13 мая 2020



Кто уничтожает орловское село?

№16 (595) от 13 мая 2020 г.

Развитие сельских  территорий в Орловской области под большим вопросом. Несмотря на то, что орловские чиновники бодро рапортуют об участии нашего региона в соответствующей программе, об устойчивом развитии орловского села не может быть и речи. Скорее, речь идет об устойчивой деградации сельских территорий. Количество сельского населения уменьшается, растет безработица, есть серьезные проблемы с доступностью медпомощи; газификация, водоснабжение, строительство дорог, благоустройство, — всё это выполняется в мизерных количествах. По мнению экспертов, главная причина всех проблем — даже не в тех грошах, которых выделяются на так называемое развитие сельских территорий,  а в несбалансированном, безграмотном планировании развития бизнеса на селе. С подачи ответственных чиновников, которым нужны цифры, а не люди, орловское село постепенно превращается в прерии для скота крупных агрохолдингов. Основная прибыль от такого производства уходит в другие регионы, туда, где есть переработка, а мы получаем вонь, навоз, вытоптанные поля и обезлюдевшие деревни. Зато орловские чиновники — в шоколаде, они отчитываются в Минсельхзоз об увеличении численности коров (ничего, что мясных, а не молочных) и свиней, которых скоро в Орловской области станет больше, чем людей.

Минус один район

На Орловщине, занимающей шестое место по земельным ресурсам сельхозназначения в ЦФО и лишь тринадцатое   по численности сельского населения (с числом жителей 243,57 тысячи), укрупнение сельского агробизнеса несет скорее вред, чем благо. Чиновники, лоббирующие агрохолдинги, не могут не понимать, что в самой природе крупного аграрного бизнеса ориентация на извлечение прибыли, а не на развитие сельских территорий. И, к сожалению, мы уже видим этому подтверждение: холдинги растут как на дрожжах, а население Орловской области продолжает стремительно сокращаться. Процессы укрупнения агробизнеса, не формирующего окружающий социум со всей сопутствующей инфраструктурой, при попустительстве областных чиновников уже привели к тому, что, начиная с 2014 года, сельское население Орловской области сократилось на 18 820 человек. Для сравнения – это численность населения такого района, как Мценский.

Цинизм в том, что сокращение доли занятых на селе орловские чиновники рассматривают скорее как позитивное явление, обусловленное развитием автоматических процессов и цифровых технологий. И где же селяне находят себе применение? В столице и других крупных городах. Чиновникам хорошо живется здесь, у себя на родине, а простые жители Орловской области вынуждены скитаться по съемным квартирам в чужих городах, покидать свои семьи временно или навсегда, пытаясь заработать не то чтобы на достойную жизнь, но хотя бы на существование.

Пандемия коронавируса наглядно показала перекосы такой политики и их последствия, когда орловцы стали массово возвращаться из Москвы, чтобы временно «самоизолироваться».

Но вернемся к нашим средним и малым предприятиям. Много ли в Орловской области примеров, когда крупные агрохолдинги помогают с жильем молодым специалистам, как это делают, к примеру, сельхозпредприятия Ливенского района: ООО «Речица», колхоз «50 лет Октября» и другие? Кто так же бескорыстно финансирует школы и социальные объекты, как фермер Стебаков? Такие хозяйства – с их производством, инфраструктурой и кадрами — и есть  «драйвер» (как любят выражаться наши чиновники) развития сельских территорий,  и они, к сожалению, все эти годы вынуждены бороться за выживание.

По данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи 2016 года, в Орловской области насчитывалось всего 867 крестьянских (фермерских) хозяйств, располагающих в обшей сложности 276,6 тыс. га земельной площади. Общая площадь земельных ресурсов сельскохозяйственного назначения двух крупнейших агрохолдингов в регионе – ООО «АПХ «Мираторг» и ООО «Авангард — Агро-Орел» — почти на 10 тыс. га больше.  Сумму полученной господдержки тех и других вообще лучше не озвучивать. Очевидно, кто для аграрных чиновников Орловской области предпочтительнее и кто, по их мнению, более важен для села.

Хотелось бы спросить у губернатора Клычкова и главного по АПК Борзенкова: как увязана выбранная стратегия развития крупных агрохолдингов с развитием сельских территорий, сбережением народонаселения, улучшением экологии, сохранением окружающей среды? И более прозаичный вопрос: насколько натуральны,  дешевы, безопасны, свободны от антибиотиков и пестицидов продукты, производимые в крупных агрокомплексах?

 

Агрохолдинги — основа экономики или «хрупкие компании»?

8 мая 2020 года на портале Минсельхоза РФ был размещен Перечень системообразующих организаций АПК в соответствии с протоколом Правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики от 24 апреля 2020 г. № 9кв.

Как заявляют представители профильного ведомства, предложения Минсельхоза сформированы с учетом значимости данных организаций в различных отраслях и подотраслях агропромышленного комплекса страны, их вклада в экономику и социальную сферу регионов, роли в обеспечении занятости на местах и других параметров.

В число предприятий агропромышленного комплекса, которым в случае ухудшения финансово-экономической ситуации государство будет помогать в первую очередь, вошли и некоторые орловские сельскохозяйственные предприятия. И это отнюдь не известные своей успешной многопрофильной производственной деятельностью и социальной направленностью АО «Агрофирма Мценская», ЗАО «Славянское», АО «ПЗ им А. С. Георгиевского», ООО «Речица», и не крупный фермер-картофелевод В.И. Стебаков, не какое-либо другое среднее или малое орловское хозяйство, сохранившееся в результате длительных реформ в АПК или вновь образованное.

