Убийство деревьев в Бухе

Политика

Читая вчера на ночь глядя столичную германскую «Берлинер цайтунг» (Berliner Zeitung), я вдруг наткнулся на статью, словно написанную ташкентской журналисткой Наталией Шулепиной или кем-то из моих волгодонских коллег, или кем-то из бишкекских, или кем-то из уфимских и ещё многих-многих городов на пространстве бывшего Союза. Словом тех, кто много, страстно и гневно писали и пишут об оголтелой вырубке чиновными отморозками зелёных насаждений в своих городах. Однако в этой статье речь шла о Берлине, и автор её — тамошний местный житель Дитмар Эммрих, который с болью рассказывает о том, что множество старых деревьев вырублено отнюдь не в моём родном Ташкенте, а на его столичной Эрнст-Людвиг-Хайм-штрассе. Ого, а проблемка-то, оказывается, подумал я, прямо-таки глобальная или, ладно, хотя бы евразийская — но и это тоже ведь добрая половина мира. И даже отмазки чиновья со стеклянными глазами на удивление похожи.

Я был в ужасе и потерял дар речи, пишет герр Эммрих, когда после недельной отлучки 10 октября свернул на Эрнст-Людвиг-Хайм-штрассе, где живу с 1973 года. Улица внезапно оказалась безлесой и голой. Все 17 деревьев, в том числе чёрный тополь, озимая липа, клён явор, клён остролистный, клён ясенелистный, рябина, черная сосна, ель, пихта и многочисленные кусты — бузина, боярышник и тёрн — которые росли по обочине Эрнст-Людвиг-Хайм-Штрассе, теперь срублены, а ведь иные из них были старше 40 лет.

Некоторые деревья были высотой с дом. Один только черный тополь имел обхват ствола 2,9 метра и поэтому находился под особой защитой. Эти деревья и кусты были местами гнездования лесных голубей, дроздов и сорок, а также местами обитания и источниками пищи для лазоревки, большой синицы, соловья, певчих дроздов, скворцов, горихвостки, сойки, вороны, большого пятнистого дятла, зелёного дятла и даже рыжей белки. Не говоря уже о бесчисленном множестве мелких беспозвоночных, таких как членистоногие и улитки.

Оазис для людей и животных

С чем связана вырубка, прояснилась быстро: по соседству ведётся строительство — возводится новая начальная школа. Это хорошая вещь. Но я абсолютно не могу понять, что ответственный орган принимал решения, которые резко контрастируют с сознательным поведением в обращении с природой.

Эрнст-Людвиг-Хайм-Штрассе находится в Бухе, прямо у городской черты на севере Панкова (Бух — самая северная часть района Панков и, следовательно, всего Берлина. — Прим. А.Ж.). Зелёная полоса была маленьким оазисом для людей, растений и животных. Её принесли в жертву люди, которые здесь точно не живут, а потому и не думают о других, возможно, более неудобных для стройки решениях.

Следует ли здесь проводить дешёвую расчистку пространства? Вырубили — и проблема решена! Не хватило двух метров для здания школы? Так надо было изменить план строительства и учесть при решении природу. А то ведь ценного её островка больше не существует.

Особенно непонятным в этой вырубке представляется то, что кусты и деревья даже не были частью строительной площадки, а росли по соседству на Эрнст-Людвиг-Хайм-штрассе. У её жителей больше не будет экрана для уединения и определенного уровня защиты от шума, поскольку неподалёку проходят оживлённое шоссе Karower Chaussee и автомагистраль.

Некоторые мои соседи говорили об «убийстве деревьев», другие просто плакали. После долгих поисков мне удалось связаться с двумя людьми, которые занимались этим делом. Один из них — г-н Феске из районного управления Панков, ответственный за защиту деревьев в Бухе, другой — г-н Эвальд из департамента городского Сената по окружающей среде, транспорту и охране климата, осуществляющий наблюдение за проектами наружных сооружений.

Г-н Феске отрицал, что несёт ответственность за вырубку, поскольку он не отвечает за деревья на улице, а только за деревья, которые находятся на территории школы.

Г-н Эвальд, со своей стороны, сказал, что деревья на Эрнст-Людвиг-Хайм-штрассе не были уличными деревьями, так как территория школы заканчивается только у обочины улицы, а не у забора, отделяющего территорию школы от улицы в течение многих десятилетий. По его словам, деревья были частью школьного двора, поэтому они вообще не являлись «уличными деревьями» и не входили в его зону ответственности. Однако г-н Эвальд также сказал, что он поддержал и одобрил вырубку. На месте деревьев должен быть выложен тротуар шириной от трех до четырех метров.

Образ мышления, не соответствующий нашему времени

Во время нашего с г-ном Эвальдом продолжительного разговора я вскоре заметил, что мы говорим на двух совершенно разных языках. Я пытался аргументировать важность и сохранность прохода сквозь зелёные насаждения, которому уже несколько десятилетий; он же упорно настаивал на необходимости согласиться на строительство тротуара на этом этапе. Я уверен, что при более гибком подходе можно было найти экологически верное решение. До сих пор неясно, почему ряд деревьев не был включен в планировку. Весь проект можно было перенести немного южнее, места хватило бы.

В любом случае, эта администрация не уделяет должного внимания защите окружающей среды и климата. Это скорее издевательство. Я считаю такое мышление сопоставимым с сегодняшним предложением фуа-гра из утки в меню ресторана. Это уже не соответствует понятиям нашего времени и требует принятия мер.

К сожалению, трагедия, случившаяся на Эрнст-Людвиг-Хайм-штрассе, заключается в том, что уже нельзя исправить того, что произошло. Мы, жители, находимся перед грудой битого стекла, которого заново не склеить. Но виновным нельзя позволять продолжать поступать, как раньше.

Перевод с немецкого Александра Жабского.

Источник
Подробности в Телеграмм-канале - ПЕРЕЙТИ!
Оцените статью
Орловская среда
Добавить комментарий