27 января 2021



Синтетика против органики

№3 (627) от 27 января 2021 г.

Пока губернатор Орловской области Андрей Клычков пребывает в уютном Интернет-пространстве, его коллеги по политическому цеху вовсю критикуют действующую власть не только за недостаточное обеспечение населения качественными продуктами питания, но и за их дороговизну.

 

Картошка эконом-класса

Особый резонанс вызвало предложение Картофельного союза включить в ассортимент торговых сетей мелкий картофель и стабилизировать таким образом цены на него как на товар эконом-класса.

По мнению картофелеводов, фасовка несортированного картофеля позволит экономить на этапе упаковки до 50%, цена на картофель меньшего диаметра будет на 15-20% ниже цены корнеплодов диаметром 50-70 мм. Предложение ввести в ассортимент клубни эконом-класса от 35 до 55 мм, расфасованные в упаковки по 2,5 кг, 3 и 5 кг, союз направил в Ассоциацию компаний розничной торговли (АКОРТ), включающую X5 Retail Group, «Магнит», Auchan, «Ленту», а также в Союз независимых сетей.

Резкий рост стоимости картофеля обсуждался также в Минсельхозе, на заседании 20 января.

Орловская область и тут «отличилась». За год средние цены на картофель повысились на 39,1%, в декабре килограмм «второго хлеба» в Орловском регионе в среднем стоил 25,19 руб. Тем не менее, в соцсетях коммунисты вовсю ругали ненавистное правительство, «вынуждающее людей есть свинячий картофель», и в это же время губернатор Орловской области коммунист Андрей Клычков, уехавший «в командировку в столицу», рассказывал об экономических успехах Орловской области на Пленуме ЦК КПРФ.

По какой-то причине он забыл сообщить товарищам, что он как глава аграрного региона с историческими корнями непосредственно причастен к плачевной ситуации вокруг дефицита и подорожания картофеля. Ведь по итогам 2020 года Орловщина собрала минимальный за последние 10 лет урожай картофеля – 224,53 тыс. тонн. Если не сравнивать его с 2010 годом, когда тотальная засуха уничтожила посевы яровых культур в сорока регионах страны, то валовое производство картофеля в Орловской области в прошлом году было наименьшим с 1990 года. Это, товарищи, настоящий «рекорд»!

 

Кривые огурцы для граждан

Да, коммунисты сообщили еще об одной инициативе, теперь уже Плодоовощного союза, — запустить в сетевую торговлю кривые огурцы, которые пока тоже считаются некондиционным товаром, но для малообеспеченных слоев населения могли бы продаваться по существенно низким ценам. Клычков и тут не стал огорчать товарищей печальной статистикой производства овощей и ценами на них в Орловском регионе. И правильно.

Как отмечает Орелстат, среди продовольственных товаров в декабре 2020 года в Орловской области более всего подорожала плодоовощная продукция — на 9,1%, в том числе капуста белокочанная свежая — на 5% (средняя цена составила 20,16 рубля за кг), яблоки — на 7,6% (средняя цена — 96,63 рубля за кг), картофель — на 21,1% (средняя цена — 25,19 рубля за кг), помидоры свежие — на 27,6% (средняя цена — 129,84 рубля за кг), огурцы свежие — в 1,4 раза (средняя цена — 142,46 рубля за кг).

Овощеводство открытого грунта в «период» Клычкова было окончательно загублено как отрасль, а огурцы с помидорами из местных  теплиц оказались дороже привозных. Итог года – невыполнение показателей Доктрины продовольственной безопасности РФ по производству овощей: должны были произвести не менее 126 кг на человека, а произвели лишь по 85 кг (67,5 % от требуемого). По обеспеченности фруктами собственного производства ситуация еще плачевнее. Яблок, груш, вишни, сливы, земляники, смородины и прочей плодово-ягодной продукции производится всего 25-30% от требуемого объёма.

Однако и это ещё не все. Мы не будем акцентировать внимание на сахарной свёкле, показатели производства которой в 2020 году оказались самые низкие за последние 5 лет – 1 млн 790,4 тыс. тонн, затронем более серьёзную тему – производство молока. Кто-то всё же должен вручить Андрею Клычкову и его заму по АПК Сергею Борзенкову Шнобелевскую премию за развитие базовых отраслей сельского хозяйства в Орловской области в 2020 году, так как установлен абсолютный антирекорд по производству молока за всю послевоенную, постперестроечную историю сельского хозяйства региона – произведено лишь 161,8 тысячи тонн.

