20 января 2021



«Лишние» люди в орловской деревне

№2 (626) от 20 января 2021 г.

На днях зампред правительства Орловской области по агропромышленному комплексу (АПК) Сергей Борзёнков продемонстрировал «глубокое» понимание проблем села. В интервью одному из местных телеканалов «главный орловский аграрий» рассказал о «развитии» орловской деревни в контексте происходящих перемен и не только.

 

«Боль души» Сергея Борзёнкова

Признаться, нам не совсем понятно, для чего нужны такие интервью членам команды Андрея Клычкова и ему самому. На наш взгляд, Сергею Борзёнкову лучше молчать чем говорить, так как «вода», которую он льёт с телеэкрана, мягко говоря, мутная.

Судите сами: зампред рассказывает о небывалых перспективах «горохового» производства на Орловщине в связи с приходом нового инвестора, при этом признает, что посевы гороха в регионе значительно сократились; радуется тепличным огурцам, выращенным в Орловской области, но считает, что высокая цена их реализации — это нормально, ведь только у нас, на Орловщине, тепличные овощи лучшего качества. С чего он взял, что овощи из орловских теплиц, которые появились совсем недавно, «конкуренты» овощам из соседних регионов, где не первый год успешно развивают тепличное производство? Почему не объясняет, как вышло, что даже с затратами на логистику иногородние огурцы в Орле могут стоить дешевле орловских? Высокие цены на другую продукцию, которая производится в Орловском регионе, — это тоже нормально, ведь мы, по версии Борзенкова, зависим от мировых цен, и если их понизить, то можно разорить местных производителей. Почему в других регионах ЦФО цены на подсолнечное масло, муку и сахар ниже, чем в Орловской области, Борзёнков не объясняет. Он оптимистично заявляет, что Орловский регион перспективен для агротуризма, и при этом не называет ничего нового, что бы появилось у нас в этой сфере. Зампред по развитию АПК ни слова не сказал о молоке, производство которого в регионе постоянно падает, зато отметил, что соотношение крупного, среднего и малого бизнеса на селе на сегодняшний день оптимально. Нашествие крупных холдингов и поглощение ими орловской деревни «главного агрария» тоже, видимо, вполне устраивает. На вопрос телезрительницы о возрождении орловских сёл, где сейчас практически нет работы и условий для нормальной жизни, Борзёнков тоже ответил весьма расплывчато. Приводим его ответ целиком, дословно:

— Этот вопрос постоянно звучит, это моя боль души. То, что российская деревня, количество жителей уменьшается. Но здесь нужно понимать, что боль болью, но реальность реальностью. Мы понимаем, что то количество людей, которые раньше жили в селе, они просто не будут обеспечены работой, потому что производительность выше стала намного. Но при этом те жители, которые остались, мы должны обеспечивать достойный уровень жизни — дороги, водопровод… И по нашей программе в Орловском районе в двух населенных пунктах водопроводы сделали, в Свердловском районе… Каждый год мы эти вопросы решаем. А возрождение деревень зависит от производства. Деревня без производства… Давайте мы создадим экодеревни с шалашами, но это не то. А вот с точки зрения производства, когда тот, кто раньше занимался бизнесом, должны строить дома для своих людей, и мы сейчас в очередной раз с тем же «Мираторгом», простите за выражение, обсуждаем этот вопрос. Потому что раз они в Шаблыкино, в Дмитровском районе строят большое производство, зачем возить людей из районных центров, давайте строить поселки, которые были бы недалеко от производства. И я думаю, что мы найдем точки соприкосновения в этом направлении. Тем более, когда новая программа развития сельских территорий заработала, там есть такое направление — кредитование бизнеса. Бизнес может брать кредит на социальные проекты под ту же ставку, что идет по ипотеке. Бизнес может получить льготный кредит, построить жилье. Раз есть производство, будет решаться вопрос по нашим населенным пунктам.

