Каспийская конвенция открыла дорогу туркменскому газу в Европу, доминирование России под угрозой

Маниакальное стремление снизить зависимость от поставок российских углеводородов у ЕС никуда не пропало, и это при этом, что ВИЭ никакого триумфа Европе не принесли. Чем же планируют в Брюсселе заменить российский газ и при чём здесь Каспий?

Глава Еврокомиссии, невзирая на энергетический кризис, призвала на климатическом саммите в Глазго создать глобальный рынок углеродных квот, чтобы «повысить цену на углерод» и тем самым уменьшить выбросы парниковых газов.

То есть за счёт налогоплательщиков финансировать отказ от использования углеводородов. Ну а пока совсем отказаться от российского газа ЕС не в силах, встаёт вопрос, чем его планируют хотя бы частично заменить на европейском рынке.

Атомная энергетика европейцев пугает, уголь для них слишком «грязный», на американский СПГ надежд мало — в погоне за прибылью его поставщики скорее в Азию или Южную Америку повезут.

Получается, что кроме трубопроводного газа из Азербайджана или Туркмении, других вариантов нет. С поставками из Азербайджана вопрос более или менее понятен.

Уже построен так называемый «Южный газотранспортный коридор», объединивший в единую цепочку месторождения Азербайджана с турецким Трансанатолийским газопроводом (TANAP) и Трансадриатическим газопроводом (TAP), выходящим непосредственно в Южную Европу.

Вопрос только в одном — сколько газа Баку может поставлять Европе. По существующей трубопроводной сети Азербайджан может доставить в страны ЕС пока не более 10 млрд. м³ газа в год.

После успеха в последней карабахской кампании из Баку всё чаще стали раздаваться бравурные речи. Так президент Азербайджана недавно заявил, что доказанные запасы газовых месторождений Азербайджана достигают 2,6 трлн. м³, намекая на возможное резкое увеличение своего экспорта.

Вот только о том, кто будет инвестировать в их разработку и добычу, сколько на это потребуется времени, господин Алиев скромно умолчал.

По всей видимости, Брюссель ставить в этом вопросе только на Баку не собирается, понимая, что одним азербайджанским газом Европа сыта не будет. Поэтому активизация ЕС в направлении ещё одного поставщика газа из каспийского региона, Туркмении, более чем реальна.

Эта бывшая советская республика чрезвычайно богата запасами природного газа, которые оцениваются примерно в 19,5 трлн. м³. Ранее, из-за своего географического расположения, Ашхабад мог его экспортировать только в Россию и Китай по далеко не самым комфортным для себя ценам.

Туркменистан был вынужден продавать свой газ в КНР по низким ценам в уплату за кредит в $4 млрд., полученный от Пенкина для строительства трубопровода для его же нужд. На данный момент Ашхабад кредит погасил и руки у него, как говорится, развязаны.

И если раньше строительство морского трубопровода по дну Каспийского моря для присоединения к «Южному Газовому коридору» упиралось в неурегулированный на то время статус Каспийского моря, то два года назад этот вопрос был закрыт.

Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ

А это означает, что только за счёт Туркменистана Евросоюз смог бы получать уже 30 млрд. м³ в год, что сопоставимо сейчас с поставками российского газа через ГТС Украины.

В 2018 году все пять прикаспийских государств, включая Россию, подписали «Конвенцию о правовом статусе Каспия». Согласно новым правилам для прокладки подводных трубопроводов теперь достаточно согласия лишь ближайших соседей, а не всех пяти государств.

Разрешения из Кремля для подписания соглашения между Баку и Ашхабадом на прокладку подводного трубопровода больше не требуется.

Правда, в соглашении есть примечание, что иные участники Конвенции могут требовать исполнения всех экологических норм при реализации проекта, затягивая процесс. Дания в случае с «Северным потоком -2» затянула согласование, но в конечном итоге всё равно была вынуждена дать соответствующее разрешение.

Какими соображениями руководствовались в Кремле, подписывая конвенцию и давая тем самым «зелёный свет» конкурирующему с «Газпромом» энергетическому проекту — «тайна за семью печатями».

Российские конкуренты, Баку и Ашхабад, не преминули воспользоваться таким нежданным подарком от Москвы. В начале этого года они, не без помощи Турции, подписали меморандум о взаимопонимании по совместной разведке и разработке углеводородных ресурсов на месторождения «Достлуг» («Дружба» – с кем и против кого?), что на Каспии.

В Европе до завершения энергетического кризиса ещё очень далеко, но виновный в нём объявлен — Россия. Поэтому в Брюсселе развёрнута активная работа по максимальному сокращению энергозависимости от Москвы.

Самый подходящий вариант замены российскому газу — поставки из Туркмении. Учитывая крайнюю политизированность вопроса, можно с высокой долей вероятности утверждать, что Евросоюз найдёт необходимые средства для инвестиций в Транскаспийский трубопровод. Когда у Москвы связаны руки, помешать этому проекту могут два обстоятельства

Во-первых, Китай, который может разрушить планы Брюсселя на счёт туркменского газа и сохранить доминирующее положение «Газпрома» на европейском рынке. В Поднебесной крайне заинтересованы в сохранении своего особого статуса на туркменский газ.

В Пекине уже давно считают все запасы природного газа в Туркменистане своими, и китайцам не зачем изменять вассальный статус Ашхабада.

Как ни прискорбно это констатировать, но после «косяка» с добровольным присоединением к Каспийской конвенции, России остаётся уповать на позицию Китая.

Захочет ли Пекин вступить в активную схватку с Брюсселем за туркменский газ и насколько решительно он готов её вести — данный вопрос от России теперь никак не зависит.

Во-вторых, экологический фактор. Туркменский газ приобрёл статус «токсичного» после проводимых несколько последних лет дистанционных исследований выбросов метана на газовых месторождениях в подготавливающей и транспортирующей газ инфраструктуре. Масштабы выбросов метана на территории Туркменистана шокировали экоглобалистов из США и ЕС.

Из 50 наиболее значимых выбросов метана при наземных нефтегазовых операциях, проанализированных с 2019 года компанией Kayrros SAS, занимающейся данным мониторингом, на Туркменистан приходится 31.

Поэтому, что одержит верх в Брюсселе — острота климатической повестки в Европе или политическая подоплёка вопроса, сейчас предсказать трудно. Но под давлением Вашингтона развитие самого неблагоприятного для России сценария очень даже реально.

Источник
Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ
Оцените статью
Орловская среда
Добавить комментарий