Рассказал ли Андрей Клычков своим коллегам-коммунистам на Пленуме ЦК КПРФ, что возглавляемый им регион не в состоянии выполнить показатели Доктрины продовольственной безопасности РФ, едва «надоив» 65% молока вместо минимально необходимых 90 %? Вряд ли. Если кто-то подумает, что в связи с этим последуют оргвыводы и руководитель АПК региона Сергей Борзенков отправится в отставку, а вся система поддержки отраслей будет пересмотрена, тот ошибается.

На этом «рекорды» топ-менеджеров регионального АПК не заканчиваются. И без того скудное производство куриного яйца в 2020 году снизилось еще на 6,9% и составило всего 54,3 млн штук – по 74 яйца в год на каждого жителя области — это самый низкий показатель за весь постперестроечный период. В среднем по России в 2020 году произведено по 305 штук на каждого жителя.

Как отмечает Орёлстат, в декабре 2020 года в регионе значительно поднялись цены на яйца —  на 19,7% (средняя цена — 77,54 рубля за 10 шт.). Выросли цены на кур охлажденных и мороженых на 2,8% (средняя цена — 139,57 рубля за кг).

Напомним, стратегическая цель обеспечения продовольственной безопасности — обеспечение населения страны безопасной, качественной и доступной сельскохозяйственной продукцией, сырьем и продовольствием в объемах, обеспечивающих рациональные нормы потребления пищевой продукции.

Что остаётся сказать?  Губернатор Орловской области Андрей Клычков и его заместитель по вопросам развития АПК Сергей Борзенков Указ Президента РФ от 21 января 2020 г. № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации» не выполняют. Поэтому и появятся в наших магазинах картошка размером чуть более гороха, кривые огурцы,  фальсификат вместо молока и молочной продукции и прочие малосъедобные продукты.

Зато эти непревзойденные «специалисты» с гордостью докладывают о внедрении «прогрессивных» методов в сельском хозяйстве. К примеру, по применению минеральных удобрений Орловская область, по словам Сергея Борзенкова, чуть ли не первая в стране. С этим нас всех стоит «поздравить». О том, что это сомнительный рекорд в контексте общемировой тенденции к экологизации сельского хозяйства, Борзенков, очевидно, не догадывается.

Поэтому в 2020 году на орловские поля было внесено рекордное за всю историю сельского хозяйства региона количество пестицидов – 687,4 тонны в действующем веществе. Это на 20,6% больше, чем в 2017 году, когда Андрей Клычков пришел в Орловскую область в качестве врио губернатора, а Сергей Борзенков возглавил департамент сельского хозяйства. Наверное, здесь не обошлось без дружбы с руководителями ведущих химических компаний? Они ведь теперь у нас олицетворяют «настоящую» аграрную  науку?

 

О сельском хозяйстве без химии

Между тем, заместитель министра сельского хозяйства Максим Увайдов, принявший участие в панельной дискуссии в рамках Международной зеленой недели (International Green Week Berlin) в Берлине в режиме онлайн, заявил, что в России разработан и внесен на рассмотрение в Госдуму РФ закон о «зеленой продукции» с улучшенными экологическими характеристиками. Есть надежда, что закон будет принят уже в 2021 году.

Новый законопроект предполагает применение жестких требований как к качеству продукции, так и к соблюдению экологических параметров. Как сообщила пресс-служба Минсельхоза РФ, новый защищенный «зеленый» стандарт сельхозпродукции создается в целях обеспечения населения продуктами питания на основе экологически ориентированных технологий. В законопроекте отмечается, что производство таких продуктов предполагает бережное отношение к окружающей среде.

Напомним, в России с 1 января 2020 года уже действует закон об органической продукции, призванный минимизировать негативное воздействие на окружающую среду.  В Минсельхозе отмечают, что кроме повышения качества продукции, развитие органического сельского хозяйства способствует появлению новых рабочих мест, снижению негативного влияния на климат и более эффективное использование энергии.

Так как орловские чиновники, увлеченные химизацией сельского хозяйства, о производстве органической продукции либо не слышали, либо слышать не хотят, мы решили ознакомиться с опытом их иностранных коллег, которые, как известно, всегда держат нос по ветру.

В Европе на рынке органических продуктов лидируют Дания с 11,5%, за ней следуют Швейцария с 9,9% и Швеция с 9,6%. С долей органических продаж — 5,3%, на всем рынке продуктов питания шестое место занимает Германия. Динамично развивается рынок органической продукции в Австрии и Швейцарии.  В мировом масштабе лидируют США и Европа.