Интервьюер даже дала подсказку Борзёнкову, мол, работа-то есть, людей не хватает:

— В Новосильском районе тепличный комплекс, и там проблема нехватки рабочих кадров. Возят людей из соседнего Залегощенского района…

— Такова жизнь, — философски заметил Сергей Борзёнков. —  Кто-то уезжает, кто-то приезжает. Теплицы на сегодняшний день работают, несмотря ни на что. В этом году произвели почти десять тысяч тонн овощей, в следующем планируют двенадцать тысяч тонн произвести. Есть кадры узкоспециализированные, которых раньше не было. Это агрономы и инженеры для тепличного производства. Да, приходится привлекать. Дальше-то свои придут. Вот бывшая птицефабрика «Орловская» — частное лицо, инвестор, посмотрели объект, завезли импортное поголовье мулардов, они построили общежитие самое современное на базе бывшей конторы. Для чего? Для начала им придется завозить специалистов даже из-за границы. Потому что там искусственное осеменение уток. Эти люди приедут на месяц, три, пять для того, чтобы научить наших людей…

Может, зампреду по АПК, который должен владеть профильной информацией, нужно было рассказывать не о «боли души» и шалашах в деревне, а проанализировать ситуацию с безработицей на селе с учетом действующих производств, оценить возможности инвесторов, которым предоставляются все преференции? Сказки об их социальной ответственности мы слышим не один десяток лет, но на деле её несут только местные старейшие сельхозпредприятия, которые сохраняют молочное производство и обеспечивают селянам круглогодичную занятость. Работникам таких хозяйств не нужно жить в общежитиях, которые построит для них «инвестор», или уезжать на заработки в Москву, они живут в своих собственных домах и в своих семьях.

 

По остаточному принципу

Как видим, позиция областной власти в отношении орловской деревни, которая и финансируется, и «живёт» по остаточному принципу, предельно ясна.  При этом нашим чиновникам не хватает ума молчать, им очень хочется рассуждать о небывалых успехах орловских аграриев и о рекордных урожаях зерна. Агропромышленный комплекс стал для них последним оплотом и надеждой на дополнительные политические бонусы. Получив их, губернатор Клычков сможет, наконец, вернуться в столицу, а Борзёнков, рассказывая, в том числе, о планируемой переработке гороха, сможет ещё какое-то время занимать свой «ответственный» пост.

Однако не всё так просто. По оценкам специалистов, АПК Орловского региона, «перекошенный» в сторону зернового производства, уже теряет устойчивость.

И это не удивительно, поскольку никто из ответственных чиновников правительства Орловской области не удосужился провести научный анализ развития агропродовольственной системы в регионе с точки зрения её экономической, экологической и социальной устойчивости.

Уничтожение молочного животноводства, исчезновение как отраслей: овощеводства открытого грунта, садоводства, производства пищевого яйца, мяса крупного рогатого скота, стагнирующая перерабатывающая промышленность, сырьевой экспорт, наконец, обезлюдение сельских территорий, – всё это итоги деятельности губернаторов-гастролеров и их команд. Численность занятых в сельскохозяйственном производстве Орловской области составляет лишь порядка 10% от общего числа занятых в экономике региона. Что делать остальным селянам?

На вопрос жительницы Новосильского района о том, что предпринимает правительство области для возрождения орловских деревень, из которых из-за безработицы уезжают последние жители, чиновник Борзёнков цинично отвечает, что в существующей экономике много человеческих ресурсов не требуется, и «лишние» люди с ростом производительности труда на селе будут всегда, и с некоторой печалью добавляет,  что и для этих людей надо проводить газопроводы и водопроводы, строить дороги. Если чиновник, рассуждающий как коммерсант, считает, что несколько скромных километров водопроводов и газопроводов, и дороги, построенные преимущественно как подъездные пути к производственным объектам с частной собственностью, способны сохранить село, он очень сильно ошибается.

Успешной экономики без реальных производств, конечно, не создать. Но разве чиновники, занимающие высокие посты, не ответственны за разрушение упомянутых выше отраслей и не причастны к повышению уровня сельской безработицы?

Почему никто их них не приводит цифр, явно свидетельствующих о том, что с прекращением деятельности целого ряда животноводческих предприятий на селе, закрытием плодоовощеводческих  перерабатывающих производств в райцентрах, оптимизации школ, систем здравоохранения, бытового обслуживания и т.д. за последние  пять лет сокращено более пяти тысяч рабочих мест?

