«Никаких коммунистов больше нет!»

Политика

Как относиться к показаниям Рашкина, куда делись настоящие коммунисты и почему нынешняя КПРФ больше напоминает ОПГ, рассказал Борис Якеменко в программе Владимира Соловьёва «Полный контакт».

Соловьёв: Ну что, коммунисты напрашиваются прям.

Якеменко: Да. Мне кажется, архаическое слово мы уже употребляем, коммунисты. Всё это уже какое-то издевательство над здравым смыслом. Я не думаю, что это очень радикально прозвучит, но то, что мы видим, это уже не коммунисты, а это уже какая-то ОПГ имени Ленина, потому что по-другому я даже не могу вот это всё описать. Почти каждый день приходят какие-то новости на эту тему. То Зюганов что-то несёт, объятый какой-то конспирологией. Он уже скоро, по-моему, вступит в ряды вот этих чипированных, ловцов-контактёров и всех остальных. Про Рашкина мы уже знаем, это уже какая-то карикатура, я не знаю, как они его терпят в своих рядах. Но в целом, если говорить серьёзно о глобальных вещах, мы здесь наблюдаем страшный процесс, когда действительно идея, которую удавалось в течение долгого времени воплощать в жизнь, как бы там ни было, но Советский Союз – это единственная страна, которая сумела построить общество равенства, возможностей, которых никогда не было, глобально перестроить существующую систему, не боясь ответственности за жертвы и кардинальные решения. Наверное, нет ничего страшнее, когда вот эта идея теряет почву, она уже превращается в свою полную противоположность. Она уже является не инструментом какого-то движения вперёд, созидания, а тотального глобального разрушения того, кто пытается себя называть последователем этой идеи. Всё-таки мы должны понимать, что когда сегодня не существует среды, не существует возможностей для этой идеи, она становится опасной.

Соловьёв: Подожди. Коммунист только тот, кто признает идею диктатуры пролетариата. Кто там пролетарий? Рашкин? Артёмка – педофил из Владивостока? Кто там пролетарий? Бондаренко – мелкий взбесившийся лавочник? Жуковский – непонятный помощничек Рашкина? Как может коммунист вступать в сговор с навальновской шоблой? Это противоречит всем базовым представлениям. Кто из этих негодяев способен выдержать хоть один экзамен хотя бы на уровне позднего Советского Союза по основам марксизма-ленинизма? Безграмотные, жалкие, абсолютно ничтожные конъюнктурщики, которые проходили в Думу на деньги олигархов. Притом даже в олигархах деградация от Ходорковского до Грудинина. Это какая-то злая пародия.

Якеменко: Я совершенно согласен, я об этом и говорю.

Соловьёв: Я в подтверждение, просто позор!

Якеменко: Когда это всё лишено какой-то серьёзной настоящей базы, лишено той опоры, на которой это когда-то строилось, это превращается в абсолютную противоположность, причём страшную, пагубную, вредную, позволяющую делать всё, что угодно, разлагающую человека. В религиозной среде говорят, что карикатура на Бога – это дьявол. Самое возвышенное, что может быть, превращается в самое низменное и отвратительное, когда представляет свою карикатуру. Вот здесь происходит то же самое. И я не понимаю, как эта так называемая Коммунистическая партия вообще может существовать. Как эти люди, которые там ещё находятся, называются коммунистами, повторяют какие-то вот эти старые имена, они вообще апеллируют к каким-то коммунистическим ценностям? Да я думаю, что никто из них Ленина не читал. Я ни разу не слышал ни одной ссылки на Ленина от тех, кто является коммунистами, ни одной! Ни в каком виде! Вернее имя ещё может упоминаться, но чтобы кто-то цитировал, ссылался, каким-то образом оправдывал Лениным свои действия. А потому что нельзя уже оправдывать…

Соловьёв: Борис, представляете себе, подойти к Ленину и сказать: «Христос был первым коммунистом». Да Ленин бы просто снял кепку и отхлестал бы Зюганова за такие выражения. Луначарского ему было мало с Богдановым. Ленин боролся с этой ересью, как он считал, как мог.

