17 июня 2020



С ТАКИМИ «ПОТЕРПЕВШИМИ» БЛОХИНУ НИКАКИЕ АДВОКАТЫ НЕ НУЖНЫ

№21 (600) от 17 июня 2020 г.

ТЕКСТ В ЗАЩИТУ МИФОВ О ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОМ ВОРОВСТВЕ

В прошлом выпуске «Орловской среды» мы, основываясь на инсайдерской информации о планах «спасения» Дениса Блохина путём его вывода из-под уголовной ответственности, предположили, что те люди, которым по их должности следовало бы защищать интересы государства, возможно, переметнутся на другую сторону и станут самыми яростными адвокатами обвиняемого. Впрочем, почему мы говорим во множественном числе? Подлежащая вызову в суд Наталия Николаева, работающая начальником главного правового управления областной администрации, как умный человек, опытный юрист и высокого ранга чиновница, благоразумно промолчала. А вот представитель потерпевшего КУ ОО «Орёлгосзаказчик» Елена Деменина рванула в бой, страстно комментируя наши предположения. При этом сетовала на то, то никак не может на сделать это на нашем сайте. Мы предоставляем ей эту возможность и знакомим читателей с её публицистическим произведением.

    Текст говорит сам за себя. Отметим только одну позицию: никакой, даже самый неопытный, юрист, готовящийся к чьей-либо защите в суде, никогда не будет раскрывать линию этой защиты и разглагольствовать о том, какими методами и с помощью каких доводов будет пытаться развалить уголовное дело и добиваться оправдания своего подопечного. То, что сделала госпожа Деменина, указывает, как нам кажется, на её полную профнепригодность. А её мечтам повесить на стенку своего кабинета, если он у неё после всего этого останется, шкурки прокуроров, следователей и судей в качестве «боевых трофеев» после приговора по «The case of  Blochin», как нам представляется, сбыться не суждено.

Публикуемый ниже текст комментария Елены Демениной (на фото вверху) размещен на сайте «Орлец» и на ее странице в соцсети ВКонтакте. Орфография и пунктуация оригинала сохранены.