 

На грязной работе

Кроме денег, что главное в экономике? Конечно, кадры. Буквально перед декабрьским инвестиционным посланием губернатора служба занятости Орловской области составила прогноз баланса трудовых ресурсов по региону на 2021-2023 годы. Прогноз показывает, что в ближайшие годы распределение занятых в экономике по видам экономической деятельности не претерпит существенных изменений. Наибольшее количество граждан по-прежнему будет занято в сферах торговли и ремонта автотранспорта, на предприятиях обрабатывающих производств, в сфере образования, здравоохранения, в сельском хозяйстве, строительстве, транспортном обслуживании.

По результатам проведённого исследования прогнозируется, что общая численность трудовых ресурсов в следующем году составит 402,2 тыс. человек, к 2023 году она снизится до 394,3 тысячи.

На основании чего сделан такой довольно оптимистичный прогноз, не совсем понятно. Ведь за три года, с 2017 по 2019, численность занятых в экономике Орловской области, по данным Росстата, сократилась на 26,9 тысячи человек и насчитывала на конец года 328,5 тысячи человек. Наш регион, наряду со Смоленской областью, продемонстрировал наибольшее снижение по данному показателю. В то же время такие регионы как Воронежская, Белгородская, Тульская области демонстрируют даже незначительный прирост численности занятых в экономике. Наибольший прирост показателя трудовых ресурсов за этот период в ЦФО наблюдался в Московской области (+109,9 тысяч человек) и г. Москве (+113 тысяч человек). Безусловно, никто из чиновников нам не скажет, сколько «лишних» для своей области орловчан улучшили статистику других регионов, оторвавшись от своих семей и прервав связь с сельскими корнями.

С хвалеными «вновь создаваемыми инвестпроектами» по уровню безработицы на конец 2019-го — начало 2020 года Орловская область была в регионах-аутсайдерах, на шестидесятом месте в стране. В соответствии с рейтингом инвестиционного климата, в 2020 г. Орловщина числится среди регионов с невысокой привлекательностью и умеренными рисками для инвестиций.  Борзёнков почему-то утверждает обратное.

Надеяться на то, что с введением нового пенсионного возраста увеличится количество рабочих рук, просто кощунственно. Правительство Орловской области не предпринимает радикальных мер по увеличению промышленных и перерабатывающих производств, не стимулирует частное предпринимательство и сферу услуг. В результате в Орловской области даже молодым людям сложно найти работу, не говоря уже о гражданах более старшего возраста.

Интегральный показатель рейтинга социально-экономического положения Орловской области по итогам 2019 года был еще ниже – 63 место в Российской Федерации.  Всё это означает, что население области продолжит нищать. В рейтинге регионов по закредитованности населения-2020, составленном агентством РИА Рейтинг на основе данных официальной статистики, Орловская область находится на 75-м месте в Российской Федерации. По данным того же агентства, в рейтинге регионов России по уровню и распределению зарплат Орловская область в прошлом году занимала восьмидесятое место. Более 17,3% работающих орловчан получали зарплату менее 15 тысяч рублей в месяц. Понятно, что не от хорошей жизни жители нашей области уезжают на заработки в другие регионы.

Чиновники правительства Орловского региона упорно игнорируют комплексный подход к развитию проектов на селе. Пример тому – строительство множества свинарников на территории региона компанией «Мираторг» в соответствии с проектом производства более 200 тысяч тонн товарной свинины. Как и в случае с производством «мраморной» говядины, Орловской области отводится роль сырьевого региона, принимающего на себя всю «грязную» работу по выращиванию свиней. Переработка мяса, его реализация, в том числе, на экспорт, получение добавленной стоимости будут происходить в соседних регионах. Разве можно назвать ответственным такой подход чиновников, подписывающих соответствующие договоренности? Как можно говорить о глобализации и укрупнении агробизнеса в положительном смысле, если социальные последствия этого не очевидно положительны?

