10 февраля 2021



«Ребята, вы что творите?»

№5 (629) от 10 февраля 2021 г.

В Орловской области начался очередной необъявленный «передел» земельных ресурсов. На этот раз адепты купли-продажи земли «добрались» до самостоятельных сельскохозяйственных предприятий, выживших в 90-е и последующие годы. Способ лишить их земли прост — выкупить земельные доли собственников (бывших колхозников либо их наследников), предложив цену, которая покажется им заманчивой. Можно подождать, пока закончится срок аренды земли сельхозпредприятием, а можно оформлять предварительные договоры купли-продажи земельных долей, с тем, чтобы получить все права на землю после общего собрания, по решению которого договоры аренды части земельных долей просто не продлятся. Для этого всего лишь требуются помощь «земельного» юриста, нотариуса и местных властей, которые по чьей-то указке организуют сходы граждан. Ставить в известность руководителей хозяйств, которые много лет обрабатывают общую землю, необязательно.

 

Нечто подобное происходит сейчас на территории ООО «Ленинское» в Малоархангельском районе. Руководитель хозяйства Анатолий Алексеевич Суровцев – Заслуженный работник сельского хозяйства, Почетный гражданин Малоархангельского района. Сельхозорганизация обрабатывает 2700 гектаров земли, имеет собственный парк обновленной техники, разводит лошадей, платит людям хорошую зарплату и готово принять новых работников — водителей, механизаторов, которых обеспечит жильём. Но кого это сегодня волнует?

В апреле 2020 года руководителю сельхозпредприятия стало известно, что на внушительный земельный участок «хозяйства» — почти 500 гектаров — претендует некая гражданка, на которую оформляются предварительные договоры купли-продажи земельных долей. Эта земля пока ещё – до ноября 2021 года – в аренде у сельхозпредприятия. Однако потом она будет принадлежать уже другому собственнику. Кто позволяет проделывать такое с действующим успешным сельскохозяйственным предприятием? Почему при этом местная власть либо молчит, либо делает вид, что не в курсе происходящего? Всё просто: по словам руководителя ООО «Ленинское» Анатолия Суровцева, за всем этим стоит высокопоставленный чиновник из администрации области: крестьяне заключают договоры купли-продажи… с его супругой-библиотекарем.

Вот что рассказал «Орловской среде» руководитель ООО «Ленинское» Анатолий Суровцев:

Я с 1979 года председатель колхоза «Заветы Ленина», потом было ТнВ с середины 90-х, потом начали делить имущественные, земельные паи между работниками хозяйства, и мы их разделили по справедливости. – Суровцев прерывается и тяжело вздыхает. – Никогда в жизни я таких интервью никому не давал, не спал сегодня всю ночь. 41 год отработал здесь, в этом хозяйстве, ведь родился здесь, ни на кого в жизни нигде я не написал…  Узнал случайно, что начали скупать нашу землю, но ведь договор аренды у нас есть со всеми, подписанный, расписано тут всё, собрание прошло в мае 2011 года. Теперь юрист, которая была на том нашем собрании, занимается оформлением земли для другого собственника. При этом наш договор аренды земли заканчивается только в ноябре 2021 года. Как же так?

В апреле-месяце началась эта напасть, — продолжает Суровцев. —  Приезжают эмиссары сюда, в сельский совет. Слышу, что собрание в школе проводится, сход, появляются люди на джипах, никто их тут не знает.

Потом звонят моему брату, чтобы я документы дал.  Я сказал, что документов никаких никому давать не буду. У меня написано — до ноября аренда, и я ничего противозаконного делать не буду. Придет время — проведу собрание, как и проводил раньше, сколько останется земли, столько и будет. Конечно, обидно, непорядок: землю я сохранил, хозяйство сохранил, и разделил я его по-порядочному в свое время, никто в районе так не делил: каждому человеку дал свой участок. Есть поле семьдесят гектаров, значит, каждому человеку — по семь гектаров. Каждый знает, где его участок — на поле №1, №2, №3…

Я здесь родился, здесь вся жизнь моя, у меня всего одна запись в трудовой книжке. Ко всем подошли по-человечески, все было хорошо. Но прошло время, и стали заигрывать с людьми: я узнал, что юрист по району уже «занимается» с нотариусом, все её знают, она давно тут ведет юридические вопросы, связанные с землей. Я ей звоню, говорю:

Слушай, ты от фермера работаешь?