Якеменко: Это не то, что смешно говорить, это горько говорить. Я вообще думал, действительно, что надо сходить в мавзолей и посмотреть, там Ленин вообще, может, уже лицом вниз лежит после всего вот этого. Я не могу себе представить, когда я на это смотрю, что это происходит в нашем пространстве, что это происходит сегодня, что я с ума не сошёл, когда это все вижу. И поэтому мне кажется, и я очень надеюсь, что этот срок в Госдуме для всех этих людей последний, если вообще они дотянут его. Надо этот театр абсурда, ярмарку идиотов, преступников и уголовников всё-таки принудительно уже закрыть, хотя бы для того, чтобы те люди, которые помнят, кто такие коммунисты, они ещё есть, и ветераны войны, к счастью, ещё живы, и многие другие, которые честно работали, воевали, которые за этот партбилет на Голгофу восходили, просто чтобы эти люди, что называется, умерли спокойно, чтобы они хотя бы под конец жизни не смотрели с таким ужасом на вот этих людей.

Соловьёв: Они не имеют никакого права вообще называться коммунистами! Владимир Мильков спрашивает: «Кто дал команду мочить коммунистов вплоть до декоммунизации страны?» Убитый лось Рашкиным и мальчик, который пострадал от педофила – руководителя владивостокского горкома партии. Кто дал команду? Нет там больше коммунистов! Никаких коммунистов никто не мочит, а мочат членов ОПГ имени Ленина, как сказал Борис.

Якеменко: Меня эти люди поражают. Они всерьёз не понимают, что никаких коммунистов нет. Никаких коммунистов больше нет! Им надо как-то это вместить в свою голову. Дать команду, всё прочее – как будто в данный момент мне кто-то шепчет сзади или в ухе у меня, и мне говорят: «Вот это ты должен говорить». Они вообще допускают, что мы вообще-то люди вполне свободные, никто не дает нам каких-то команд кого-то мочить. Когда мы видим какую-то мразь, нам никто не говорит: «Иван Иванович, а вот вы знаете, такой-то – мразь, педофил, даёте команду нам сейчас что-то с этим делать или погодим?» Что это за безумие? Откуда они это взяли? Главное, такая красивая картина мира получается, что бы ни произошло: «А это дали команду». А кто дал команду? Никто не знает. Очень красиво получается, сидишь, и у тебя приятная картина мира. Все виноваты потому, что им скомандовали, а ты их всех разоблачил. Я понять вот этого не могу. Да нет коммунистов! Есть клоуны, фрики, преступники, люди, которые позорят честное имя коммунистов, которые когда-то существовали. Которые оплевывают те идеалы, за которые люди отдавали жизни. И в этом все самое чудовищное.

Я понимаю, когда какой-нибудь Явлинский выступает, он либерал и всё прочее. Да не было у нас никакого либерализма. Ему нечего оплевывать в данном случае. Они придумали какой-то либерализм в 90-е годы и потом его всовывали всей стране 10 лет. Ладно, там идеалов нет и никогда не было. Но здесь-то это было, мы все это помним, мы это застали!

Соловьёв: Игорь Журавлёв пишет: «Коммунисты за социальную справедливость, а это сейчас непопулярно. Поэтому их преследуют всячески». Игорь Журавлёв, какая социальная справедливость? Развратные действия в отношении несовершеннолетнего насильственного характера? Убийство лося? Это социальная справедливость? Обман брошенной жены и его ребёнка? Социальная справедливость – миллиарды, выведенные в офшоры? Какая социальная справедливость, очнитесь!

Якеменко: Я и говорю, вот эти люди как будто находятся в своём странном мире. Опять же, они за социальную справедливость. Хорошо, я в это готов поверить. Вот, пожалуйста, покажите мне Грудинина, когда он выступает и говорит: «У меня душа болит за то, что люди получают в моем совхозе разную зарплату. Вот я сейчас её выравниваю. Я всем даю то-то, то-то, то-то». Покажите мне это, пожалуйста. Или социальная справедливость состоит в том, что он каким-то сомнительным подозрительным бабам выписывает квартиры за треть их стоимости реальной, в этом социальная справедливость? То есть он выбирает какую-то сомнительную дамочку и в отношении её выражает конкретную социальную справедливость? Как вообще вот это вот всё объяснить?