«Раз уж «Желтая среда» закрыла комментарии к публикации про «защитниц Блохина», напишу здесь. В декабре 2015 года я действительно отсутствовала на рабочем месте в связи нахождением в отпуске по уходу за ребенком. И именно это делает мое участие в деле непредвзятым: я знаю только те факты, доказательства которых содержатся в материалах уголовного дела. Авторам статьи настоятельно рекомендую ознакомиться с Уголовно-процессуальным кодексом РФ (очень может пригодиться им в будущем): я – не свидетель, я – представитель потерпевшего. А что до свидетелей защиты, то в Конституции нашей, многострадальной, есть статья 49: обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого. А еще там написано, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. И в УПК РФ есть замечательная статья 14, презумпция невиновности называется, там тоже про это пишут. А еще там пишут, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. И это бремя бывает непосильным…
Да, я действительно была подчиненной Блохина и вышла из его подчинения еще 27 сентября 2015 года. А еще я была подчиненной: Мониной, Терляева, Носкова, Ерша и Волкова, так как работаю в КУ ОО «Орелгосзаказчик», страшно подумать, 13 лет с перерывами на поддержание демографии.
Тот факт, что в настоящее время Блохин является руководителем профильного департамента, исполняющего функции учредителя КУ ОО «Орелгосзаказчик», не наделяет его какими-либо механизмами влияния на работников Учреждения, не состоящих с ним в прямых трудовых отношениях и должностной подчиненности. С равной долей убежденности можно говорить, что я нахожусь в подчинении Губернатора Орловской области Клычкова А.Е. или (о, Боже!) Президента РФ Путина В.В.
И влиять на меня сложно, практически невозможно, это все мои бывшие начальники подтвердят.
У меня очень широкий круг общения (даже в Лейдене есть у кого остановиться, как видите), отношение ко мне у всех разное (я не пряник медовый, чтобы всем нравится), но убеждена, что даже у моих идейных оппонентов язык не повернется сказать, что я непорядочный человек или плохой юрист.
В университете я училась именно по специализации «уголовное право и уголовный процесс» и, смею надеяться, что в уголовном праве я что-то да понимаю. Я, как представитель потерпевшего, действую в полном соответствии с предоставленными мне ст. 42 и ст. 45 УПК РФ правами. Моя позиция относительно характера произошедшего сформирована исходя из опыта моей юридической практики и участия в производстве по уголовным делам в том числе. Если моя позиция «неудобна» следствию, это не означает, что она голословна, не обоснована или неверна.
И в аналогичном деле я тоже уже участвовала, и тоже как представитель потерпевшего, не согласного с наличием состава преступления. А еще, пока упомянутое дело расследовалось, и проходил судебный процесс, очень многие СМИ, в том числе федеральные, с помпой анонсировали разоблачение «особо крупного мошенника», и, подобно «Желтой среде», позволяли себе где немного, а где и по-крупному привирать. Что в итоге? В итоге дело с громким треском развалилось в суде. Невиновный человек избежал 9,5 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Я получила очередной юридический трофей. Если найду время, обязательно посужусь с телекомпанией НТВ о защите чести, достоинства и деловой репутации, создам судебную практику, и поставлю подобные споры на конвейер.
Но есть у упомянутого дела и минусы, которые касаются всех нас. Пока оправданного 2 года «прессовали» «правоохранители», он потерял бизнес (крупный строительный) и активы на полмиллиарда рублей, в результате чего его организация обанкротилась и задолжала бюджету более 20 млн. руб. по налогам, то есть, нам с вами задолжала. И не по его вине, а по вине самого государства, которое его незаконно преследовало. К сожалению, законодательство не предусматривает за это никакой ответственности. Это пешеход заплатит административный штраф за переход проезжей части в неположенном месте, а те, кто причастен к незаконному уголовному преследованию (следователь, «навоявший» обвинительное заключение, прокурор, его утвердивший) никакой ответственности не понесут.
Да, у оправданного, теоретически, есть возможность взыскать утраченные полмиллиарда с Российской Федерации (то есть, опять из бюджета, с нас с вами, а не с тех людей, которые допустили незаконное уголовное преследование), но для этого ему нужно провести комплексный аудит хозяйственной деятельности за несколько лет, а сделать это невозможно по двум основным причинам: «правоохранители» изъяли бухгалтерские документы и найти их, чтобы вернуть, не могут до сих пор, проведение аудита будет стоить миллион рублей, возможно, не один, а оправданный теперь нищий. Так и живем…
Поставьте себя на место этого человека. Мало кто, оказавшись в подобной ситуации, способен не покончить с собой.
Право на реабилитацию?! Я Вас умоляю! Практика такая, что за моральные страдания оправданному выплатят аж сто тыщ рублей, ну, и прокурор извинится лично-публично, жаль Полуэктов уже отбыл и непонятно кто теперь извиняться будет.
Кстати, Ивана Васильевича я в последний раз видела 28 января 2020 года на «Едином дне отчетности контрольно-надзорных органов», где с высокой трибуны он сказал примерно следующее: «Гражданские правоотношения не должны подменяться уголовными, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРАВООХРАНИТЕЛЕЙ НЕ ДОЛЖНА БЫТЬ ИНСТРУМЕНТОМ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДАВЛЕНИЯ!».
Лично моя гражданская позиция, которую я не скрываю, и которая доведена и до Следственного комитета, и до Прокуратуры Орловской области следующая: никто не может подвергаться незаконному уголовному преследованию. И совершенно не важно Блохин это или Собакин, Ерш или Морж, большой начальник или дворник, прокурор или наркоман. НИ-КТО!

