26 февраля 2020



«Вот в таком бардаке мы работаем»

№7 (586) от 26 февраля 2020 г.

После серии публикаций   о проблемах в сфере  социальной защиты населения в редакцию «Орловской среды» обратилась сотрудница Комплексного центра социального обслуживания населения Северного района города Орла.  Поводом для обращения в СМИ как в последнюю инстанцию  стали, как это обычно бывает,  непримиримые разногласия между сотрудниками учреждения и его руководством. Ситуация типичная: говоря простым языком, чиновники «барствуют», рядовые сотрудники «пашут» и пытаются отстоять свои права. Но не все так просто. Ранее СМИ уже писали о многочисленных финансовых нарушениях, выявленных КСП в работе департамента соцзащиты и подведомственных ему учреждений, КСП обнародовала цифры, свидетельствующие о явных злоупотреблениях в сфере расходования бюджетных средств.  Однако сегодня рядовой сотрудник рядового центра соцзащиты рассказал, как ситуация выглядит изнутри и как на нарушения «реагирует» руководитель департамента небезызвестная Ирина Гаврилина.

 

«Это растрата бюджетных денег? Или я что-то путаю?»

— Я работаю в центре соцзащиты Северного района двенадцатый год, — рассказала сотрудница центра Ирина К. — Когда учреждением руководила Ирина Николаевна Дворянинова, все у нас было нормально, к работникам уважительно относились, не было проблем с оплатой труда, все было по справедливости. С уходом Дворяниновой все изменилось:

в 2016 году директором назначили Юрия Семеновича Жирова. Нам стали недоплачивать  за дополнительную расширенную зону обслуживания,  платили копейки: вместо   1600 рублей, к примеру,   платили 200 рублей. У нас есть норма на каждого человека, при Жирове каждый сотрудник должен был  обслуживать тринадцать человек на дому.  Кто-то из нас уходит в отпуск, делят его норму на всех, за человека  должны были доплачивать восемьсот рублей, а нам платили 299 рублей. Еще и в зарплате какие-то копейки урезали. Тысячу-две в зарплате недосчитывались. Я  обращалась в трудовую инспекцию,  с проверкой тянули несколько месяцев, до тех пор, пока директора не уволили.

Потом пришла к нам Виолетта Викторовна Зима — преподаватель РАНХИГС. Как нам сказала руководитель департамента Ирина Александровна Гаврилина, Зима работает на полставки. Как может директор учреждения с таким количеством «прикрепленного» населения работать на полставки? Человек бывает на работе два-три раза в неделю по паре часов, ничем особенно не интересуется. Скорее всего,  она работает на ставку. Я видела её соглашение в суде, её взяли на четыре года, и в документе не был указан ее рабочий график: с девяти утра и до обеда.  То есть человек основное рабочее время проводит в РАНХИГС, и при этом получает зарплату и премии в соцзащите?   Это растрата бюджетных денег? Или я что-то путаю?

«Ну они же такие тупые»

— Мое преследование началось, когда я  стала требовать, чтобы  сняли  взыскание, которое на меня  наложил еще прежний директор,   прокуратура в этом вопросе встала на мою сторону.  Что я получила в ответ?  Экономист написал  на меня докладную,  что я якобы с ним ругалась и из-за этого невозможно снять взыскание.  Мне в лицо сказали: «Вы очень много знаете законов». Видимо, соцработники, по мнению руководства центра, законов знать не должны. Более того, они должны быть тупыми. О своей «тупости» мы узнали от руководства центра, во время аттестации, при членах комиссии было сказано: «Ну они же такие тупые». Это «тупые» работники обслуживают клиентов, это «тупые» работники несут деньги в центр… В мае меня опять подставили под взыскание. 6 августа я это взыскание снимаю через суд. Мне тут же опять вносят новое взыскание — замечание, сразу за два «проступка». Не вовремя заполнила журнал внутреннего контроля и в кругу коллег  сказала, что выиграла суд. То есть  рядового работника, который защищает свои права, пытаются сделать еще более бесправным? Я была в отпуске, три недели моих получателей соцуслуг никто не обслуживал. Это нормально, это все замяли.   За это выговоры не объявляют.