Когда Зюганов был за социальную справедливость? Вот давайте честно, вот эта его болтовня, унылое вот это гудение…

Соловьёв: Какая социальная справедливость, вот эта богатая жизнь на деньги Ходора? Какая социальная справедливость, я сейчас не говорю о личной жизни Зюганова, не про него речь, эти красные, типа, директора, продавшие «ЮКОС», предавшие государственные интересы, вот это была социальная справедливость?

Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ

Якеменко: Хорошо, если во главе угла стоит социальная справедливость, давайте об этом подумаем, тогда в нынешней фракции «КПРФ» должны быть представлены все социальные страты общества, все до единого для того, чтобы соответственно они могли говорить: «У нас есть представители всех слоёв общества». Давайте вспомним, что в советском Верховном Совете были все: учёные, ткачихи, рабочие и так далее, чтобы каждый человек мог высказать свою позицию. Причём эти люди работали, вы же помните, они собирались раз в полгода или в год на сессию, а потом разъезжались по своим колхозам, заводам честно руководить или стоять у станка. Тогда можно было сказать: «У нас социальная справедливость, потому что у нас представлены все слои общества. Мы знаем, что хочет народ». Когда об этом говорили, в принципе говорили, отдавая себе отчет в том, что они говорят.

А сейчас какая социальная справедливость? Последний рабочий Василий Шандыбин был вышиблен из Коммунистической партии, и место его отдано олигарху. Какая социальная справедливость?

Соловьёв: Так и было. Я-то помню совсем других. Сейчас есть блестящие коммунисты во фракции Коммунистической партии, например, это товарищ Романов – крупный реально директор, крупный реально организатор, герой социалистического труда, блестящий ученый, организатор в области военной промышленности. Совершенно великолепный аграрий там есть, который много в этом понимает, академик, глубокий серьёзный человек. Бесспорно, выдающимся деятелем Коммунистической партии был Юрий Дмитриевич Маслюков. Свою жизнь с Коммунистической партией связывал Евгений Максимович Примаков. Были и есть настоящие люди. Сколько военачальников не изменяли Коммунистической партии и своим идеалам и не считали для себя возможным придавать партию. Но этой партии больше нет. Вот ЭТО, что сейчас туда понатыкалось, какой Бондаренко коммунист? Какой Рашкин коммунист? Лжец, лгавший о своей докторской диссертации, о звании мастера спорта, многократно обоснованно подозреваемый в связях с криминальными группировками, теперь солгавший и поставивший всю партию в такое положение по делу о браконьерстве. Они позорят звание коммуниста.

Якеменко: А давайте, я напомню сейчас, я совершенно с этим согласен, как больше 10 лет назад по Москве прошла громадная акция. Пожилых людей, ветеранов войны и пенсионеров, то есть тех, кто не просто так получал партийные билеты…

Соловьёв: Да, я не упомянул ещё бесспорно великих людей. Женщина-космонавт госпожа Савицкая, ну, товарищ Савицкая – она, конечно, коммунист, конечно, этим можно гордиться. Если мы посмотрим список состоявших в Коммунистической партии, там будет много великих людей. Жорес Алфёров, ушедшей из жизни, но до конца дней сохранивший верность коммунистическим идеям и, кстати, коммунистическим идеалам.

Якеменко: Но тем идеалам.

Соловьёв: Тем, настоящим.

