15 июля 2020



ПАРК ПОБЕДЫ: взгляд специалиста

№25 (604) от 15 июля 2020 г.

В прошлом номере нашей газеты было опубликовано письмо жителей Орла, в котором они выражали беспокойство за судьбу деревьев в парке Победы. В горадминистрации нам посоветовали взять комментарий непосредственно у тех людей, которые осматривали посадки. Главный лесничий МУП «Зеленстрой» Андрей Вершинин рассказал, что очень часто граждане не вникают в важные детали, из-за чего и происходит недопонимание. Одно дело, как состояние деревьев оценивает специалист, и совсем другое дело, как на растения смотрит случайный прохожий.

По мнению редакции, в Орле тема вырубки зеленых насаждений –  достаточно болезненная, особенно в последние годы. Поэтому информация о готовящихся в парке рубках сразу же вызвала сильные эмоции. При подготовке материала мы учитывали тот факт, что точек зрения на проблему очень много.  И если бы мы брали комментарий у чиновника, то это была бы совершенно другая история. Интервью с разработчиками проекта перепланировки парка, наверняка, высветило бы еще одну версию происходящего. Поэтому просим читателей набраться терпения и познакомиться с мнением человека, имеющего специальное профильное образование и работающего с деревьями не один год.

 Корреспондент «ОС»:

— Я побывал в парке – там деревья крестами помечены. Что там происходит и по каким критериям выбирались деревья для вырубки?

Андрей Вершинин:

— В парке Победы прошло пока плановое предварительное обследование. Краской (крестами) помечены деревья, имеющие какое-либо отклонение от нормы. Это не значит, что все эти деревья сразу будут вырублены. Там очень много засохшего и усыхающего ясеня. Я могу только предварительно предположить причину этого. По характерным признакам, это повреждение деревьев, вероятно, ясеневой изумрудной узкотелой златкой. Это агрессивный карантинный стволовый вредитель. Но поскольку я не штатный лесопатолог, и на время обследования у комиссии не было возможности получить экземпляр вредителя для идентификации, я могу определить только предварительную (предположительную) причину усыхания. Уже направлено письмо в Россельхознадзор, чтобы они в порядке фитосанитарного надзора провели обследование ясеней в парке. И насколько я знаю, эти работы уже ведутся. Они, как специалисты, обладающие компетенцией и определенными полномочиями в данной сфере, дадут свое заключение. Потом,  после заключения Россельхонадзора (опять же это только один из вероятных сценариев), будет организовано проведение лесопатологического обследования всей территории парка специализированной организацией. Возможно, это будет ФГУ «Рослесозащита», которое расположено в Туле. В процессе обследования устанавливается санитарное и лесопатологическое состояние насаждений парка, наличие повреждений или гибели насаждения, причины, площадь, назначаются мероприятия. Все зависит от результатов обследования: нужно проводить санитарно-оздоровительные мероприятия или не нужно этого делать.

«ОС»:

— А что ответить людям, которые указывают на здоровые, по их мнению, деревья, которые помечены крестами?

АВ:

— Во-первых, давайте отдельно про кресты расскажем. Наши метки не всегда означают, что дерево предназначено под снос. Например, вы же сами видели, какие там густые заросли. Идут и обследуют несколько человек, и чтобы второй раз не взять на учет дерево, имеющее какое-то отклонение от нормы, мы ставим метки. Но это метки для нас, а не сразу для вырубки. Я уже упомянул, что в данном случае решение о назначении конкретных мероприятий будут принимать профильные специалисты после своего проведения обследования парка. Мы сделали лишь предварительное обследование. На заметку, кстати, мы брали деревья не по одному признаку, а в силу целого ряда причин.

«ОС»:

— Расскажите, пожалуйста, поподробнее – что это за причины, которые вы видите, а рядовой житель просто не знает, на что смотреть?

АВ:

— Это очень большая специфическая тема, требующая специальных знаний и определенного опыта. Постараюсь объяснить хотя бы частично, доступно, без специализированной терминологии. Кроме того, что есть явно сухие, поврежденные, аварийные деревья, есть и масса дефектов, структурных изменений в деревьях, отклонений в развитии. Эти признаки, не всегда заметные и известные простому обывателю. Есть и другие критерии оценки как одного дерева, так и насаждений в целом. Например, цвет листьев, хвои, разреженность кроны, вздутие коры, наплывы на стволе, полнота насаждения, сомкнутость крон и т.д. и т.п. Косвенные признаки: усилилась активность муравьев, на ветках, листьях, хвое много паутины, активность насекомоядных птиц – ищи вредителей (тля, стволовые вредители).

