20 декабря 2013



Легенда следствия

Нина Турилина«К чужим страданиям нельзя привыкать, следователь не может быть безразличным к чужой боли», считает ветеран прокуратуры,    старший советник юстиции, полковник в отставке Нина Кирилловна Турилина.

Сотрудник прокуратуры с 26-летним прокурорским стажем,  следователь, занимавшийся раскрытием тяжких преступлений, начальник уголовно-судебного отдела в областной прокуратуре, адвокат … Нине Кирилловне Турилиной удалось пройти этот непростой путь «не привыкая к чужой боли», вопреки мнению о том, что «сотрудник органов» должен обладать здоровым цинизмом.

 Сейчас  Нина Кирилловна находится на заслуженном отдыхе, однако её принципиальная и жесткая позиция в отношении законности принимаемых решений сотрудниками надзорного ведомства, известна многим из них. Нина Кирилловна Турилина  стала легендой для тех, кто стремятся к тому, чтобы пройти свой «прокурорский» путь также достойно, как она.

Сегодня следователь-легенда рассказывает о своем непростом жизненном пути, о тайнах следствия и о том, что оставаться беспристрастным и честным следователем на самом деле просто.

«Было такое понятие – долг»

-Я всегда очень боялась крови…Поэтому на первом же выезде  потеряла сознание. На месте происшествия, это было в Свердловском районе, мы обнаружили мужчину с перерезанным горлом, голова его вмерзла в снег. Это было жуткое зрелище.  Мне нужно было подойти к потерпевшему, проверить,  жив ли он. Как только я наклонилась к «трупу», он открыл глаза. Позже выяснилось, что мужчина пытался покончить с собой из-за того, что оказался не нужен своим детям. Его лечили, а я звонила его детям в разные города, стыдила их,  мой муж ходил к несчастному в больницу, носил ему бульоны.

От того, что приходилось видеть на местах преступлений, даже мужикам-милиционерам  становилось не по себе. Помню, полез мальчишечка-участковый на чердак частного дома. Полез, и не возвращается. Поднимаемся: там повешенный, а наш участковый рядом с ним без чувств лежит.

Дела в большинстве своем были сложные. Признаюсь, я боялась всё время: не мести преступников, а того, что могла увидеть на местах преступлений. Именно потому, что боялась, самые важные детали глубоко врезались мне в память и потом помогали раскрывать преступления. Мне не раз советовали: пережди, возьми больничный, отсидись дома, но я этого никогда не делала. Было такое понятие – долг, и я ему следовала. Было и такое, что  ночью возвращалась домой с места преступления, а сапоги испачканы в крови. Мама мне аккуратно так замечание сделает: «Нина, оставь обувь в коридоре, ребенок утром проснется, испугается».

Был страшный случай в районе Отрады: водитель автобуса повёз в паводок людей через мост, перед этим выпил. Автобус опрокинулся, его закрутило.  Люди пытались спастись, но только один остался в живых —  молодой мужчина. Он выбил стекло и пытался вытащить жену, они только-только поженились. Но девушку утащило течением в воронку. Он рассказывал об этом, и было понятно, что психика его уже покалечена. Позже мы узнали, что несчастный сошел с ума. А я, когда вытаскивали погибших из воды и складывали их рядом друг с дружкой, ушла за кусты и так рыдала. Трудно оставаться спокойной, когда такие трагедии случаются. Еще был трагический случай, когда в реке утонула молоденькая девушка. Двое мужчин взялись её подвезти до города на УАЗике, она только поступила в пединститут. Девушка шла к мосту, в руках несла босоножки, думала, наверное, что перейдет мост босая и потом ноги обмоет. Согласилась на свою беду, села в машину. Мост переехали, водитель решил колеса помыть и подъехал к реке с той стороны, где работал земснаряд. Яма там была глубиной метров четырнадцать, так вот в эту яму машина и свалилась. Мужики выбрались, а девушка утонула. Когда её достали, молодую, с красивыми волосами, в руке у неё так босоножечки и остались, видно, от ужаса она их сжимала. Помню, как её мать бежала к реке и так она надрывно, по- деревенски, кричала… Водителя привлекли за халатность. Тот случай всё сердце моё, всю душу изранил.

