

№12 (636) от 7 апреля 2021 г.

В Орле завершился судебный процесс, за которым с неподдельным интересом наблюдали журналисты, чиновники, общественники, медики и множество простых граждан. Фельдшер скорой помощи, руководитель регионального профсоюза медработников «Действие» Дмитрий Серегин судился с советником губернатора Орловской области Сергеем Лежневым. Последний еще в прошлом году опубликовал в социальных сетях пост, в котором назвал фельдшера балаболом, пустобрехом и полным неучем. Поводом для ругательств советника стали публикации Дмитрия Серегина, в которых он рассказывал о проблемах в орловском здравоохранении. А неполиткорректные выражения Лежнева, которые тот, впрочем, называет оценочными суждениями, заставили Серегина обратиться в суд с иском о защите чести, достоинства и деловой репутации. Увы, суд честь, достоинство и репутацию фельдшера не защитил, отказав в удовлетворении исковых требований в полном объеме. Но опускать руки и сдаваться Дмитрий Серегин не собирается: он намерен добиваться справедливости. Зачем? Есть ли в этом смысл? Об этом – и не только –  Дмитрий Серегин рассказал в эксклюзивном интервью «Орловской среде».

 

Дмитрий Серегин:

– В своем иске мы (имеются в виду Дмитрий Серегин и его адвокат. – Прим. ред.) просили суд признать сведения, распространенные Сергеем Лежневым, не соответствующими действительности, порочащими мои честь и достоинство, и компенсировать моральный вред. Суд отказал в удовлетворении иска в полном объеме.

Последнее заседание в Советском районном суде (судья Короткова) у нас было 1 апреля. Символично. Очень символично. Может быть, я ошибаюсь, но это было где-то восьмое заседание, то есть их было много. Они шли с августа прошлого года. И, на мой взгляд, в течение какого-то периода, особенно после нового года, процесс всячески как-то тормозился. То один раз их специалист (со стороны ответчика – Сергея Лежнева. – Прим. ред.) не пришел, потом не пришел второй раз, потом не пришла адвокат Лежнева – по уважительной причине, а потом вдруг они резко стали форсировать события… Например, сторона Лежнева провела собственную лингвистическую экспертизу, и на ознакомление с ней они хотели дать нам полчаса перерыва в судебном заседании, но судья дала нам один день: 31 марта представили результаты экспертизы, а 1 апреля было последнее заседание. Вот такая разница в тактике. И, в общем, для меня не было неожиданностью решение суда. Я реалист. Но я уверен, что мы это решение сможем оспорить. Не в областном суде, так в кассационной инстанции, не в кассации – так в Верховном суде. Я намерен идти до конца – это дело принципа. Потому что я такой человек, что стараюсь делать что-то хорошее для этого мира. Может быть, это идеалистически, понятно, что полной справедливости достичь невозможно, но в каких-то локальных моментах вполне можно улучшить положение людей. И своими действиями мы (имеются в виду гражданские активисты, члены профсоюза «Действие», отстаивающие права орловских медиков. – Прим. ред.) затрагиваем интересы некоторых людей, которым это не нравится. И процесс по этому делу связан прежде всего с тем, чтобы люди поняли, что не нужно бояться, не нужно опускать голову. Легче всего сказать: это такой мир, ничего изменить нельзя… Нет. Можно это все изменить. Это вопрос принципа. Это освещается СМИ, люди наблюдают за нашим процессом, и для меня очень важно доказать, что справедливость все-таки существует. Хотя бы на таком локальном уровне. И не нужно бояться защищать свои права. Права есть не только у власть имущих, но и у обычных граждан. И это процесс такого характера, когда человек, занимающий высокую должность, в таком формате общается, как будто его собеседник крепостной. Ощущение такое, что хочет заткнуть рот простым людям. Причем, в грубой форме. Уровень воспитания здесь, конечно, на мой взгляд, на нуле. С такими людьми не может быть никаких договоренностей. С такими людьми нужно общаться только цивилизованным образом – в суде. В суде доказывать свою правоту. Потому что любому человеку, даже самому нейтрально настроенному, очевидно, что чиновнику так общаться с людьми непозволительно. Но он остается абсолютно безнаказанным, даже комиссия по этике не нашла в его высказываниях ничего предосудительного. А ведь что получается? Получается, что Сергей Лежнев уровень общественного обсуждения проблем сводит к уровню рынка какого-то. И что же, теперь все можно списывать на оценочные суждения и так общаться в общественно-политическом пространстве? Это сейчас депутаты друг друга будут подобным образом называть, или избиратели – депутатов: вот, мол, ты не выполнил обещание, ты такой-сякой – это мое оценочное суждение. Это низкий уровень. Это неправильно. Это говорит о деградации взаимоотношений «власть-общество».

