28 апреля 2021



Красный мост за-ва-ли-ли?

№15 (639) от 28 апреля 2021 г.

На прошлой неделе до орловчан донесли пренеприятнейшее известие: ремонтные работы на Красном мосту приостановлены. Как минимум – на месяц. По официальной версии – из-за несоответствия проекта реальности: якобы толщина подпорных стенок оказалось больше запроектированной, из-за чего в проект требуется внести изменения, а на это требуется время. Неофициальные версии озвучивать не будем, отметим лишь странное совпадение: приостановка работ последовала вскоре после возбуждения двух уголовных дел в отношении должностных лиц подрядной организации ООО «Ремспецмост». Одно дело возбуждено по факту хищения денежных средств в ходе ремонта моста «Дружба», второе – из-за предоставления заведомо подложных документов для участия в конкурсе на ремонт Красного моста. Параллельно стало известно и о том, что подрядчик несколько месяцев не выплачивал заработную плату рабочим из Донецка. В общем, у подрядной организации серьезные проблемы, а это значит, что не менее серьезные проблемы и у жителей города Орла, которые уже несколько месяцев испытывают крайние неудобства из-за закрытия центрального моста города – и скорее всего будут испытывать их гораздо дольше, чем им обещали. Кстати, примерно на такое же время откладывается и строительство временной пешеходной переправы через Оку. Опять же якобы по уважительной причине – дескать археологи не успели откопать все удивительные артефакты.

 

Сообщение о приостановке работ на Красном мосту взволновало не только рядовых горожан, но и депутатов Орловского горсовета, которые решили разобраться, что происходит на стратегическом объекте, на месте: заседание комитета горсовета по строительству и перспективному развитию города провели с выездом на мост.

Собственно, на месте «происшествия» депутаты услышали обнародованную ранее официальную версию – только вживую, от замглавы горадминистрации Олега Минкина, и.о. начальника УКС г. Орла Дмитрия Кузнецова и представителя подрядной организации Владимира Полежаева. Некоторое разнообразие в чиновничье-подрядный хор, спевший песню о том, что никаких негативных последствий в плане сроков и финансов остановка работ не повлечет, внес инспектор управления по государственному строительному надзору Департамента надзорной и контрольной деятельности Орловской области Андрей Харитоненков. Он хотя и заверил, что приостановка реконструкции и внесение изменений в проект нарушением не являются, тем не менее усомнился, что подрядчик сможет уложиться в заявленные сроки окончания работ – два года. Когда же депутаты переместились в мэрию, где продолжилось заседание комитета, выяснилось, что сомнения терзают многих. Первым их высказал депутат Виталий Рыбаков, прямо заявивший, что на Красном мосту разворачивается что-то вроде авантюры:

— Нас всех – депутатов и жителей города Орла – втягивают в некую авантюру. Мы слышали от начальника УКСа, что подрядчику перечислен аванс 200 миллионов рублей, — напомнил Рыбаков. –  Ко мне приходили специалисты, которым не платят по три месяца зарплату… Приходили хозяева техники, которую они сдают в аренду для работы на Красном мосту. Им дали маленький аванс – и больше ничего. То есть получился кассовый разрыв. Вопрос: куда делись 200 миллионов рублей за столь короткий промежуток времени? Вопрос очень актуальный. Если уже в начале пошли проблемы с кассовым разрывом, я даю прогноз, что мост не сделают ни за два, ни за три, ни даже за четыре года. Мы, депутаты, говорили и Минкину, и Парахину: не надо спешить с закрытием Красного моста. Потому что не готово ничего: сырой проект, непонятно какая экспертиза и кто ее делал. Если заказать экспертизу в другом регионе, то придется возбуждать уголовные дела. Поэтому, если сейчас мы, депутаты, не примем кардинальное решение и не заставим администрацию Парахина приступить к реальной работе по решению проблем, кассовый разрыв завтра будет больше. Тем более, что в СМИ прошла новость, что фирма-подрядчик открыла еще одно юрлицо с тем же названием, но с другими реквизитами. Для чего это делается, мы все понимаем. То есть если завтра по каким-то причинам прикроют счет, деньги пойдут или не пойдут по другим каналам.