Экологически чистые продукты и напитки выбирают все больше граждан.

Только в 2019 году немецкие потребители купили экологически чистые продукты питания и напитки примерно на 12 миллиардов евро. Предпочтение отдавалось органическим яйцам и молоку, муке или свежим органическим овощам.

В 2019 году в среднем пять немецких фермеров переходили на органическое сельское хозяйство каждый день. В целом за последние пять лет площадь органических земель в Германии увеличилась почти на 50%.  Согласно текущим оценкам, в 2019 году немецкие фермеры перевели около 107000 га (+ 6,6%) в органическое сельское хозяйство. Сегодня на его долю приходится почти 10% от общей площади сельскохозяйственных угодий — 1,6 млн га. Более 1 миллиона из них выращиваются в соответствии с директивами ассоциаций органического земледелия — это почти две трети всей органической территории Германии.

В 2019 году наибольшим спросом среди органических продуктов пользовались органическая мука – 26%, яйца – 23% и молоко – 14,4%.

Наибольшего роста продаж в 2019 году ритейлеры добились в сегменте экологически чистого картофеля, молочных сливок и овощей (более 20% в каждой).

Европейские органические фермеры полагаются на естественное взаимодействие между растениями и почвой.  Для успешной «гумусовой экономики» органические фермеры применяют разумные севообороты. Почвы, богатые гумусом, накапливают больше воды, питательных веществ и углерода и поэтому не только обеспечивают растениям более качественный корм, но и вносят важный вклад в защиту климата.

Основным источником азота на органических полях являются бобовые. Этот «сидеральный навоз» дополняется органическими удобрениями, такими как компост или жидкий навоз. Синтетические минеральные удобрения в органическом земледелии запрещены.

Чтобы органические растения росли здоровыми, органические фермеры применяют экологическую защиту: создают баланс между выращиваемым растением и конкуренцией между растениями и вредителями.

Органические фермеры заботятся о фитосанитарном благополучии на полях, полагаясь на устойчивые сорта и разнообразный севооборот, тем самым усиливая естественное саморегулирование возделываемых культур. Это эффективно предотвращает болезни и нашествие вредителей, а также помогает сдерживать рост сорняков.

Никакие синтетические химические пестициды на 95% органических территорий не используются.

Органическое регулирование предусматривает произрастание растений в реальной почве. Выращивание растений на минеральной вате или в питательных растворах запрещено (это к вопросу об экологически чистых орловских и не только огурцах). Закон также предусматривает, что органические фермеры не используют ни генную инженерию, ни искусственные удобрения.

Фермеры, выращивающие экологически чистые продукты, соблюдают строжайшие законы животноводства. Крупный рогатый скот, свиньи и птица содержатся на органической ферме, соответствующей их виду.

Количество животных, которые размещаются на сельскохозяйственных угодьях, определяется параметрами почвы и грунтовых вод (иными словами, сколько животных они могут «выдержать»; а это к вопросу о строительстве в опасной близости друг от друга и населенных пунктов крупных свиноводческих комплексов в Орловском регионе).

Животные получают органические корма без химии и ГМО.

Органический фермер должен производить значительную часть кормов на своей ферме в соответствии с органическими правилами. Лекарства можно использовать только в очень ограниченных и контролируемых количествах, а антибиотики нельзя назначать профилактически. Они могут вводиться животным только в экстренных случаях.

Если органическое животное заболевает, несмотря на все меры профилактики, в первую очередь используются травяные, гомеопатические или другие природные средства.

Получить статус органической фермы не так просто, как может показаться на первый взгляд. Инспекторы проверяют и фиксируют, например, действительно ли на ферме не использовались неразрешенные минеральные удобрения и пестициды. На органической ферме запрещено даже хранение таких продуктов. В случае подозрения берутся пробы остатков в почве и на произведенных продуктах.

Также проверяются условия содержания животных: им должно хватать места на пастбище и в коровнике. В органическом земледелии содержание в садках запрещено. Не важно, куры, гуси или индюки: у них есть доступ к свежему воздуху, и они могут клевать насекомых. Куры откладывают яйца в гнездах.

Молочные заводы, пекарни, мясные лавки и производители других органических продуктов также регулярно проверяются.