В любой работе (даже в вырубке деревьев) есть свои тонкости и нюансы. Например, с виду вполне здоровое дерево, но это клен ясенелистный – инвазионный вид. Для города – злостный сорняк. К тому же он сильнейший аллерген! Когда он цветет, у людей случаются приступы аллергии. К тому же этот клен вытесняет все наши местные, но не такие живучие растения. Он угнетает те деревья, которые растут рядом.  С ним нужно очень аккуратно обращаться. Потому что, если его просто вырубить – это называется посадка на пень. Он настолько живучий, что от одного корня пойдет сразу несколько побегов. И будешь его вырубать-вырубать-вырубать. Без уничтожения корневой системы деньги только улетать будут.

Вот поднялся крик: «ой, здоровое дерево хотят срубить!» Но у вас, к примеру, есть дача – вы же не экономите площадь и не сажаете яблони через каждый метр? Вы ведь сажаете деревья, чтобы им было достаточно света, площади питания, пространства для формирования кроны! Тогда они и растут быстрее, и болезням лучше сопротивляются, и имеют правильную форму и строение. Представьте, что в маленькую комнатушку загнали десять человек, и в день дают на всех по одной тарелке супа. Мы медленно-медленно будем жить. Но будем чахнуть, чахнуть, чахнуть… Так же и деревья в лесу конкурируют. Например, растут рядом два дерева. Оба здоровые, оба живые. Но я вижу, что на двоих не хватает нормальных условий для дальнейшей жизнедеятельности. И если одно из этих деревьев убрать, то второму будет гораздо лучше. Вместо двух «чахлых» мы получим одно здоровое. Или крона одного более высокого дерева накрывает другое, угнетает его, не дает развиваться и приведет в дальнейшем к его гибели. Как в комнатушке. Кто побольше – отберет себе еды побольше, а меньший пропадет от недоедания. И наоборот, если дерево «одно-одинешенько», ему труднее, чем в группе деревьев, растущих на оптимальном расстоянии, противостоять неблагоприятным природным и антропогенным факторам (например, сильным порывистым ветрам). Есть уже давно работающие расчеты, на каком оптимальном расстоянии какие деревья должны расти друг от друга. Жители, которые пишут гневные письма, видят ситуацию с одной стороны. А я осматриваю деревья и насаждения со «всех сторон». Например, вижу, что дерево вверху имеет раздвоенный ствол или отходящие под острым углом к стволу «скелетные» сучья. В такие «карманы» затекает вода. Зимой вода замерзает, происходит разрыв коры, потом древесины, в этих «карманах» появляются трещины. Летом от попадания воды в трещины загнивает древесина. Трещины постепенно увеличиваются, и с земли они могут быть не видны. Зимой налипание снега, наледь, летом в облиственном состоянии ветер – сильная нагрузка на крону и ствол. В итоге – разрыв ствола в месте трещины или отрыв «скелетных» сучьев с падением в большинстве случаев на землю. Или, например, тополь. У него отличная, хорошая крона! Красота! Вот только эта красота для дерева – огромная тяжесть. А такая большая крона увеличивает парусность. Древесина-то у тополя мягкая, корневая система может быть и хорошо развита, но поверхностно, и стоит он совсем один, далеко от соседей! Ветерок хороший подует и этот тополь или сломает, или вообще вывернет с корнем! И хорошо, если он в чаще растет. А если возле пешеходной дорожки, и ветка на кого-нибудь свалится? На первом месте должна стоять безопасность жизни и здоровья граждан, сохранность имущества. Ведь это не какой-то глухой лес, а парк в черте города! Здесь же семьи с детьми гуляют! Малыши по тропинкам бегают! Я могу много примеров приводить. Но вот самый показательный: в парке Ботаника жители упорно не давали нам убрать опасное, по нашему мнению, дерево – клен остролистный. Да, оно было живое, но с опасным раздвоением ствола. Летом его разорвало на две половины ветром. Половина дерева прямо на дорожку упала, есть фотографии. Я попросил его сразу не убирать. Ходил специально, искал тех жителей, кто выступал против сноса, чтобы показать – вы видите? Вы этого хотели? И получается, что те, кто выступал против, они после ЧП ни при чем. А мы виноваты, что недоглядели. Их теперь не найти. А наши фамилии и подписи –  вот они, в акте обследования стоят, и мы несем ответственность. И это не единственный случай.

«ОС»:

— Авторы письма волнуются, что выпил деревьев вдоль реки Орлик приведет к размыванию прибрежной полосы и даже нарушению охраны родников. Что будет с деревьями вдоль русла?

