Почему Иран продолжает наносить удары на территории США в разгар сложных переговоров?

Потому что они знают, что это может сойти им с рук.

На этой неделе Министерство юстиции США предъявило обвинения гражданину Ирана, проживающему в Тегеране, Шахраму Пурсафи, в заговоре с целью убийства бывшего советника по национальной безопасности США Джона Болтона. Член иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), Пурсафи, как сообщается, согласился заплатить 300 000 долларов за убийство Болтона и предложил 1 миллион долларов за другое заказное убийство, которое, по всей видимости, было направлено против бывшего госсекретаря и директора ЦРУ Майка Помпео. (Человек, которого «наняли» для убийства Болтона, был сотрудничающим с ФБР источником информации). ФБР описало Пурсафи как 2 члена КСИР, военного2, добавив, что он «предположительно работал от имен2 Сил Кудс (силы специальных операций за рубежом) КСИР, когда нанимал людей в США для совершения этих убийств.

Показания под присягой, лежащие в основе уголовного дела, читаются как шпионский роман. Для многих мысль о том, что иранские оперативники вербовали агентов прямо здесь, в США, для убийства бывших американских правительственных чиновников возле их домов в пригороде Мэриленда или офисов в Вашингтоне, трудновато переварить. Это кажется слишком фантастичным, чтобы быть правдой. Но на самом деле Иран имеет большой опыт проведения убийств, похищений и слежки за американскими и другими западными целями по всему миру, в том числе и в США.

Я веду базу данных об иранских зарубежных операциях, которая, хотя и неполная, в настоящее время включает 105 случаев, охватывающих 43 года с момента иранской революции 1979 года. Если ограничить анализ последним десятилетием, то цифры остаются тревожными. Из 62 случаев, которые я отследил за последнее десятилетие, 23 операции были направлены против иранских диссидентов, 28 – против евреев или израильтян, 20 – против дипломатов, 14 – против конкретно западных интересов, а шесть – против интересов стран Персидского залива. Эти операции проводились по всему миру, включая 18 заговоров в самих США.

Примечательно, что первый внешний заговор с целью убийства, осуществленный агентами Исламской Республики Иран, произошел в Бетесде, штат Мэриленд, недалеко от Вашингтона, округ Колумбия – в том же районе, где Пурсафи планировал убить Болтона в течение последних нескольких месяцев. В июле 1980 года иранские агенты завербовали Дэвида Белфилда (он же Давуд Салахуддин), американца, принявшего шиитский ислам, для убийства бывшего иранского дипломата Али Акбара Табатабаи в Бетесде, штат Мэриленд. В 1990-х годах число таких заговоров увеличилось, и в 1997 году один из высокопоставленных американских чиновников по борьбе с терроризмом заявил, что правительство США располагает «надежной информацией», подтверждающей его мнение о том, что Иран несет ответственность за примерно «50 убийств политических диссидентов и других лиц за рубежом» с 1990 года.

Иран продолжает преследовать иранских диссидентов, уделяя особое внимание деятельности Национального совета сопротивления Ирана (NCRI), также известного как «Моджахедин э-Хальк». Только в прошлом месяце группа отменила запланированный саммит в Албании, где она сейчас базируется, после получения предупреждения от властей о возможной иранской угрозе. Иранские оперативники вели наблюдение за деятельностью группировки и в Соединенных Штатах.

В ноябре 2019 года два иранских агента – один из них американский гражданин с двойным иранским гражданством, а другой иранец, проживающий в Калифорнии, – признали себя виновными в осуществлении слежки за гражданами США, которые являются членами «Моджахедин э-Хальк». Иранские агенты посещали митинги организации в Нью-Йорке и Вашингтоне, округ Колумбия. В ходе расследования агенты ФБР следили за одним из оперативников в Чикаго, когда он фотографировал Центр «Хиллел» и Центр «Рор Хабад», два еврейских учреждения в Чикагском университете. Как и в случае с заговором Болтона, иранские агенты поддерживали регулярный контакт со своими кураторами из КСИР в Иране, что подчеркивает, что это заговоры, направляемые иранскими чиновниками.