Сергей очень искусно манипулирует определенными данными. Яркий пример – частный случай. В прошлом году к нам в профсоюз обратились медики областной больницы. Они оказывали помощь людям с ковидом и за это ничего не получали. Мы по этому поводу обратились в правоохранительные органы, они провели расследование. Кстати, результаты расследования у Сергея Лежнева оказались на 10 дней раньше, чем у меня как у заявителя. Это очень интересный факт… В результате в возбуждении уголовного дела отказали. И Сергей тут же налепил у себя в сетях пост: вот Серегин такой-сякой, пишет, а на самом деле ничего не подтверждается. И даже выложил последнюю страничку из постановления об отказе. А я выложил документ полностью. Оказалось, что еще в апреле-мае в этой больнице оказывали помощь больным с ковидом. Потом пошли массовые заражения медиков, мне писали люди, которые там работают, что 75% персонала на больничном по ковиду. При этом никаких выплат они не получали. К следователю вызывали главного врача, Залогина (руководителя департамента здравоохранения. – Прим. ред.) вызывали. Главврач Мурадян подтвердил, что у них действительно оказывалась помощь ковидным пациентам, и они направляли в департамент документ, чтобы их больницу включили в соответствующий перечень, потому что иначе выплаты не положены. Но депздрав их «завернул». То есть отказал в предоставлении «ковидных» выплат медикам. И только 10 июня они согласились включить их в перечень, когда вся областная больница уже «полыхала». Отказ в возбуждении уголовного дела говорит лишь о том, что у должностных лиц не было злого умысла, но не о том, что не было фактов. Мы не просили заводить уголовные дела – нам от этого ни холодно, ни жарко. Мы профсоюз, мы защищаем трудовые права медицинских работников, нам «посадки» не нужны, мы добивались выплат людям, которые оказывали помощь больным с ковидом, рисковали своими жизнью и здоровьем. И таких нюансов у Лежнева много, я считаю, что это искусные манипуляции.

Я не из тех людей, кто складывает лапки. И вопрос не только во мне – это вопрос порядочности. Многие медицинские работники наблюдают за нашим процессом, и они возмущены. Я считаю, что нужно давать людям надежду. И этим процессом мы даем надежду на то, что справедливости можно добиться. Я уверен, что у нас все получится, мы победим – это лишь вопрос времени, нужно просто набраться моральных сил и терпения».

 

От редакции:

Честно говоря, судебные процессы по так называемым делам о диффамации, то есть по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации – больная тема для журналистов. Поскольку именно журналисты чаще всего выступают ответчиками в подобных процессах. А истцами – опять же чаще всего – чиновники и депутаты разного уровня. Госслужащие и политические деятели, как правило, очень трепетно относятся к собственной репутации и зачастую любую критику воспринимают как удар по чести и достоинству. Наоборот бывает редко: в последнее время в публичное пространство все чаще выплескиваются вопиющие случаи неэтичного, грубого, а порой и откровенно хамского поведения и таких же высказываний чиновников и депутатов по отношению к простым гражданам. К тем самым, которые наняли их на работу или избрали вовсе не для того, чтобы они лоббировали собственные интересы в ущерб интересам рядовых налогоплательщиков, которые их, собственно, и содержат. Дмитрий Серегин, простой орловский фельдшер, создал прецедент: рядовой гражданин не захотел терпеть грубостей от высокопоставленного чиновника и пошел в суд. «Орловская среда» полностью поддерживает Дмитрия Серегина и просит поддержать его своих читателей. Дело в том, что Дмитрий, как он рассказал выше, намерен продолжать судебную тяжбу с советником Лежневым. Все мы прекрасно знаем, что судиться в наше время – занятие не из дешевых. Между тем все сбережения, которые Дмитрий смог скопить за время работы в «ковидной» бригаде скорой помощи, он потратил на оплату юридических услуг и лингвистической экспертизы. Поэтому мы просим всех неравнодушных людей оказать Дмитрию Серегину материальную поддержку. Подчеркнем: не помощь бедному фельдшеру, а поддержку честному и смелому человеку, не побоявшемуся отстаивать свое достоинство и доброе имя, выступив против высокопоставленного чиновника, губернаторского протеже. Все, кто готов поддержать Дмитрия Серегина, могут перечислить любую приемлемую сумму на его банковскую карту. Номер карты: 2202 2011 6316 3807

 

 

 

Опубликовано 07 Апр 2021 в 15:22. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 456

Комментарии закрыты.

Новости

СРОКИ РЕКОНСТРУКЦИИ КРАСНОГО МОСТА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДУТ УВЕЛИЧЕНЫ.



Вечерний гость - Виталий Рыбаков.



Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"