Еще один момент. Тринадцать  человек у соцработника на участке, он обслуживает человек пять, остальные клиенты «левые», за них платит сам соцработник и к этим клиентам не ходит. У нас вот такая система: нужно определенное количество клиентов, чтобы получить зарплату.   Вы поставили родственников себе на учет, к ним не ходите и за этих родственников платите сами по двести рублей, а с других — не родственников, берете деньги. Нужно определенное количество людей на участке, чтобы получить зарплату, необходимо оказать  380-420 услуг. При Жирове с нас требовали по семьсот рублей сдавать ежемесячно, оказываешь ты услуги или нет — это никого не интересовало. Нам говорили так: департамент спустил финансовый план — 170 тысяч. Мы должны перечислить. В октябре, когда я была у Гаврилиной,  принесла ей план «жировский» и спросила: «Эта бумага  вашего департамента?».  Она сказала, что нет, якобы  никакие планы на платные услуги не устанавливаются. Однако никто этот план не скопировал, никто не стал разбираться, откуда он.

Финансовый план у нас в этом году 180 тысяч. Но мы сдаем по факту выполненных работ. Все приходится доказывать: к примеру, готовлю яичницу клиенту, это стоит 35 рублей и занимает десять минут, а мне потом говорят, надо за час работы деньги сдавать. Интересное дело: клиент  мне платит 35 рублей, а я должна вам 125 рублей сдавать? Вот в таком бардаке мы работаем.

В прошлом году нас заставили ежедневно ходить в центр к девяти утра, придешь утром, потом бежишь  к клиенту, он уже в претензии. И каждый раз дергают: срочно нужно прийти что-то подписать. Наше место работы — это наш участок. Мы не должны с девяти до шести находиться в конторе. А то, что я могу в семь прийти домой от клиента и работать в перерыв? Это, конечно же, не считается.

Руководство по трудовому договору обязано обеспечивать меня полным объемом работ. У меня сейчас десять человек, 250 услуг мне не хватает. 130 услуг ищите сами. Двенадцать лет я их ищу.  А для чего тогда центр с руководством существуют? Бумажки перекладывать, деньги собирать, штат раздувать?

Я к омбудсмену Лабейкину на прием  ходила, чтобы он защитил мои права. Он меня послал к своей дочери —   записал  на прием к Ирине Гаврилиной…

Ольга Рождествина

 

Когда верстался номер:

Во время подготовки номера к печати в «Орловскую среду» пришло письмо, автор которого — сотрудница центра соцобслуживания Заводского района Орла. В письме рассказывается в принципе о тех же проблемах, что и в опубликованном выше материале, но акцент сделан на том, как «новшества» в работе социальных центров сказываются на их подопечных – пенсионерах и инвалидах. Надеемся, что публикация заинтересует органы прокуратуры Орловской области.

 

«Вынужденно обращается к Вам рядовой социальный работник центра социального обслуживания Заводского района Прокошина Зинаида Васильевна…

В нарушение федерального закона «Об основах соцобслуживания граждан в РФ» (№442 от 8.12.2013 г.) и прав каждого подопечного, ставшего получателем услуг до 1 января 2015 года, мы фактически заставили весь обслуживаемый контингент (а это одинокие престарелые граждане, больные и инвалиды и др. категории, не способные себя обслуживать и требующие постороннего ухода на дому) написать заявления о переводе на тарифное получение соцуслуг. Хотя п.2 ст.35 гл. 10 этого закона запрещает повышать этой категории размер платы и ухудшать условия предоставления услуг. Но нам даже говорили, что недовольным будет отказано в предоставлении соцуслуг. Бабули и дедули все написали заявления. Произошло увеличение стоимости обслуживания каждого пенсионера минимум на 30-50%, а может и более. Хотя многие из них раньше вообще обслуживались бесплатно или платили небольшие суммы. А пенсии у них невелики. Некоторые вынуждены просто отказаться от некоторых услуг, которые они получали раньше. Получить толковые ответы у администрации центра о нарушении прав подопечных невозможно, т.к. эти сотрудники, понимая, что нарушают федеральный закон, ссылаются на требования областной соцзащиты. И так ведь поступили, грубо нарушив права обслуживаемых, не только в нашем центре. Мы же общаемся между собой.