Нет, это ты низко берешь, — отвечает и называет фамилию известного чиновника.

Понимаете, юрист обзванивала собственников, у нее были все данные наших пайщиков, договор есть в сельсовете, все люди, адреса, все известно. Я говорю: «Зачем ты это делаешь?» Она отвечает, что земля скупается для фермера-картофелевода. Получается, для перепродажи? Мне с этим чиновником предложили встретиться. Но зачем я буду встречаться? Если по-хорошему, он сам приехал бы ко мне, сказал бы всё, как есть, ведь и по возрасту, и по службе так было бы правильно. Он еще мальчишкой был, а я в 1979 году, в двадцать семь лет, колхозом правил, тем, который 4,5 центнера урожайность давал, недород, болото тут было. Все хозспособом построено, вся жизнь этому отдана. И я должен идти? Он меня знает, всегда мы встречались на общих мероприятиях… Ну а потом он мне звонил, возле церкви мы увиделись, я ехал из Орла, с ипподрома, говорю ему: «Зачем ты это делаешь?» А он кивает на власть: мол, не он это, а они. Клычков, что ли? Но оформляют-то не на его жену! Отожмет он эту землю, продаст картофелеводу. Как во Мценском районе наш бывший тоже замгубернатора сделал, они все так: продают — уезжают. А этот-то свой, местный. Как не стыдно?

— Я не знаю, сколько уже заключили предварительных договоров с собственниками, все держится в секрете, народ они предупредили, деньги им дали. Я спрашиваю: «А как же договоры, ведь земля всё еще в аренде?» А они предварительные, липовые, вы почитайте. Мы выкупали землю по сто шестьдесят тысяч за пай, но он тут назначает триста шестьдесят. Потом мне сказали, что и он сам приезжал сюда, встречался с людьми, сказал, четыреста шестьдесят даю. Это мне рассказали, когда я был в больнице в Покровке с ковидом. Откуда у нас такие деньги, чтобы перекупить? Мы работаем на производстве, 460 тысяч за пай, а два пая — почти миллион. Он, насколько я знаю, купил пятьсот гектаров. Деньги людям отдают сразу. Закончились бы сроки, собрали собрание, мы никого не держим, но должно быть по-порядочному.

— Собрались даже межевать, но по объективным причинам им отказали, мы дали возражение, и они в суд не пошли, потому что не с чем идти, земля же в аренде, какое межевание? Если суд нас поддержит, то я намерен людям дать ту сумму, которую мы раньше платили, но по 460 я не могу купить. Нет у нас такой возможности. Они хотят межевать, не вступив в право собственности. У нас отгрызают кусок ухоженной плодородной земли, чтобы ее перепродать? Продадут или в аренду сдадут — будут получать деньги. Сейчас у меня 520 гектаров — районного фонда, которые в аренде на 49 лет, невостреб я купил,  1200 га у нас в общей сложности. Остальное — пайщики. Люди у этих покупателей спрашивают:

— А как Алексеич?

А им говорят:

— С ним договорено, никаких вопросов нет.

— Звонят людям, которые разъехались, и в Змиевке, и в Орле живут пайщики, где же они все эти номера взяли? И говорят им: «Да, Суровцев будто бы согласен». А народ-то что? Есть бабушки, к ним с деньгами пришли, ну вы понимаете. А там у них с нотариусом все кругом. Ну власть. Земля ухожена, порядок, размежевана, выращиваем пшеницу, ячмень, овес, сою, кукурузу, подсолнечник, горчицу, просо сеяли. Севооборот соблюдаем, пары оставляем, земля должна отдыхать. Это лакомый кусок, конечно. Мы же не химическая компания, которая всё кругом «посыпает». Наши куры их зерно не клюют. Люди ко мне едут за зерном для птицы, можете себе представить? Животноводство сами похерили, власть… маслозавод закрыли, все закрыли, не стали интересоваться, специалистов не стало, ветврачей не стало. Я работал с женой здесь всю жизнь, она со мной проработала на ферме до пенсии, у нас было 2000 голов КРС, 1200 свиней еще в ТнВ, а потом… Ветлечебницы закрыли, молоко девать некуда, мясо девать некуда, у нас была откормочная группа, раньше отправляли мясо в Москву, в Верховье возили, дойное стадо — 460 голов, цена на молоко одна и та же. Лет пять, как у нас не стало КРС. При Козлове началось, при Потомском усугубилось. Молоко цены не имеет, затраты большие, иначе мы бы держали. Мне мясокомбинаты должны были: верховский, свердловский, они же не платили, деньги не отдавали нам.

