27 декабря 2012



Профессия – прокурор

Свою профессию Александра Бояршина выбрала… по книге. Еще школьницей она прочитала «Записки следователя» знаменитого советского писателя, следователя прокуратуры СССР Льва Шейнина – и была потрясена.  Поступая в юридический институт, вчерашняя школьница мечтала, что сама будет расследовать такие же запутанные дела и разоблачать преступников. Жизнь оказалась интереснее книги.

До самой дальней гавани Союза

—       Сама я родом, можно сказать, из этих мест: родилась на станции Черемисиново Курской области, – рассказывает Александра Федоровна, –  но потом родители переехали на родину отца, в Свердловскую область. Там я окончила школу и решила поступать в Свердловский юридический институт.

Первая попытка оказалась неудачной. Конкурс был огромный –  25 человек на место. А конкуренты более чем серьезные: своих отпрысков в институт привозили солидные дяди с большими звездами на погонах, а Александра – обычная девчонка из небольшого поселка – приехала на экзамены одна. Трех четверок и пятерки не хватило – юная абитуриентка не прошла по конкурсу, но крест на своей мечте ставить не стала. Пошла работать и в 1969 году повторила попытку  – и стала студенткой.

—       Характер у меня авантюрный, поэтому я для себя решила сразу: после института поеду работать на Сахалин, – вспоминает Александра Федоровна.

Так и получилось: по распределению ее отправили в самую дальнюю гавань Союза. Правда, мест в прокуратуре, где она мечтала служить, не было: почти три года Александра работала юрисконсультом на комбинате общественного питания. Там-то перспективного молодого юриста и присмотрел прокурор Николай Ахромеев, предложивший Александре Бояршиной перейти на работу в прокуратуру Сахалинской области. В состав региональной прокуратуры тогда входило 17 городских и районных прокуратур. Бояршиной «досталась» Углегорская городская прокуратура.

—       Углегорск – портовый город, – рассказывает Александра Федоровна. – Это Татарский пролив, западное побережье Сахалина. Красотища неописуемая! Вот в этом чудесном месте и началась моя работа.

В те времена в прокуратуре существовал институт стажерства. В качестве стажера пришла в Углегорскую прокуратуру и Александра Бояршина.

—       Отбор был жесточайший. В течение года нужно было пройти все участки работы, – вспоминает она, – и после этого становилось ясно: нужен ты прокуратуре или не нужен.

Бояршина оказалась нужна. Да еще как.

—       В течение года я втянулась в работу так, что забывала, что нужно идти домой, – говорит Александра Федоровна. – Так что год стажерства пролетел незаметно. Хотя меня как стажера и не воспринимали. За этот год мне пришлось поддерживать государственное обвинение, участвовать в рассмотрении гражданских дел, контролировала соблюдение законодательства судом, провела несколько проверок, расследовала уголовные дела. И даже как-то все забыли, что меня уже пора аттестовать на должность помощника городского прокурора – пока из областной прокуратуры не позвонили, не напомнили. Вот с этого все и началось.

В Углегорской прокуратуре Александра Бояршина проработала девять лет. Первое уголовное дело, которое пришлось ей расследовать, прекрасно  помнит до сих пор, хотя ничего особенного в нем вроде бы и не было. Мальчишка-пэтэушник во время драки ударил парня. Да так, что повредил тому селезенку. Травма была настолько тяжелой, что пострадавшему пришлось делать операцию.

—       Когда шла на свой первый допрос в сизо, тряслась от волнения, – вспоминает Александра Федоровна. – И вот мы с ним встретились – два одиночества. И первое, что я увидела, – слезы в его глазах. Мы друг друга просто боялись: я его, а он – меня. И когда он расплакался, наступило такое облегчение, мы просто поговорили по душам. Он мне рассказал, как все было. В конечном итоге парня осудили на четыре года.

После этого дела Александра Бояршина, со временем перешедшая на работу в Сахалинскую областную прокуратуру, расследовала десятки других, были среди них и такие, о которых она вспоминает с горечью.

—       Вообще, таких жестоких преступлений, как сейчас, в те времена не было, – говорит Александра Федоровна. – Ну а кражи, да и убийства случались, изнасилования тоже никто не отменял. Было множество дел по браконьерству: Япония и Китай рядом, и все старались зачерпнуть из нашего моря и утащить к себе. В основном незаконно добывали краба, но тащили и морскую капусту – со дня сдирали абсолютно всё. Ну, а самым неприятным для меня событием было поддержание обвинения по делу моего коллеги. Его судили за взятку.
Это был молодой парень, я и сейчас помню его фамилию. Жизнь он себе, конечно, искалечил. Взятка была просто копеечная – особенно по сравнению с тем, что делается сейчас. А если честно, то это было мошенничество чистейшей воды. Он знал, что уголовное дело должны были прекратить – по законным основаниям. Но пообещал, что прекратит его за взятку. Если перевести на сегодняшние деньги, то ему передали тысячу рублей. Его задержали при передаче. И дали восемь лет! Реально он отсидел шесть лет. После этого приходил к нам в областную прокуратуру, мы с ним общались. И никакого зла, никакой обиды он не затаил. Говорит, что сам виноват. А парень был головастый….