Жутко было видеть детские страдания: в одном из районов области мальчишка четырнадцатилетний расстрелял из ружья обидчиков отца. Мужчину жестоко избивали на улице, а когда он убежал от злоумышленников и скрылся дома, они ворвались к нему с монтировкой, ударили  по голове и убили бы. Если бы не мальчик. Он схватил ружье и положил обоих. Это было безусловная самооборона. Мальчика оправдали. Даже трудно себе представить, что он пережил, как восстанавливался потом. Я следила за его судьбой, он вырос нормальным человеком, отслужил в армии… Конечно, не каждый способен убить, но случилось то, что случилось. Такая трагедия, такое испытание страшное для ребенка. А ведь было очень непросто спасти мальчика от тюрьмы: каждый день на меня сыпались потоки жалоб. Приведу другой пример: я занималась расследованием убийства учительницы, она была застрелена из самодельного пистолета. Так вот преступление совершил 17-летний подросток, это было убийство с целью ограбления. На след убийцы вышла, узнав о том, что местные мальчишки  в овраге стреляли из пистолета. Виновный получил 11 лет тюрьмы. Но это уже совсем другая история, не правда ли?

Много было запутанных преступлений. В Орловском районе в клубе убили молодого пограничника, преступники скрылись на грузовике и увезли с собой орудия убийства,  сбросили их в реку. Единственный свидетель, испугавшись, спешно уехала в Псков. Я разыскала эту женщину, и она рассказала мне все, что видела. Со дна реки достали молоток и монтировку, экспертизу делали в Москве, потому что местные эксперты не обнаружили следов крови убитого. Благодаря повторной экспертизе и свидетельским показаниям, удалось доказать вину двух братьев, совершивших убийство.

 «Пыль горела под ногами…»

После почти одиннадцати лет работы в следствии я перешла в областную прокуратуру, к тому времени на моем счету не было ни одного нераскрытого убийства.

В прокуратуре  проработала недолго, не сошлась характером с новым областным прокурором и устроилась юристом в первое автообъединение. На целых три  года. Все не могла понять, за что мне деньги платят: ни трупов, ни крови… А потом звонок от начальства: «Нина Кирилловна, хватит дурака валять, давай обратно переводом, у нас убийство в Железнодорожном районе». Вернулась, работала в отделе по надзору за законностью рассмотрения судами уголовных дел. Если кто-то на местах допускал какие-то ошибки, у него не то, что земля, пыль горела под ногами. Даже по формальным признакам мы ставили вопрос об отмене приговора. Честно работали люди. Сколько было скандальных, как сейчас говорят, резонансных дел! Проводили проверочные действия, и все становилось на свои места. Помню, один из наших районных прокуроров ехал пьяным вместе с гаишником, тот был за рулем, так вот машина сбила двух женщин, об этом случае еще областная газета писала. Истребую дело, и вижу, что сотруднику милиции вынесен оправдательный приговор. Почему оправдательный? Начинаю разбираться: оказывается, он переложил вину на брата. Был принесен  протест на необоснованный оправдательный приговор, и суд пересмотрел решение.

Я считаю, что не должно быть послаблений в отношении тех, кто совершает должностные преступления, особенно тяжкие.  Тем более, не должно быть послаблений в делах коррупционных. И в то же время долг следователя – проявлять милосердие к тем, кто совершил незначительные преступления. Сейчас каждый понимает, равенства – в материальном плане  – быть не может, но справедливость-то  быть должна.

После выхода на пенсию я еще несколько лет работала адвокатом в центральной юридической консультации. И признаюсь вам честно: только раз  защищала убийцу, совершившего преступление предположительно в состоянии аффекта. Никогда не бралась защищать хладнокровных подонков. Один мой коллега как-то подошел ко мне, протянул  руку: «Поздравьте меня, Нина Кирилловна, я добился признания не вменяемым моего клиента». А клиент его изнасиловал и жестоко убил девушку. Я сказала ему: «Не только поздравлять тебя не стану, но и руки больше никогда не подам».

И напоследок я так вам скажу: по Конституции перед законом все равны, и моральные обязательства  никто не отменял. Если этому следовать – преступлений и несправедливости будет меньше.

Наталья Зарубина

 

Опубликовано 20 Дек 2013 в 17:17. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 942

Новости

Говорит депутат Рыбаков: об обманутых дольщиках п.Нарышкино


Виталий Рыбаков проинспектировал мост "Дружбы" в Орле


Евгений Косогов на пресс-конференции, посвященной капремонту моста "Дружбы"


«ЛИЦО ПОПРОЩЕ, И ЖИЗНЬ УДАЛАСЯ»


Как восприняли депутаты облсовета отчет Андрея Клычкова


Депутат Рыбаков В. не согласен с докладом Тарасова В и задал ряд вопросов


Депутат В. Рыбаков задал ряд острых вопросов Филатову С.


Музалевский Л.С. заставляет депутатов фракции Единая Россия увеличить тариф ЖКХ


Депутат Рыбаков призвал спикера Музалевского сложить полномочия из-за публичной лжи


Виталий Рыбаков: области снова навязывают очередную проблему


Орловцы обратились к Путину с просьбой возобновить работу ПАТП-1 и наказать виновных в его банкротстве


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"