Чтобы гарантировать, что каждый кусок говяжьего филе, заявленный как «органический», действительно получен от животного, содержащегося в экологически чистых условиях, эксперты также регулярно проверяют сертификаты происхождения в точках продаж.

В конце каждой проверки рассчитывается баланс потока товаров, в котором сравниваются купленные и проданные количества. Таким образом, можно точно понять, что с пометкой «органический» продается не больше товаров, чем было приобретено ранее из органического сырья.

Это основные моменты «органической» политики европейских аграрных чиновников.

Чем гордятся и к чему стремятся их орловские коллеги? Количеством продукции, полученной с наибольшим внесением синтетических минеральных удобрений и химических средств защиты растений?

 

«А может ли человек жить и не гадить?»

Однако не все так плохо для орловчан. Есть и у нас фермеры-энтузиасты, которые принципиально против издевательств над землёй. Один из них — Владимир Ковакин — стал героем фильма братьев Чебурашкиных — популярных ютуб-блогеров, интересующихся необычным предпринимательством в России.

Сельскохозяйственный потребительский кооператив «ЭкоХутор» в Свердловском районе Орловской области производит экологически чистые зерно, муку, крупы, хлеб, мёд и молочную продукцию. Вот что рассказал блогерам фермер Ковакин:

— Средний показатель по всем полям у нас – 40 центнеров с гектара (иногда бывает 35 ц, иногда – 55 ц, как в этом году). Средний показатель по всем полям у химиков – 65-75 ц (это у очень хороших химиков!). Если же брать в целом Орловскую область, то средний показатель все так же будет составлять примерно 40-45 ц. У химиков работа максимально зависит от дождей (у них вообще рисков очень много), поэтому государство постоянно им помогает: компенсирует затраты на страхование; компенсирует потери от природных «недомоганий». Вот поэтому подсчёт по формуле «3 года, умноженные на 65-70 ц», в корне неправильный. Так считать нельзя! Необходимо обязательно делать поправку на риски и принимать с 1 га строго 45 ц (чересчур оптимистичные данные, честно говоря. Итого, у химиков выходит: 45×3=175 ц, у нас выходит: 40×2=80 ц. Из цифр видно, что химики агрессивно доят землю. Отсюда и выходит катастрофическое падение плодородия. Но страшно даже не это, а себестоимость производства: темп растет крайне быстро, поэтому химикам все время нужны все новые и еще более изощренные приемы увеличения продуктивности полей, иначе они просто не выживут. Поэтому впереди планеты всей – ГМО, и запрещать его попросту бесполезно (яркий пример прискорбного положения дел – Америка). Да, химики действительно получат возможность зарабатывать, но этот «подарок» недолговечен. Ну и, разумеется, не забывайте про здоровье тех, кто с этим работает, а уж тем более все это ест! Никогда не задумывались, что помимо прочих причин село вымирает в том числе и из-за онкологии? То-то же…

О чем задумываются или не задумываются наши ответственные чиновники, нам неведомо. Однако есть возможность оценить результаты их деятельности: это картошка с горошину, кривые огурцы, убитое производство молока и куриных яиц и сомнительное, с точки зрения качества и безопасности, возделывание зерновых, бобовых и крупяных культур. Как вышло так, что условные сосковские фермеры, взявшиеся за возрождение одной из самых трудных отраслей – молочного животноводства, выращивающие скот на естественных лугах и кормах, сдают молоко по 22-25 рублей за литр, а уже на полках магазинов обработанное, зачастую обезжиренное молоко, продается в два раза дороже? Почему такие фермеры, как Ковакин, не могут реализовать чистую продукцию по достойным ценам? Разве не задача властей решать такие проблемы? Или они считают единственным своим долгом продвигать «химию»?

Может, Клычкову и Борзенкову стоит по примеру блогеров Чебурашкиных совершить «необычное путешествие» — посетить фермерское хозяйство Ковакина и, как и он, задуматься: «а может ли человек жить и не гадить?» (с)?

Наталья Зарубина

 

Фермер Владимир Ковакин о жизни и органическом земледелии:

— После 13 лет работы в агрохолдинге я задумался: может ли человек жить и не гадить? Может ли человек жить и не убивать? Без химии возможно что-либо?

— Хочется не травиться, хочется, чтобы не травились твои близкие, дети. Главная концепция — нужно «вписаться» в окружающую природу. Сейчас мы свидетели фактического выполнения проекта, которому больше десяти лет.