Иран дважды за последний год отправлял агентов для нападения на американскую правозащитницу иранского происхождения Масих Алинежад, проживающую в Нью-Йорке. В июле 2021 года Министерство юстиции предъявило обвинения четырем сотрудникам иранской разведки, а также одному из соучастников и жителю Калифорнии в сговоре с целью похищения Алинежад в Нью-Йорке и насильственного вывоза ее в Иран. По данным американских властей, сотрудник иранской разведки, возглавлявший этот заговор, также руководит сетью иранских оперативников, целью которых были другие жертвы в Канаде, Великобритании и Объединенных Арабских Эмиратах.

Примечательно, что публичное раскрытие этого заговора и значительное внимание СМИ, которое он привлек, не удержало Иран от еще более дерзкого заговора, направленного против Алинежад. В начале этого месяца камера на двери дома Алинежад зафиксировала кадры, на которых мужчина, стоящий на крыльце ее дома, делает фото- и видеосъемку своим телефоном. Отреагировав на его подозрительное поведение, полиция арестовала его, когда он не остановился перед знаком «стоп» и был уличен в вождении без прав. При обыске его машины полицейские обнаружили чемодан с заряженным автоматом типа АК-47 со снятым серийным номером и 1100 долларов наличными.

Мое исследование иранских внешних операций выявило несколько ключевых тенденций, касающихся характера этой деятельности. Оно также показывает, что число таких действий растет – особенно тех, которые направлены против интересов Запада и/или осуществляются в западных странах.

Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ

Во-первых, Иран рассматривает внешние операции против своих предполагаемых врагов – будь то политические диссиденты, критики режима, евреи (американские и израильские), европейские чиновники или чиновники стран Персидского залива, участвующие в деятельности по противодействию вредоносному поведению Ирана – как экономически эффективное средство защиты режима в Тегеране. В то время, когда режим чувствует, что на него оказывается повышенное давление внутри страны, КСИР, скорее всего, будет агрессивно защищать интересы системы. В глазах иранских лидеров такие заговоры являются соразмерным и разумным ответом на активность иранских диссидентских групп или на действия, подобные целенаправленному убийству (американцами, – прим.) генерала иранских сил «Кудс» Касема Солеймани в январе 2020 года. Действительно, заговоры против Болтона и Помпео были задуманы как месть за убийство Солеймани.

Во-вторых, иранские планы убийств, слежки и похищений не прекращаются, несмотря на негативную огласку, которая сопровождает арест иранских оперативников. Это было верно в случае с Масих Алинежад в США, но и в других странах происходит то же самое. После того как иранский дипломат и несколько других оперативников были арестованы в Европе за заговор с целью взрыва на митинге Муджахедин-э Хальк в Париже в июле 2018 года, бельгийские прокуроры прямо связали заговор с Министерством разведки и безопасности Ирана, в задачи которого «в первую очередь входит интенсивное наблюдение и борьба с оппозиционными группами внутри и за пределами Ирана». Иранский дипломат был осужден и приговорен к 20 годам тюремного заключения за свою роль в заговоре, однако в течение следующих трех лет иранские агенты приняли участие в 26 заговорах на разных континентах.

Наиболее значимыми являются данные, свидетельствующие о том, что Иран активно преследует международные планы убийств, похищений, террора и слежки, даже в то время и в тех местах, которые являются особенно чувствительными. За исключением 23-месячного периода после терактов 11 сентября, когда Иран активно пытался избежать втягивания в «войну с терроризмом», иранские оперативники и прокси проводили операции даже в периоды ключевых переговоров. Как показывают недавние заговоры, это включает в себя проведение операций – в том числе в США – даже в разгар переговоров о возможном возвращении к Совместному всеобъемлющему плану действий – JCPOA (так называется ядерная сделка, отказ Ирана от планов создания ядерного оружия в обмен на снятие с него санкций). Это также происходило во время и сразу после переговоров о первоначальном JCPOA при администрации Обамы.