Гражданин прокурор

Прокурорскую работу и сейчас легкой не назовешь, а в 70-80-е годы, да еще на Сахалине с его спецификой, приходилось и вовсе не сладко. Александра Федоровна сегодня с хорошей завистью смотрит на современную оргтехнику и компьютеры, которые значительно облегчают жизнь сотрудникам прокуратуры. — Мы ни о чем подобном и мечтать не могли, – говорит она. – Да что там, у нас даже машины нормальной не было. Одна-единственная все время была не на ходу. Вы не поверите, но в суд нам приходилось ездить на автозаке – вместе с обвиняемыми. Но поскольку я была женщина, иногда мне перепадало льготное место в кабине, а иногда  нет: за решеткой сидят заключенные, а рядом мы. Один раз везли в суд группу – судить за злостное хулиганство. Их четверо было – два здоровых бугая, два  похилее. Доехали до реки – разлив. Весна. Автозак к речке спустился – и заглох. А до места остается пара километров. А обратно – километров девяносто. И дороги никакой. У охранников  – сапоги. Они их натягивают и начинают обвиняемых переводить через реку. Я в коротеньких сапожках прыгаю по берегу. Один из подсудимых говорит: «Александра Федоровна, давайте я вас перенесу». А что делать? Пошли мы с ним. Он дошел до середины и спрашивает: «Гражданин прокурор, а что если я вас сейчас в речку отпущу?». А я, не моргнув глазом, – ему: «Обвиняемый, не усугубляйте свое положение!». Добрались нормально.

Вообще, авторитет у прокурорских работников в те времена был колоссальный. А Александра Федоровна Бояршина по праву считалась одним из лучших специалистов – не случайно она стала едва ли не единственной в те времена женщиной заместителем прокурора области. И до сих пор многие сотрудники Сахалинской областной прокуратуры считают Александру Федоровну своим учителем.

А вот денег за все время своей работы в прокуратуре Бояршина так и не накопила.

—       Прокуроры жили тогда, прямо скажу, ниже среднего уровня, – признается Александра Бояршина, – зарплата была очень скромная.

Поэтому, когда они с мужем решили перебраться на материк (а это было уже в 2000-е), выяснилось, что квартиру в европейской России им приобрести просто не на что. Выход оставался один – программа переселения. Именно благодаря этой программе Александра Бояршина и оказалась в Орле.

Люди со знаком качества

—       Я считаю, что переезд в Орел – это судьба, – говорит Александра Федоровна. – Конечно, когда я уезжала с Сахалина, мне казалось, что я вылетела из родного гнезда. Был шок. Но когда я пришла вставать на учет в Орловскую областную прокуратуру, была просто сражена: ко мне отнеслись настолько доброжелательно, настолько внимательно, настолько заботливо! Хочу сказать огромное спасибо, что я не была забыта в этот непростой период моей жизни. Ведь, когда уходишь на пенсию, да еще меняешь место жительства, кажется – всё, ты никому не нужен. Но в Орловской прокуратуре я оказалась своей.

Оставив прокурорскую работу, Александра Федоровна на покой не ушла. Сегодня она является председателем совета дома, в котором живет, и везет на себе целый воз коммунальных забот.

А иногда, когда ее одолевает ностальгия, старший советник юстиции, Почетный работник Прокуратуры Российской Федерации достает свои старые сахалинские фотографии, и ей кажется, что все продолжается, и становится теплее на душе.

—       Бывших прокуроров не бывает, – уверена Александра Федоровна. Ведь все, кто работал и работает в прокуратуре – люди особенные, со знаком качества. Хочу поздравить всех своих коллег, сотрудников прокуратуры Орловской области с 290-летием органов прокуратуры и пожелать, чтобы они бережно хранили замечательные прокурорские традиции, которые существуют здесь сегодня.

Татьяна Филёва

 

Опубликовано 27 Дек 2012 в 12:50. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 2 334

Новости

«ЛИЦО ПОПРОЩЕ, И ЖИЗНЬ УДАЛАСЯ»


Как восприняли депутаты облсовета отчет Андрея Клычкова


Депутат Рыбаков В. не согласен с докладом Тарасова В и задал ряд вопросов


Депутат В. Рыбаков задал ряд острых вопросов Филатову С.


Музалевский Л.С. заставляет депутатов фракции Единая Россия увеличить тариф ЖКХ


Депутат Рыбаков призвал спикера Музалевского сложить полномочия из-за публичной лжи


Виталий Рыбаков: области снова навязывают очередную проблему


Орловцы обратились к Путину с просьбой возобновить работу ПАТП-1 и наказать виновных в его банкротстве


Депутаты Елесин С. и Коновалов И. выступили против взятия кредита в 500 млн рублей


Депутат Виталий Рыбаков проверил состояние дорог города Орла


Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"