Рыбакова поддержал депутат Евгений Косогов, сообщивший, что в ближайшее время в областной бюджет поступят 500 миллионов рублей:

— В настоящее время правительству Орловской области будут дополнительно выделены из федерального бюджета полмиллиарда рублей – на что? – на Красный мост. Так что полмиллиарда рублей будут скорее всего в ближайшее время перечислены заказчиком подрядной организации. Может быть, уже с этого момента и начать контролировать, как эти деньги перечисляются и каким образом они расходуются? – предложил Косогов. –  Потому что это сумма существенная… Я разговаривал с представителем подрядной организации и спросил у него, сколько здесь металла (сейчас же будут демонтироваться металлические пролетные строения). Он ответил – более 500 тонн. Это 12,5 миллионов рублей. Эта сумма тоже существенная, и эти денежные средства тоже можно направить на расширение моста. Либо на строительство пешеходного моста. И нужно проконтролировать, чтобы эти средства поступили в бюджет.

Заметим, Евгений Косогов предложил администрации воспользоваться моментом и внести в проект изменения в части расширения моста до четырех полос автомобильного движения вместо предусмотренных двух. Разумеется, господин Минкин поспешил заверить депутатов, что это невозможно по целому ряду причин (останавливаться на них сейчас не будем – это тема для отдельной публикации). Как невозможно и соорудить постоянный пешеходный мост, чтобы оставить Красный только для движения транспорта.

Тем не менее Косогов настоял, чтобы его предложение зафиксировали протокольно:

— Мне, кажется, нужно действовать на перспективу, чтобы город дышал, развивался быстрее и эффективнее. А мы сейчас создаем проект, который реально соответствует уровню 70-80-х годов. Но мы все-таки живем в 21-м веке, и если мост мы строим не на три года, а на десятилетия, то как минимум должно быть две полосы в одну сторону и две – в другую, — отметил депутат.

От выступлений и предложений перешли к вопросам, отвечать на которые, к сожалению, пришлось не руководителю подрядной организации Евгению Подрезову, который на заседании комитета не присутствовал, а его заместителю Владимир Полежаеву. Последнего вежливо, но настойчиво попросили к трибуне, за которой он чувствовал себя явно неуютно.

Больше всего вопросов оказалось опять же у Виталия Рыбакова:

— Как получилось, что, получив аванс в 200 миллионов, рабочим не заплатили зарплату, а собственнику специальной техники – арендную плату? – поинтересовался депутат.

— Аванс был реализован на приобретение материалов, на закупку конструкций, также на оплату арендной техники – всего такого, — не очень уверенно пояснил представитель подрядчика. – Какой-то кассовый разрыв получается, потому что работы, которые мы, грубо говоря, сейчас должны предъявлять к выполнению, они еще не предъявлялись и к выполнению заказчику не представлялись. Финансирование начнется после освоения суммы аванса на работы. Есть замечания в проекте, когда это все будет проведено через экспертизу, тогда эти виды работ можно будет осуществлять и предъявлять, и уже тогда сумма аванса будет списываться, осваиваться, как это называется…

— Я хочу заметить, что из-за невыплаты заработной платы у подрядчика возникла некоторая текучесть кадров, — продолжил Рыбаков. – Одни бригады уехали, приехали некие другие специалисты. Вопрос: у всех специалистов, которые работают сейчас на объекте, есть профильное образование – бетонщики, сварщики?.. Потому что, по нашей информации, этого нет.

— Все специалисты, которые работают, имеют должную квалификацию, — уже куда более уверенно ответил замдиректора.

Из следующего вопроса Рыбакова и ответа Полежаева стало ясно, что подрядчик нарушил последовательность работ, предусмотренную проектом. Правда, замдиректора «Ремспецмоста» оговорился, что это произошло лишь «в некоторых моментах». Правда, есть ли у подрядчика документ, разрешающий изменить порядок выполнения работ, господин Полежаев сказать не смог.

У депутата Руслана Перелыгина возник вопрос об обеспечении безопасности работников, ремонтирующих Красный мост:

— Насколько я понял, там работало порядка 30-40 сотрудников в день. Как они вообще там передвигаются? Ограждения шаткие, сигнальных лент нет, газовые баллоны валяются на земле (в каком они состоянии – полные, не полные?), открытая проводка… Какие меры вы будете принимать?