В список системообразующих предприятий, полагаем, с учетом предложений региональных властей,  от Орловской области в составе холдинговых структур вошли: ООО «ЧЕРКИЗОВО-СВИНОВОДСТВО», ООО «ЧЕРКИЗОВО-РАСТЕНИЕВОДСТВО» и  АО «Хотынецкое ХПП» в составе ПАО «Группа Черкизово»,  ООО «Авангард-Агро-Орёл» в составе АО «Авангард-Агро»; ООО «Знаменский СГЦ»,  ООО «Эксима-Агро», ООО «Орловское мясо», ООО «Макстер» в составе ГК ЭКСИМА: ЗАО «Микояновский мясокомбинат»; ООО «Отрадаагроинвест» и АО «Сахарный комбинат Отрадинский» ГК Русагро: АО «Группа «Русагро».

Странно было бы не увидеть в списке важных системообразующих предприятий  ООО «АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ ХОЛДИНГ «МИРАТОРГ». И он там, конечно же, есть, вместе с филиалами, работающими или зарегистрированными в Орловской области: ООО «МИРАТОРГ АГРО-ОРЕЛ», ООО «ЛБ ОРЕЛ», ООО «ОРЕЛ-АГРО-ПРОДУКТ», ООО «МИРАТОРГ-ОРЕЛ»,  ООО «ПРИСТЕНСКАЯ ЗЕРНОВАЯ КОМПАНИЯ».

ООО «АГРОПРОМЫШЛЕННЫЙ ХОЛДИНГ «МИРАТОРГ» — крупнейший владелец земель сельхозназначения в стране, общий объем  земельного банка которого в 2019 году перевалил за 1 млн га, из которых чуть более 150 тыс. га – земли Орловской области. Компания – лидер по производству говядины и свинины в Российской Федерации.

Как частной компании удалось вырасти до таких размеров и стать крупнейшим латифундистом, располагающим громаднейшими финансовыми, земельными, административными и политическими ресурсами, секретом не является.

Лучшая оснащенность в технологическом плане, существенная господдержка в реализации проектов компании, большой штат юристов и консультантов позволили  «Мираторгу»  не только выйти в передовики отечественного аграрного производства, но и начать развивать успешный экспорт сельхозпродукции.

Но, как отметила в интервью «Комсомолке» один из ведущих аграрных экспертов страны, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС Наталья Шагайда, этот процесс не так прост, как кажется.

— Государство активно помогало формированию крупных агрохолдингов. Иногда 90 процентов одного вида поддержки получал один получатель. В то же время около половины сельхозорганизаций не имели государственных субсидий. У нас общество пассивное, а небольшие сельхозпроизводители часто не организованы. Они не ставят вопрос о предоставлении информации – сколько та или иная компания получила из бюджета? А ведь это наши деньги — все платят налоги и вправе знать, куда они идут. Предлагаю провести опыт и запросить Минсельхоз: сколько госсубсидий ушло каждой компании из списка крупнейших с 2006 года? Уверена — не ответят.

Остается только делать какие-то оценки на доступных материалах. Но и по ним видны десятки миллиардов, которые получали крупные компании в виде бесплатных субсидий только за три года. Есть невидимые суммы кредитов по низким ставкам через институты развития. Разница между ставками в этих банках и рыночными ставками — тоже государственная поддержка.

Формирование списков — плохой сигнал не только другим российским сельхозпроизводителям. Это сигнал и иностранным инвесторам, что наши крупнейшие компании неустойчивы, что им нужна поддержка в условиях кризиса. Это странный сигнал для самих компаний из списка: они не узнают, насколько они «хрупки», пользуясь термином американского публициста и экономиста Нассима Талеба. В одном из интервью он отметил, что «хрупкость» компании можно уменьшить, «только если ее безответственная стратегия будет приводить к наказанию. Пока наказания нет, компания не извлекает уроков». Так все эти компании из списка — основа нашей экономики или «хрупкие компании», которые не могут жить без государственных подпорок?

На мой взгляд, это порочный круг. Сначала помогаем отдельным компаниям (другие работают в очень трудных условиях без этого). Потом эти компании разрастаются, и их банкротство может нанести урон продовольственному обеспечению. Опасаясь, что будут проблемы со снабжением, создаем списки тех, кого поддерживаем в кризис. После кризиса поддержанные «проглатывают» тех, кто старался выжить самостоятельно. В итоге крупные компании занимают еще больше места в структуре производства сельхозпродукции, государство еще больше пугается в экстремальных ситуациях и снова поддерживает их. Так быть не должно.

 

Эксперт Наталья Шагойда, безусловно, права. Орловская область уже проходила подобное в конце 1990-х – начале 2000-х. Под административным давлением создавались крупные холдинги, многие из которых также находились в перечне системообразующих и пользовались громадной господдержкой. Однако это не спасло их от разрушения. Знаменитые «Агрокомбинаты», «Агрофесты»,  «Орловская Нива» и  «почившие» совсем недавно   компании «Разгуляй»,  «Белый Фрегат» — яркий тому пример. Напротив, малые и средние сельскохозяйственные предприятия, к примеру,  Ливенского района, сохранившие свою юридическую и хозяйственную самостоятельность,  даже войдя в некоторые  более крупные структуры, благополучно живут и здравствуют до сих пор.

Подготовила Наталья Зарубина

 

Опубликовано 13 мая 2020 в 14:03. В рубриках: Экономика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 266

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"