Активизация внешних операций Ирана произошла до целенаправленного убийства Солеймани, но смерть Сулеймани, похоже, значительно повысила риск иранского возмездия. Американские власти предвидели это, о чем свидетельствует бюллетень объединенной разведки, выпущенный всего через несколько дней после удара по Солеймани и предупреждающий, что «эскалация напряженности между США и Ираном представляет потенциальную угрозу для Родины». В бюллетене подчеркивалась необходимость «сохранять бдительность в случае потенциальной угрозы со стороны правительства Ирана или его сторонников из числа воинствующих экстремистов для находящихся в США лиц, объектов и компьютерных сетей».

…23 из 105 иранских зарубежных заговоров с 1980 года произошли после убийства Солеймани в январе 2020 года – что представляет собой чрезвычайный рост числа инцидентов. Кроме того, шесть из этих 23 (26,1%) инцидентов произошли в США, по сравнению с 12 из 82 (14,6%) инцидентов до смерти Солеймани.

Ранее в этом году Госдепартамент подтвердил, что платит более 2 миллионов долларов в месяц за обеспечение безопасности бывших чиновников Майка Помпео и Брайана Хука из-за «серьезных и достоверных» угроз со стороны Ирана. Это объясняет, почему Пурсафи сказал своему новобранцу, который работал с ФБР, что нападать на Помпео опасно из-за того, что его окружает охрана, но его «время придет». Действительно, Пурсафи сказал источнику сосредоточиться на первом задании (убийстве Болтона), но «потом будут другие задания», и у них «впереди годы совместной работы».

Иран, как правило, стремится проводить свои операции с определенной степенью скрытности. Для этого он часто использует лиц с двойным гражданством, доверенных лиц и преступников. Но недавние события подчеркивают, что Иран все еще использует своих собственных граждан для проведения или контроля операций. Во время заговора с целью убийства Болтона Пурсафи сказал своему оперативнику, что он не хочет, чтобы деньги были отслежены, и при общении они использовали различные виды оперативной защиты. Но когда источник спросил Пурсафи, что произойдет, если убийство будет приписано Ирану, Пурсафи выглядел невозмутимым и сказал, чтобы он не беспокоился, потому что его группа (КСИР) займется этим.

В ответ на обвинение Пурсафи представитель МИД Ирана уже выступил с предупреждением против «любых действий против иранских граждан под предлогом этих смехотворных и необоснованных обвинений».

В связи с этим возникает вопрос, почему Иран ведет такую агрессивную деятельность, даже во время деликатных переговоров (по ядерной сделке, – прим.), и что случится с переговорами, если его выставят виновным? Ответ заключается в том, что иранские чиновники считают, что они могут сделать это (осуществить операцию с целью убийства американских граждан, – прим.) практически без затрат.

Иран считает, что потенциальные выгоды от таких операций высоки, а издержки, связанные с поимкой, низки и, как правило, временны. Хотя санкции часто вводятся, они также часто впоследствии отменяются. А заключенные в тюрьму преступники регулярно освобождаются в ходе обмена заключенными. Единственное, что действительно могло бы повлиять на расчеты Ирана при принятии решений – дипломатическая изоляция. Но этого практически невозможно достичь, учитывая параллельные усилия по заключению ядерной сделки и опасения, что Иран может ответить еще более воинственными действиями в регионе и за его пределами.

Единственный случай, когда международное сообщество все-таки собралось в круг и наложило на Иран скоординированные дипломатические санкции, произошел после того, как немецкий суд признал Иран ответственным за нападение в берлинском ресторане «Миконос» в 1992 году, в результате которого был убит Садег Шарафканди, глава иранской курдской оппозиционной группы. После этого инцидента несколько европейских стран на короткое время отозвали своих послов из Тегерана. Но вскоре они вернули их обратно. И хотя несколько нападавших были арестованы и осуждены, иранские лидеры, причастные к нападению, так и не были привлечены к ответственности. А некоторые, например Али Акбар Велаяти, в дальнейшем занимали еще более высокие посты и участвовали в новых заговорах.

Источник
Все кто ждет победы переходим на сайт ПЕРЕЙТИ
Оцените статью
Орловская среда
Добавить комментарий