Освоившийся представитель подрядчика отрапортовал:

— Меры соблюдаются, инженер по охране труда постоянно находится на объекте, люди в случае выполнения, скажем так, высотных работ пристегиваются защитными поясами…

Ну, и заключительный вопрос, касающийся сроков производства работ, задал зампред горсовета Владимир Негин: сумеет ли подрядчик нагнать месяц вынужденного простоя? – Разумеется, сумеет, — заверил представитель «Ремспецмоста». И зампред Негин ему, похоже, поверил. Или сделал вид, что поверил. Во всяком случае уже после заседания комитета пресс-служба городской администрации опубликовала на официальном сайте мэрии комментарий Негина. Цитируем:

««Нет никаких домыслов и кривотолков. Нам всё откровенно рассказали и показали, причем люди-профессионалы, которые несут всю ответственность и за процесс, и за информацию, которую выдают. Если администрация Орла озвучила, что срок сдачи объекта — 2,5 года с учетом внесения изменений, то оснований не верить у нас нет».

Запомним эти слова Негина. Тем более что буквально через считанные дни жестокая орловская реальность в очередной раз подтвердила: верить на слово ни чиновникам, ни тем более подрядчикам было нельзя. Как оказалось, ответственности «за процесс» и за свои слова ни те, ни другие не несут. Буквально через три дня после заседания комитета житель Орла Александр Наголюк выложил в сети фото с Красного моста, сопроводив их лаконичным, но красноречивым комментарием: «Реконструкция Красного моста преподносит новые сюрпризы. Ограждение пешеходного прохода сегодня поехало. Жители столицы Орловии, матерясь, преодолевают оползень. А что делать? Не вплавь же реку форсировать». Впрочем, сами фото еще красноречивее комментария говорят и об ответственности, и о профессионализме тех, кто ремонтирует Красный мост, равно как и тех, кто платит за такой ремонт деньги.

Почему это неясно депутатам вроде Негина, неясно уже жителям Орла. Думаем, многие бы из них с дорогой душой подписались под словами нашей коллеги – журналиста Ирины Крахмалевой, которая выступила на том самом заседании комитета горсовета и напомнила депутатам об их ответственности перед горожанами за настоящее и будущее Красного моста:

— Что мы имеем? Некачественный проект. Некачественная экспертиза. Несостоятельный заказчик. То есть УКС по сути не имеет права быть заказчиком. И с подрядчиком вопросы: два уголовных дела, — перечислила Крахмалева. — Вы понимаете, что можете попасть в историю, за которую тоже все будете отвечать? У вас есть реальный шанс это остановить. Сейчас, когда проект будет пересматриваться, нужно настоять на том, чтобы провести полную ревизию всего проекта, ревизию экспертизы и ревизию всех проведенных подрядчиком работ. А уже тогда двигаться дальше… Если не все депутаты готовы мониторить весь процесс, то тогда пусть за это возьмется Справедливая команда. Хорошо бы еще дать оценку каждому лицу, которое вообще-то инвестиционный проект за-ва-ли-ло. Я это вижу уже сейчас, — заявила Ирина Крахмалева, с которой редакция ОС полностью солидарна. И в том, что проект ремонта Красного моста фактически завален, и в том, что еще не поздно поправить дело.

Не сомневаемся, Справедливая команда разделяет эту позицию – тем более, что опыт самого тщательного мониторинга ремонта орловских мостов у ее представителей есть. Кстати, об этом опыте рассказывается в очередном видеоролике депутата Рыбакова. Подробности – на стр. 15.

 

Прямая речь

Инженер-мостостроитель Валерий Павликов:

«Не прошло и двух недель с момента нашей последней публикации («Эстакада над аркадой», «ОС» № 12), когда  мы,  предупреждая о «серьёзных проблемах на мосту, грозящих его безопасности, а также безопасности всего города», впервые публично заявили о необходимости «остановить стройку на Красном мосту, чтобы заменить негодный проект на новый, отвечающий реальным условиям», как власти услышали нас и выполнили  наше требование – велика сила печатного слова!

Но в самом дурном сне мы не предполагали остановку работ на мосту больше чем на месяц! Мы же потеряем его!

Что значит «приостановить работы до конца мая»? Это значит подвергнуть беззащитный, разобранный до фундаментов мост прямому воздействию дождя, ветра, солнца и других неблагоприятных факторов. Это не учитывая вреда, уже нанесенного мосту неграмотными действиями подрядчика, в погоне за золотым тельцом упорно продолжавшим стройку по явно негодному проекту.