— А чиновник этот из тех, кто, как говорят, прыгнул в первый вагон, и до сих пор прыгает. Только сейчас в хозяйстве, где он раньше работал, в животноводстве навели порядок, молокопровод провели. Комплекс собирались там когда-то строить, племенной скот завозить из Воронежа. Будем телочек десятитысячных оставлять, а бычков реализовывать тут по месту, так говорили. Но пока ничего нету.

— Раньше Строеву пожалуешься, он сказал бы: «Ребята, вы что творите?». А тут что-то неуправляемое. Клычков – управляет он ими, не управляет? – я как-то не знаю. Пусть приезжает. Я могу сюда кого угодно позвать, мне не стыдно, тут дороги, колхозными плитами все устлано, а было болото. Дома хозспособом построены, ДК, столовая, это все цело. Я родился здесь, трактористом, шофером был, я все прошел, на ферме работал. «Ленинское» — название сейчас никому не нравится, а я говорю: «Ребята, как хотите: я пришел с Лениным, и уйду с Лениным». Пусть что хотят, то и говорят.

— Сейчас у нас работают пятьдесят человек. Зарплата в среднем 18 тысяч, в сезон механизаторы 50, 60, 80 тысяч получают, и водители на КамАЗах— по сто с лишним тысяч. Люди работают из Каменки, в основном из Малоархангельска приезжают. Молодые рванули кто на Москву, кто на Питер, кто на Ростов, но у нас работа есть. В сезон особенно хорошая зарплата. Мы не закредитованы, у нас новые тракторы, комбайны новые — «Акросы», два «Дона», два новых трактора «Бюллера». Жилье построили людям, все отдали за копейки…

У нас четыре-пять домов пустые, топлю их газом, если кто-то ищет работу — добро пожаловать. У нас есть и работа, и жильё. Взяли бы механизаторов, водителей.

— И с пайщиками мы по-честному рассчитываемся: зерно даем – на пай тонну,  платим налог за землю, огороды пашем, обрабатываем, жуков гоняем,  междурядья делаем. Кому надо скосить – косим, сено, солому даем, все условия договоров выполняем, и без условий решаем вопросы. Дороги чистим и здесь, по месту, и на Святой источник, — завершает свой рассказ Суровцев.

…В эти дни в Каменке особенно тихо. Земля отдыхает под снегом после трудов, техника подготовлена к началу весеннего сева, в «конторе» ООО «Ленинское» слышен размеренный стук клавиш на калькуляторах: бухгалтерия подсчитывает текущие доходы и расходы. В кабинете директора хозяйства, как и много лет назад, висит портрет вождя пролетариата, который явно «недоумевает», как вышло так, что крестьяне продают свою землю библиотекарям.

Наталья Зарубина

Информация к размышлению

 

В предварительных договорах, которые, вероятно, уже подписали собственники земельных долей, есть такое уточнение: «Если заключение Основного договора не состоится в результате действия или бездействия Продавца, Продавец обязан уплатить Покупателю сумму переданных в обеспечение обязательств по настоящему Предварительному договору денежных средств в ДВОЙНОМ размере и возместить все понесенные им убытки, связанные с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств».

Иными словами, «предварительно» продаёшь участок за 160 или 460 тысяч рублей — в ноябре в случае отказа выплатишь как минимум в два раза больше.

Хотелось бы знать, люди читали то, что подписывали?

 

Опубликовано 10 Фев 2021 в 14:45. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 1 000

Комментарии закрыты.

Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"