—  Есть то, что в почве, над почвой, есть атмосфера, вот это все и называется биоценоз. Мы сюда встраиваемся: что-то посеяли и пытаемся получить результат, предварительно поняв, что здесь. Наша идея — поняв биоценоз, содействовать его развитию и в него встраиваться. Традиционная схема сельского хозяйства сейчас — уничтожить биоценоз, обеспечить себе некую площадку из минеральных составляющих, привнести туда кучу химико-технологических решений для того, чтобы урожай вырастить. Мы этого не делаем. Мы все получаем от природы, при этом у нас прекрасные урожаи.

— Был такой великий русский по фамилии Овсинский. Он много говорил о вреде плуга и химии. Это конец 19 — начало 20 веков. Многие говорят сейчас, что пытаются повторить этот эксперимент, мы также начали экспериментировать с его книг. Технология очень сильно отличается от привычной. Например, все сеют, мы сидим ждем, когда почва станет спелой, когда все оживает. У нас корка, как при плуге, не образуется из-за того, что она вся пронизана пожнивными остатками, и у нас воздухопроницаемость обеспечена абсолютно, а там, где мы не трогаем, живность свое дело делает.

— На соседнем поле урожайность выше процентов на десять. Говорят, что мы забираем, ничего не даем, урожайность упадет, называется — «вынос веществ». Наоборот — плодородие растет. И урожайность 40 ц с гектара при себестоимости очень низкой, потому что мы ничего не тратим. Мозги и руки.

Все, что должно быть в настоящем хлебе.

— Все ценное находится в оболочке зерна. И есть сердцевина. По большому счету это крахмал. Так вот оболочка обычно выбрасывается. Её называют отруби. И хлеб, который раздувается, белый — это сердцевина. Там практически ничего нет. Аминокислоты, витамины, минералы, — все в настоящем хлебе. Мука для хлеба должна быть цельнозерновая, с сохраненными волокнами. Вода должна быть ключевая. Мы такую используем. Ничего рафинированного, сахар нельзя, мы используем мед. Соль. Вот это хлеб.

— Мы продаем зерно как обычное, без «органической» наценки.  Пока спроса на органическое зерно я не вижу. Уровень 100 кг-тонны — это не спрос. 2,5 тыс. тонн в год я продаю. Никто не хочет платить «премию» за органику. Поэтому для нас органика — это экономика, мы просто делаем зерно дешевле. Сначала мы делали органику для себя, а теперь — потому что это дешевле.

— Агрохолдинги применяют нещадное количество химии, слишком большой ценой для окружающего мира человек получает продукты.

— В гектаре живет порядка сорока тонн живых существ. И когда ты приходишь с чем-то, с ними нужно как-то подружиться… Дождевой червь лучше плуга, он на два метра делает почву пористой. Дать им кислород, пожнивные остатки, они сейчас кушают, закусывают, у них сейчас пир. И они создают нам огромное количество нужных веществ. Под паром тридцать процентов земли. Раз в три года мы должны природе дать своё. Она наводит порядок. Ей нужно дать отдохнуть от нас. Если ей не дать отдохнуть, она отомстит. Те, кто выращивает с химией, практически не дают земле такого отдыха. Они насилуют природу.

Я даже с навозом приду — а их, живых существ, сорок тонн, и на них вывалю, у них вот такие глаза, они скажут: зачем нам это? Тебе мало пятидесяти центнеров? Нет. Моя задача — не получать больше, больше, больше, а получать ровно столько, сколько мне природа дает.

— В 2020 году президент подписал доктрину продовольственной безопасности, и она заставляет наши власти сельскохозяйственные озаботиться плодородием. Так вот эту задачу без мелких таких, по органическим технологиям работающих хозяйств, осуществить нельзя. Органик-технологии позволяют естественным образом развиваться биоценозу, растет плодородие.

— Экопродукты — это будущее. Это будет гарантировать устойчивый доход. Я смотрю на два-три года вперед и вижу, что органическое производство — это всем нужно. Из Баварии сюда прибегут, из Филадельфии. В Китае, Вьетнаме спрос появился. Они все хотят. Но тут уже большие объемы нужны. Я думаю — это не просто будущее, если эта технология в нашей стране победит. Россия будет непререкаемым лидером в производстве любого растениеводческого экопродукта. Пчелы вернутся. Другая страна будет совершенно. Самое главное, что ни Америка, ни Европа, они вот так не смогут никогда.

 

 

 

Опубликовано 27 Янв 2021 в 17:24. В рубриках: Экономика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 440

Комментарии закрыты.

Новости

Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"