Якеменко: Я напомню, что вот 10 тысяч пожилых людей, настоящих коммунистов, прошли по Москве под лозунгами «Коммунистическая партия Российской Федерации – это не наша партия». Это было 15 лет назад, когда ещё действительно электорат у КПРФ был довольно мощный. И уже тогда тысячи людей заявляли: «Это не наша партия, она не имеет ничего общего с той партией, в которую мы когда-то вступали, от имени которой когда-то говорили, которая вдохновляла нас на подвиги на фронте. Вот этот партбилет мы хранили, как великую святыню. Нету больше этой партии!» Это было сказано уже 15 лет назад. Страшно подумать, что сейчас там есть, кто вообще в неё вступает. Я понимаю, есть наверняка какие-то идеалисты. Между прочим, я знаю, что даже среди моих студентов есть сторонники вот этих левых коммунистических идей, причём не маргинальных каких-то уравнительных.

Соловьёв: В мире сейчас эти идеи на подъёме, они популярны. Но только современная КПРФ не имеет никакого отношения к этим идеям.

Якеменко: Мы с вами как-то уже говорили на эту тему, я хотел бы ещё раз об этом сказать, поразительно то, что действительно, учитывая тот громадный интерес к марксизму во всём мире, выходят новые книги, толкования, пересматриваются концепции капитализма, действительно колоссальный интерес к левой идее, к справедливости социальной, ко всему прочему, а КПРФ даже не в состоянии, что называется, уловить этот тренд, поймать его, каким-то образом его оседлать, использовать. Видимо, они уже не понимают и не чувствуют, что это их. Они превратились в маленькую секту, которая просто тупо обслуживает свои интересы и бесконечно защищает своих. Чем занимается Зюганов последние два года? Тем, что бесконечно отмазывает то Рашкина, то ещё кого-нибудь от уголовного преследования, то есть он как пахан, который бесконечно выпутывает своих подельников из различных уголовных историй. Вот чем они занимаются.

Соловьёв: Мне как кандидату в члены КПСС просто оскорбительно видеть вот эти пародии на коммунистов. Я вижу, там есть талантливые ребята. Тот же Афонин очень способный человек, подготовленный, в том числе теоретически, но его практически не слышно. Он оказался сейчас в тени. Есть, например, там господин Калашников – очень серьёзный человек, очень профессионально подготовленный, действительно верный коммунистической идее. А мы всё время слышим о Бондаренко, Левченко, Рашкине, то есть о какой-то навальновской и прочей шелупони, которая захватила Коммунистическую партию. Ну это же издевательство, какое они имеют отношение к коммунизму?

Якеменко: Я совершенно согласен. Я не говорю, что нужно мазать чёрной краской безусловно всех. Хорошо, наверное, в любой партии могут быть люди, которые её позорят. Но если это случилось, если это произошло, вот эта история с Рашкиным, сколько она тянется? Вы помните этот срам предвыборный, который мы наблюдали по всей Москве, вот эту беготню, вот эту горстку каких-то маргиналов, которые за ним везде бегали. Все думали: «Ну всё, конец, это чучело не может уже попасть в Госдуму». Нет, он, как радиация, сквозь стены просочился всё равно туда. И после того, что произошло, после вот этого вопиющего позора, если ты честный человек, Зюганов, если у тебя есть хоть какие-то идеалы, то в этой истории с педофильством ты бы вышел и сказал: «Всё, больше эти люди не с нами». Вспомните, как в советское время достаточно было даже не педофильства – рассказать что-то не так, когда усомнились в том, что ты правильно понимаешь учение Ленина и Маркса…

Соловьёв: Партбилет на стол и всё!

Якеменко: Вот именно, мгновенно. Ты не должен позорить. Как в фильме «Вечный зов» было сказано: «Самое чистое и самое высокое звание на земле». А сейчас идёт борьба, его надо оставить, это всё клевета, это всё ложь… Да вы что, с ума сошли? А это значит, кто вам более ценен, Рашкин или действительно идеалы коммунизма? Совершенно всё понятно. Кольцо сжимается. Если всех выгонять, скоро останешься один-одинёшенек.

Соловьёв: «С кем останешься, государь», есть такая фраза. Борис, спасибо большое, но, боюсь, придётся вам кино делать. Боюсь, что коммунисты требуют серьёзного художественного осмысления.

Якеменко: Выхода нет, сделаем.

Полный эфир:

Источник
Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ
Оцените статью
Орловская среда
Добавить комментарий