В результате:

— разрушен защитный асфальтобетонный и подстилающие слои по всей длине моста;

— нарушена гидроизоляция арок;

— в пятах арок в местах их опирания на фундаменты прорублены непредусмотренные проектом шурфы шириной 0,5 м и глубиной 1 м, в результате чего они заполнены водой, которая неблагоприятно воздействует на известку (цемента в 19 веке не было), размывая ее;

— обсадными трубами диаметром 10 сантиметров (вместо сверления диаметром 32 мм) пробурены 5000 (по проекту) отверстий на глубину 0,5 м общей длиной 2,5 км для установки связующих стержней между старыми и новыми конструкциями, при этом из старой кладки изъято почти 25 кубометров кирпича;

— вырыты котлованы с вертикальными стенками, грозящими обрушением.

В результате уже к настоящему времени на мосту наблюдаются осадка  грунта, просадка элементов, усадки материала и деформации конструкций. К июню деструктивные процессы только усилятся, что может привести к исчезновению объекта культурного наследия именно в результате проведения работ по его сохранению.

Как видно, ни на подрядчика, ни на заказчика не подействовал урок моста «Дружба», где балки, поставленные заводом в феврале 2019 года, после трех месяцев хранения покрылись трещинами до 2 мм, недопустимыми для преднапряженных мостовых балок. Вот и пришлось принимать мост в эксплуатацию с дефектами.

Как все-таки повезло городу, что в 2017-м мы смогли остановить строительство Банного моста! В противном случае мы получили бы сегодня точно такой же долгострой, как и на Красном мосту, только уже не на сухих берегах, а прямо в русле.  И если сейчас нам угрожает потеря только одного моста, то тогда мы могли бы потерять всю Оку, так как строители собирались перекрыть ее до середины искусственным островом и уже приступили к его сооружению, огородив участок строительства забором!

Но что все-таки произошло на мосту? И кто виноват в произошедшем, помимо ленинградских проектировщиков, которых ищи теперь в поле?

Как известно, подрядчик приступил к работам в феврале, и уже к середине месяца после вскрытия тела моста обнаружились недостатки проекта, а именно отсутствие предполагаемых проектом 20 арок внутри моста. Инженер Лебединский, проектировавший мост в XIX веке, в этих местах вместо них запроектировал утолщенные подпорные стенки. Нынешние проектировщики, не проведя надлежащего обследования, не учли этого, и вместо проектных 12 метров ширины опор строители были вынуждены возводить опоры-стенки шириной 8 метров. В результате вместо проектного свеса стометровых козырьков по обеим берегам в 6 метров, что уже само по себе является мировым рекордом для железобетона, свес вырос до 7 метров, что уж совсем запредельно. Мы сообщали об этом как самому подрядчику, так и на пресс-конференции движения «Граждане Орла» в середине марта. Но подрядчик, с упорством, достойным лучшего применения, продолжал работы, возводя ненужные конструктивы, которые теперь, скорее всего, придется сносить. А заказчик спокойно наблюдал за этим, хотя, видимо, уже тогда, насторожившись от наших предупреждений, не подписал за три месяца ни одного акта выполненных работ, что довольно странно, учитывая, что подписание процентовок – главный вопрос взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком.

Но указанный недостаток с утолщенными стенами характерен только для псевдоарочного 100-метрового участка с необнаруженными арками. Что мешает производству работ на остальных 140 метрах 350-метрового моста? Но стройка остановлена по всей длине моста. Значит, дело серьезно. Может, что-то не так и в русловой части моста? Ситуация явно напоминает ситуацию с мостом «Дружба» двухгодичной давности, когда подрядчик тоже в середине лета остановил стройку, после чего пришлось его менять заодно с заказчиком.

Теперь, после конфуза с приостановкой работ, когда уже ничего не скроешь, делаются жалкие попытки оправдания – мол, что поделаешь, реконструкция сложнее нового строительства. Тогда почему не прислушались к нашим советам не трогать того, что сделали пленные турки в XIX веке и пленные немцы в XX, а построить новый автодорожный мост в створе Воскресенского и Речного переулков, который решил бы все транспортные проблемы города?