АВ:

— К каждому случаю нужно подходить конкретно. Да, водоохранная зона, да, укрепление берега. Но если дерево погибло, является аварийным или заселено вредителями, и никакие другие меры против этого вредителя неэффективны или малоэффективны, то это дерево лучше убирать. К каждому случаю свой подход. Если дерево угрожает падением, уже упало, засохло, но никаких вредителей, грибковых заболеваний нет, то на его месте можно оставить пень – пусть пока укрепляет берег. А рядом посадить новое дерево. Может, действительно, авторы письма хотят как лучше. Но из-за незнания получается медвежья услуга. Один товарищ выступал по ТВ и требовал: пусть в парке Победы останется дикий лес. Дорогой товарищ! Парк Победы – это не заповедник! У людей путаница в головах – в одну кучу мешают и путают назначение (целевое использование), особенности обустройства разных объектов: скверов, парков, лесов, лесопарковых или зеленых зон, городских лесов и др. Все это прописано в нормативных документах. И опираться нужно на документы, а не на чье-то личное мнение или «хотелки». Например, в лесах лесопарковой зоны может быть несколько зон: зона активного отдыха, рекреационная зона, восстановительная зона. Естественно, предусматриваются при планировании участки с нетронутым лесом. Но нетронутый не означает, что нельзя убирать деревья, поврежденные вредителями или деревья, пораженные болезнями. Деревья должны быть здоровыми! И это не значит, что такие зоны  должны быть, например, в сквере.

К тому же к лесу и к парку совершенно разный подход. Допустим, в лесу упали ветки, листва, хвоя, и весь этот опад (если он не заражен) не убирается. Это лесная подстилка, при перегнивании улучшающая плодородный слой лесных почв. В лесу погибшие деревья, если их объем не превышает естественный отпад (опад и отпад – разные определения), и они не заражены, никто не убирает. А в парке упавшие ветки, стволы, листья на дорожках, лавках создают неудобства – люди ходят, спотыкаются, грязно, неудобно. Естественно, в парках необходимо постоянно убирать все то, что в лесу лежит нетронутым.

«ОС»:

— Часто звучит аргумент, что не надо пилить деревья там, где можно обойтись менее радикальными способами. В частности, те же ясени, которые поголовно засохли. Можно ли в парке убрать только сухие верхушки – ведь внизу у ясеней идет поросль?

АВ:

— Можно, конечно, спилить только часть ствола и попытаться из волчковых (водяных) побегов сформировать крону. Но есть специалисты, которые лучше разбираются в этой теме. Если нам напишут рекомендации оставить ясени и спилить лишь верхушки, мы так и сделаем. Но это будет заключение специалистов-лесопатологов  с подписями и конкретными фамилиями. И они будут отвечать за принятое решение. Я по своему опыту знаю, что кронирование ясеней в очаге ясеневой изумрудной узкотелой златки неэффективно. А что касается продолжения роста и сохранения жизнеспособности, то есть несколько деревьев, как раз вдоль бетонного забора по дороге со стороны Веселой Слободы к стадиону им. «Ленина», недалеко от парка «Победы». Эти ясени как раз скронировали после того, как кроны засохли. И что произошло? После того, как их обрезали, деревья дали побеги, а потом все равно засохли вместе с побегами. В итоге примерно через два-три года опять нужно платить деньги за снос уже после кронирования. Мы ведь должны на экономику тоже смотреть – бюджет не резиновый, чтобы два раза за одну и ту же работу платить: сначала кронировать, потом сносить засохшие остатки. Ведь кроме экологических нюансов, есть еще и экономическая составляющая. Или возьмем технологию. Вы же были в парке? На большой части парка – непролазные джунгли, не соответствующие целевому назначению парка! А если, например, скажут там сделать кронирование, как туда вышку загнать по всей территории или убирать порубочные остатки от кронирования? Машина там может проехать лишь по нескольким аллеям. По всему парку лишь узенькие тропинки. Но решение, что и как там делать, в любом случае принимаем не мы, а организация, проводящая лесопатологическое обследование. По крайней мере завтра там с пилами и топорами вряд ли кто-то появится.

Обращаю внимание, что в Положении о комиссии по зеленым насаждениям при территориальном управлении по району администрации города Орла (в редакции Постановления администрации г. Орла от 05.12.2019 № 5249, от 14.04.2020 № 1461) отметка насаждений (деревьев), подлежащих сносу, крестами краской не предусмотрена.

Могу рассказывать часами про деревья – просто хочется донести до людей одну мысль: любую работу должны делать уполномоченные на это люди, специалисты. Пока обследование деревьев было лишь предварительным. Окончательное решение по тому, что и как вырубать в парке Победы, будут принимать специалисты-лесопатологи после того, как станет понятна вся картина состояния зеленых насаждений.

Сергей Миляхин

 

 

 

Опубликовано 15 Июл 2020 в 14:07. В рубриках: Культура. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 235

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"