Идем верным путем: как блокада сделала Англию доминирующей силой 19 века

Плотину прорвало. Французские медиа разом, словно по команде, наполнились алармистскими статьями и телепередачами про плачевное состояние своей экономики, а-ля, «Усе пропало, шеф!». И уже не только маргинальные, в основном правого толка, СМИ, но и вполне респектабельные, что называется, мэйнстримные, газеты выходят с целыми подборками экономических статей панического характера.

И приходится изрядно поломать голову, чтобы выбрать из этого потока стенаний самое достойное, чтобы вынести его на суд столь дорогого мне читателя. Вот и «Фигаро» — публикует сразу две прелюбопытнейшие, на мой скромный взгляд, статьи под говорящими сами за себя названиями: «Санкции против России. Какие уроки надо вынести из континентальной блокады 1806 года?» и «Наши правители знают, что их притворно щедрые действия толкают нашу финансовую систему в пропасть».

В этой статье расскажу о первой. Автор ее — Оливер де Мэзон Руж (Olivier de Maison Rouge), наповал сражает не только своим, так сказать, ФИО, в переводе означающим «Оливер из Красного Дома» (проверил это не псевдоним, а вполне настоящее имя авторитетного адвоката, доктора права и члена «Центра по наблюдению за конкурентной (экономической) разведкой» (OIEF) ), но и чрезвычайно наглядным сопоставлением, сегодняшней санкционной вакханалии европейских самобичевателей и блокадой Наполеоном Великобритании в начале 19 века. Показательное, скажу я вам, сравнение.

Тогда, во времена царя Гороха, а вернее, императора Бонапарта, в роли гегемона и квинтэссенции коллективного Запада выступала Франция, которая всеми правдами и неправдами (да, чего уж там — только неправдами) сначала объявила, а потом и принуждала европейские государства присоединяться к блокаде островного государства. Англия для Наполеона была костью в горле, а посему корсиканец лично отредактировал «Берлинский декрет» (21.11.1806), которым установил ее континентальную блокаду в следующих терминах:

«Статья 1. Британские острова объявляются в состоянии блокады.

Статья 2. Любая коммерций и корреспонденция с Британским островами запрещены.

А 17 декабря следующего года добавил его, выражаясь нашим языком, следующим пакетом санкций – «Миланским декретом» — согласно которому любое судно, зашедшее в любой британский порт, какова бы ни была его национальная принадлежность, признавалась британским и подлежало конфискации французской таможней.

Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ

Присоединиться к режиму санкций Наполеон принуждал непокорную Европу разными способами: Пруссию и Россию — через подписание унизительного Тильзитского мира, остальных – менее удачных – путем покорения французской империей. И империя эта в то время была: США, НАТО и ЕС в одном флаконе.

Великобритания, поначалу испытав определенные трудности, разорвала пуповину, связывавшую ее с континентальной Европой, повернулась лицом к другим рынкам, наладила новые торговые связи с новыми партнерами: Канадой, США и особенно — Латинской Америкой, только что освободившейся от испанской зависимости и нашедшей в лице Великобритании нового «союзника по необходимости». Наладив тесные связи со своими заморскими колониями, как бы мы сейчас сказали, встала на путь «импортозамещения».

Оккупированные же Францией европейские государства присоединялись к блокаде не охотно, и выполнять ограничения желанием не горели. Поэтому обход эмбарго, зачастую, при коррупционном соучастии французской таможни, стало дело обычным, и его последствия можно было наблюдать в любой торговой точке. На этой благодатной ниве пышным цветом расцвела контрабанда (по-нашему, «параллельный импорт»), которая также весла свою лепту в снижение эффекта от блокады.

Столкнувшись с массовым обходом эмбарго, французская таможня вынуждена была в конечном итоге приспособить его к реалиям и стала выдавать некоторым морским компаниям лицензии на импорт и экспорт некоторых продуктов из Британии.

«Вопреки ожиданиям, больше всего от блокады, которую сама и ввела, пострадала Франция: ее промышленность осталась без полезных ископаемых, ранее поставляемых морским путем, а рынки сбыта ограничились территорией старого континента.

Автор делает вывод: «В результате блокады индустриальная ось Европы сместилась по направлению к Атлантике (Эльзас, Германия, Бельгия), обогатив рейнскую промышленность («новая Лотарингия»). Все это стало предтечей франко-прусских/германских войн, которые длились вплоть до 1945 года, и привели к ослаблению континентальной Европы до такой степени, что оставили последнюю в руинах на радость окрепшему к тому времени новому гегемону — Соединенным Штатам, новой народившейся империи…»

Для Франции попытки блокировать Англию, которые привели и к войне с Российской Империей, в конечном итоге закончилось поражением, а для Наполеона — островом Елены.

Ну а что же «заблокированная» Англия? «Несмотря на краткосрочный кризис (1808-1810 гг) и первоначальное замедление темпов роста, Англия закончила тем, что вышла из этого испытания еще более сильной, расширив свою империю, увеличив коммерческие связи и стала доминирующей нацией в 19 веке».

Источник
Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ
Оцените статью
Орловская среда
Добавить комментарий