Да, я специалист в области контрактной системы и интересуюсь, в том числе, зарубежным опытом в этой области, и в области уголовного права тоже интересуюсь. Пинар крайне удивится, что мы в МГУ встречались не для обсуждения борьбы с коррупционными схемами (в которой Нидерланды преуспели), а, напротив, для обсуждения их разработки.
А еще у меня есть статья «Односторонний отказ заказчика от исполнения контракта как легальный способ устранения конкуренции» (ужос-то какой!).
Ну, раз уж я такой специалист международного уровня по разработке коррупционных схем, «Желтая среда» может спать спокойно: меня в декабре 2015 года на работе не было, коррупционные схемы в КУ ОО «Орелгосзаказчик» разрабатывать некому было.
В рамках «дела Блохина» очевидные гражданско-правовые отношения двух организаций, возникшие из заключенной между ними сделки, пусть и сопровождавшиеся нарушением ее условий, при полном отсутствии вреда, либо ущерба во всех смыслах, вкладываемых в эти понятия уголовным законодательством, пытаются сделать преступлением.
А знаете какое самое «тяжкое последствие» нарушения условий контракта? «ПОДРЫВ АВТОРИТЕТА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ»! Вот живешь, живешь и даже не догадываешься, что какой-то Блохин, начальник какого-то учреждения (о существовании которого мало кто знает даже в Орле) еще в декабре 2015 совершил при исполнении подрядного договора действия (никаким образом не повлиявшие на результат исполнения договора), которые, оказывается, у госвласти власти весь авторитет поразодрали.
Если вас что-те не устраивает в современной российской действительности, если вы испытываете недоверие к власти, знайте: вопреки расхожему убеждению, виноват в этом совсем не тот человек, на которого все привыкли пенять, виноват исключительно некий Блохин, который что-то там подписал по какому-то договору в декабре 2015 и вся жизнь наша наперекосяк пошла…

А самое интересное, что суть сложившихся по контракту правоотношений, характер и гражданско-правовое содержание образовавшейся у подрядчика перед КУ ОО «Орелгосзаказчик» задолженности уже определены вступившим в законную силу Решением Арбитражного суда Орловской области, имеющим в силу ст. 90 УПК РФ преюдициальное значение. Спорные 33 млн. руб. были по контракту полностью отработаны и на эту сумму у подрядчика перед КУ ОО «Орелгосзаказчик» отсутствует даже гражданско-правовая задолженность.
Но об этом «Желтая среда», увы, не пишет… Почему-то… Интересно почему?.. Может эти факты намеренно умалчиваются «из корыстной или иной личной заинтересованности» бенефициаров издания?..

Пинар Олсер, кстати, занимается не только экономическим уголовным правом, но еще и fundamental and human rights, law enforcement and supervision. И если посвятить ее в истинные факты «case of Blokhin», то, боюсь, придется испытать «испанский стыд» за русских правоохранителей.
Следователь Бурилин П.В. спросил меня: «Елена Александровна, ну чем же вам так дорог Блохин?!». Отвечу. Мне дорог не Блохин, я, вероятно по наивности своей, все еще надеюсь, что живу или буду жить в правовом государстве. И пока надежда не умерла, буду делать все от меня зависящее, чтобы достичь этой цели. «Блохин» для меня понятие абстрактное: для меня это не мой бывший начальник, это просто человек, в отношении которого имеет место откровенно политическое и заказное уголовное дело. И если завтра подобное дело будет возбуждено в отношении следователя, мне в совершенно равной степени будет очень дорог Бурилин.
Кстати, следователь Бурилин как человек мне очень симпатичен, и общаться с ним было приятно (люблю людей с чувством юмора). Обидно, что порядочные по жизни люди попадают в систему, которая их обтачивает под себя. Как-то он спросил меня: «Елена Александровна, на вас не давят?! Мне кажется, что на вас давят!». А мне кажется, что давили на него…
А еще меня «уличили» в карьеризме. Скрывать не буду: амбиции у меня – Наполеон рядом не валялся, и для их реализации шанс представлялся, и не раз. Тема объемная, излагать ее полностью не буду, скажу коротко: мои амбиции по размеру превосходит только моя лень. И если завтра мне предложат быть Владычицей Морскою, для меня такое предложение будет весьма лестно, но восприму я его не как крон, а как стул электрический, и, скорее всего, предпочту на диванчике полежать или в приставку поиграть.

P.S. Глаза у меня не голубые, а зеленые. Хорошо, что Бузову в друзья не добавила. И про кофе я не говорила. Я говорила про пиво. Даже про этот наврали…»

 

 

Опубликовано 17 Июн 2020 в 14:19. В рубриках: Политика. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 1 109

Комментарии закрыты.

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"