Казалось бы, чиновники и сами должны понимать, что организация предприятий полного цикла — от производства сельскохозяйственного сырья до получения конечной продукции, готовой к потреблению, даёт куда больший экономический эффект. Приближение перерабатывающих и обслуживающих производств в сырьевые сельские районы обеспечит прежде всего создание рабочих мест в сельской местности, снижение транспортных затрат и потерь при транспортировке, увеличат конкурентоспособность конечной продукции высокой добавленной стоимости за счёт сокращения её себестоимости. Чем был плох опыт организации сельхозпроизводства 70-80-х годов, когда практически  в каждом райцентре размещались маслозаводы, мясо- и пищекомбинаты, хлебозаводы, в хозяйствах были мини-сепараторные пункты, молоко закупалось у населения и тут же перерабатывалось в натуральные масло, творог, сливки? Пекарни были практически в каждом крупном селе.

Сейчас же складывается впечатление, что в Орловской области аграрной и продовольственной политики попросту нет.  В ряде районов гигантские холдинги занимают до 70% территории, всё их производство — это  обработка полей и сбор урожая.

Господин Борзенков, забывая, что он является государственным служащим, может сколько угодно рассуждать как колхозник-коммерсант, что у нас рыночная экономика, и поэтому каждый сельхозтоваропроизводитель в  ней волен делать, что хочет, но тогда зачем он находится на госслужбе? Распределять госсубсидии? Когда мы услышим внятную программу развития орловского села и увидим последовательные действия правительства региона, направленные на сохранение человеческого и кадрового потенциалов, улучшение жизни сельских жителей? Ни разу, ни в одном докладе губернатора Клычкова или его подчиненных не прозвучали цели, меры и инструменты текущей сельскохозяйственной и продовольственной политики.

Каждый гражданин должен иметь реальный шанс получить доступ к образованию, лечению, работе, благополучию, жилью, природе и культуре — вне зависимости от того, где он живет.  Сельские районы должны характеризоваться высоким качеством жизни и в равной степени учитывать экономические, социальные и экологические требования.  Клычков с Борзёнковым об этом не слышали?

До пятидесяти процентов рабочих мест в сельской местности  создается в секторе услуг. Для этого должны быть реализованы программы обеспечения сельских жителей широкополосной и мобильной связью. Молодёжи и людям среднего возраста нужно дать возможность работать «хоум-офис».

Производство органических и экологически безопасных продуктов по безпестицидным технологиям – на сегодняшний день один из лучших вариантов занятости на селе. Пока орловские чиновники хвастают самыми высокими показателями применения минеральных удобрений в стране и открыто симпатизируют отдельным химическим компаниям, производящим химические средства защиты растений, специалисты ряда европейских стран, заботящиеся о здоровье своих граждан и защите окружающей среды, развивают экологически чистое и органическое производство.

Органическим фермерам предоставляется особая поддержка. Об этом в Орловской области тоже не знают? Осуществляя крупнейшую программу модернизации, направленную на усиление защиты окружающей среды и природы в сельском хозяйстве, продвигаются современные технологии, например, для точного внесения пестицидов или удобрений с целью сокращения их использования. Таким образом, защита ресурсов сочетается с сохранением урожая и урожайности.

Прогрессивное европейское сообщество семимильными шагами уходит  от создания крупных животноводческих производств, разрабатывая требования и меры поддержки  по расширению площади содержания для каждого животного, что способствует улучшению благополучия животных. Орловские чиновники, напротив, концентрируют огромные комплексы с многочисленным поголовьем, где заведомо не обойтись без антибиотиков и целого ряда других ветпрепаратов, не безопасных для человека.

Пока ответственные специалисты стремятся сделать сельское хозяйство еще более безопасным для климата с помощью инноваций, исследований и новейших технологий, что позволяет  создавать условия для жизни и работы в сельской местности,  наши чиновники либо разводят руками, либо идут на поводу у латифундистов.

Сомнительно, что с такой политикой  в ближайшие годы  мы  увидим конкурентоспособные сельские районы с хорошими рабочими местами, доступными базовыми услугами, инфраструктурой с учетом потребностей и предложениями мобильности, которые смогут справиться с проблемами, вызванными структурными и демографическими изменениями. Скорее, Орловская область лишится последних «лишних» людей.

Наталья Зарубина

 

Опубликовано 20 Янв 2021 в 14:48. В рубриках: Экономика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 611

Комментарии закрыты.

Новости

Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"