Количество обслуживаемых на дому у каждого соцработника увеличено до 15 человек, чтобы отчитаться, что повышена зарплата соцработника. А раньше, говорят, обслуживали по 8 человек. Мы должны посещать каждого клиента на дому два раза в неделю для предоставления услуг по доставке продуктов, лекарств, уборке жилых помещений, оплате коммунальных услуг и т.д. Т.е. ежедневно соцработник обязан за 8 часов рабочего времени оказать услуги 6 человекам в разных, иногда очень отдаленных друг от друга местах проживания. Отсюда и качество оказываемых услуг: всё бегом, наскоком. А ведь одинокие люди ждут нас, чтобы пообщаться, получить совет или моральную поддержку! А нам некогда! Ведь кроме этого мы должны найти время для оказания дополнительно платных услуг населению. Иначе администрация снимет баллы и соцработник получит меньшую зарплату. Поэтому многие соцработники сами вносят определенную сумму за якобы оказанные платные услуги, т.е. налицо приписки. И как физически можно качественно с таким объемом работы справиться? Разве так должны оказываться нуждающимся одиноким гражданам государственные социальные услуги?

Соцработники обязаны сами находить контингент для обслуживания по договорам и для оказания платных услуг. Менеджеры центров по непонятным причинам такие базы данных не ведут, не комплектуют группы клиентов с учетом удалённости их проживания друг от друга. Хотя соцработники должны лишь оказывать социальные услуги. А некоторые соцработники даже вынуждены обслуживать и психически больных людей. Хотя это, кажется, запрещено нам делать, ведь эти люди могут просто угрожать нашему здоровью и даже жизни.

На протяжении последних лет не решаются вопросы обеспечения социальных работников проездными. И мы вынуждены за свой счет оплачивать проезд как к подопечным, так и для решения их вопросов.

Не решается вопрос по обеспечению соцработников дневниками, канцтоварами (для ведения документации по учету работы с каждым клиентом), не говоря уже о спецодежде, сумках и обуви. А раньше, рассказывают, всем этим соцработники были обеспечены.

Постоянно с нас ведутся какие-то поборы на подарки разным начальникам на разные праздники.

Поэтому и текучесть кадров соцработников у нас очень высокая.

Прошу Вашей помощи в решении этих вопросов. Простите, фамилию и адрес указываю вымышленные, т.к. боюсь лишиться работы, которую я очень люблю. Правда, другой работы в этом городе и не найти. Но и мириться с настоящим положением больше просто не могу. Ответа на моё письмо я не жду. Жду просто хоть каких-то изменений сложившейся ситуации. И не я одна, т. к. речь ведь не только о соцработниках, а в первую очередь об одиноких гражданах, кому мы призваны помогать. Должно же ведь становиться хоть немного лучше, а не только всё время хуже…»

 

Опубликовано 26 Фев 2020 в 13:37. В рубриках: Проблема. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты. Количество просмотров: 1 045

Комментарии закрыты.

Новости

О борьбе жителей д. Овсянниково за блага цивилизации.



Праздничный ужин для любимых в день 8 марта по рецепту депутата Рыбакова.



О европейских стандартах и мусорной реформе.



С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА



О дороге в "рай" и ее бенефициаре.



Критический взгляд депутата Рыбакова на инвест послание Клычкова. Основные тезисы



Часть 2. Инвестиционное послание Клычкова без прикрас. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Часть 1. Инвестиционное послание Клычкова. Критический взгляд депутата Рыбакова.



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ТУ 57-00254
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2015 ООО "Издательский дом "Орловская среда"