Нельзя не затронуть и археологов. Заигравшись за госсчет в поисках несуществующих древних артефактов (ничего, кроме трех мешков костей, то ли человеческих, то ли звериных, до сих пор не обнаружено), они вырыли такой глубокий котлован, что это грозит обрушением его стенок вместе с находящимися на них подпорными стенками. Неужели опытные археологи, какими они выставляют себя, не знают правил производства земляных работ, по которым стенки котлована, начиная с 1 метра, надо крепить? Теперь, даже если стенки и не обрушатся, то уплотнить песок на этом участке до природной плотности никогда не удастся (каток в котлован не загонишь), а значит, он так и будет оседать, как ползет до сих пор 70-летняя насыпь между стадионом Ленина и Веселой слободой по улице Зои Космодемьянской.

Что же ждет нас дальше?

Как ни странно, но заверениям подрядчика, что сроки строительства не изменятся, можно поверить, если учесть, что Мариинский мост в 1878 году был построен менее чем за год (в марте 1878 подписан контракт, в феврале 1879 мост испытан), а ныне такие мосты строятся китайцами за месяц. Со стоимостью сложнее: вряд ли подрядчик не поддастся искусу увеличить ее. Нас это не волнует – деньги-то московские. Но никак нельзя согласиться с уже озвученным предложением подрядчика установить подпорки под железобетонный козырек. В свое время градостроительный совет с пеной у рта два года, пока велось проектирование, доказывал, что в этом случае вид моста изменится, а теперь, оказывается, это возможно. Мы не зря в предыдущей статье, предвидя такое развитие событий, назвали эти подпорки у здания ФСБ костылями. Значит, Орлу суждено ходить теперь или, вернее, ездить с костылями.

А ведь есть великолепный проект инженера с 50-летним стажем Заставного В.Д., по которому можно было гораздо быстрее, дешевле и, главное, не останавливая движения на мосту, заменить проржавевшие приопорные участки металлических балок, и, используя существующий ледорез, увеличить проезжую часть до шести полос движения. Правда, в этом случае пришлось бы на полметра потеснить здание по Гостиной, 1, а об этом городским властям даже страшно подумать, потому что всем известно, кто у этого здания хозяин…

Вывод: решение по мосту должно быть найдено не в конце мая, а в конце апреля. Иначе придется проводить дорогостоящие работы по консервации моста, включающие защиту конструкций от воздействия вредных факторов, устройство временного водоотвода, положение откосов, предотвращение попадания на посторонних (подростков и промышляющих металлом цыган) и другие консервационные мероприятия. Иначе мост ждет незавидная судьба его соседа – дома на набережной Дубровинского, который разрушился внезапно, ночью…

Впрочем, все это суета сует. А дрожь вечности пробирает, когда, спустившись в котлован, видишь древние надгробия, зацементированные в подпорных стенках. Они стащены сюда нашими революционными предками с кладбищ у Петропавловского (ныне библиотека Бунина), Борисоглебского (ныне поликлиника УВД), Георгиевского (ныне кинотеатр «Победа» и дом 8 по Почтовому переулку) храмов. «Господи, прими душу мою», «Господи, прости грехи мои» – выбито на них древнеславянскими буквами. После этого так и просится на бумагу: «Господи, прости их, бо не ведают, что творят». Но нет! Не надейтесь! Мы не простим!»

 

 

 

 

Опубликовано 28 Апр 2021 в 14:04. В рубриках: Тема номера. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 2 781

Комментарии закрыты.

Новости

ПОДПИШИСЬ ЗА ОТСТАВКУ МУЗАЛЕВСКОГО!



19 СЕНТЯБРЯ ГОЛОСУЕМ ПО СОВЕСТИ!



Уголовная ответственность за фальсификацию выборов.



Сегодня депутаты Справедливой команды посетили строительный объект Красный мост. Работы не ведутся, строительная техника исчезла в неизвестном направлении… Депутаты Справедливой команды держат ситуацию на контроле.



ЧТО НАШЛА СПРАВЕДЛИВАЯ КОМАНДА?



СРОКИ РЕКОНСТРУКЦИИ КРАСНОГО МОСТА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДУТ УВЕЛИЧЕНЫ.



Вечерний гость - Виталий Рыбаков.



Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"