11 июня 2013



Журналисты в погонах

Без криминальной хроники, без новостей о совершенных и раскрытых преступлениях сегодня не обходится ни один выпуск новостей в газетах, на радио и телевидении. О трудной и опасной работе полиции гражданам – через СМИ – рассказывают сами полицейские, точнее специальное подразделение, действующее в структуре МВД еще с 80-х годов прошлого века – пресс-служба, журналисты в погонах.

В понедельник пресс-служба УМВД России по Орловской области отметила 30-летие со дня образования. Накануне юбилейной даты корреспондент «Орловской среды» встретился с одним из ее основателей – Валерием Некрасовым. Валерий Николаевич возглавлял пресс-службу 12 лет – с 1985 по 1997 год.

– Валерий Николаевич, расскажите, с чего все начиналось. Как в милицейском ведомстве появилось журналистское подразделение?

– О том, что есть такая дата – дата образования пресс-службы – я впервые узнал 10 лет назад, в 2003 году, когда отмечалось ее 20-летие. Отправная точка создания этой службы в системе МВД – 1983 год. Но сказать, что до этого времени милиция не работала со СМИ и с общественностью, будет неправильно.

Я в свое время служил в батальоне патрульно-постовой службы. Затем меня перевели в политический отдел УВД. Там я отвечал за идейно-воспитательную работу и осуществлял функции пресс-группы в составе отдела. Занимались мы в общем-то тем же, чем занимаются сейчас наши коллеги. Но основной упор был на работу с населением. Мы проводили сходы населения, выступали с лекциями и беседами на предприятиях – в обеденный перерыв приходили прямо в цеха: тогда было больше заводов и меньше развлекательных центров. О чем рассказывали? О преступлениях, вызвавших большой общественный резонанс, занимались пропагандой правовых знаний – разъясняли тот или иной закон, вели профилактическую работу, и наконец, отчитывались о работе милиции. Если, допустим, шли на завод «Текмаш», то с нами приходил начальник Железнодорожного райотдела. И, естественно, мы работали со средствами массовой информации. Тогда их было не так много, как сегодня. Давали информацию в газеты, вели передачи на телевидении.

А в 1991 году, когда в стране произошли известные всем изменения, пресс-группа стала самостоятельным структурным подразделением. Правда, некоторое время действовала группа в одном моем лице. Потом ко мне присоединился Вадим Тальвик. Он был кадровый офицер, капитан Советской армии, служил в Монголии, попал под сокращение… А в 1993 году к нам пришла работать Марина Костикова. Она отлично владела фотоаппаратом и видеокамерой. И вот с тех пор мы, собственно, официально и стали пресс-службой. И подчинялись только начальнику УВД.

– Лихие 90-е наверняка на всю жизнь запомнились тем, кто служил тогда в милиции. Чем запомнились они милицейской пресс-службе?

Этот период был самый интересный, самый трудный и тревожный. Зарождалось новое государство, проводились рыночные реформы, шел передел собственности, процветал рэкет. На этом фоне, когда был произнесен известный лозунг: разрешено все, что не запрещено законом, появились, как все помнят, «братки», «отморозки». Первая автоматная очередь, прозвучавшая в Орле средь бела дня в сентябре 1992 года на улице Фомина, когда расстреляли предпринимателя, по сути дела, открыла серию заказных убийств в Орловской области. Раньше о рэкете, о гангстерах мы знали только из западных фильмов, и вдруг кровь стала проливаться на улицах Орла. Милиция, как и общество, не была к этому готова. Мы отставали от бандитов и в технике, и в средствах – они были лучше экипированы, у них были скоростные иномарки, а нам не хватало бензина… Но тем не менее правоохранительные органы – и милиция, и ФСБ – тогда оставались реальной силой, которая противостояла этому валу агрессии. Конечно, и тогдашняя пресс-служба в техническом отношении проигрывала нашим сегодняшним коллегам. Как мы работали? Ручка, блокнот, фотоаппарат и любительская видеокамера. Но мы работали, что называется, живьем, в гуще событий, как в прямом эфире.

– То есть вам приходилось выезжать с оперативниками на задержание преступников, на спецоперации?

– Совершенно верно. Мы, например, снимали бой, во время которого был ранен собровец Денис Мельников. Когда мы с Вадимом Тальвиком приехали на место, его уже увозили – тяжело раненного, в больнице он умер. Мы снимали, как уничтожали бандита, совершившего двойное убийство и удерживавшего двоих заложников.

В 1993 году 1 октября произошел захват заложников – школьниц и учительницы – в Знаменской школе-интернате. В здание вошел мужчина, вооруженный ножом и топором, захватил заложников и потребовал оружие, деньги и машину, чтобы доехать до границы. Никакие уговоры на него не действовали. Привезли его маму, привезли священника – все бесполезно. СОБР оцепил здание, бойцы находились в коридорах школы, сидели на деревьях, каждое окно было пристреляно. Потом его удалось уговорить пойти на обмен: вместо заложников (из школьниц осталась одна девочка) к нему пошли две наши сотрудницы – Надежда Ярован и Валентина Назаренко. Но Назаренко он раскусил – не принял. А у нее в воротник был спрятан баллончик с газом, она могла бы его применить, но преступник ее выпроводил. А вот Надежде Ярован – она работала психологом – удалось его разговорить. Он попросил колбасы и водки. И автомат. Ему принесли водку со снотворным и автомат со спиленным бойком. В какой-то момент он потерял бдительность, отложил топор… По условному знаку собровец Леонид Журавлев выстрелил из пистолета через щель в двери. Преступник в прыжке достал ножом девочку-заложницу, ранил ее. И затем туда ворвалась штурмовая группа, а с ними – Вадим Тальвик, который все это снимал на камеру. А через два дня наш сюжет показывали по Первому каналу…

Не хочу хвалиться, но бывали случаи, когда благодаря пресс-службе раскрывались преступления. Помню, как-то на Рождество поздно вечером сижу дома, смотрю кино по телевизору – «Бриллиантовая рука». Вдруг звонок: срочно явиться в УВД. Там говорят: «Писарчуки, нужна ваша помощь». Оказалось, на улице Московской нашли завернутый в простынь труп 10-летнего мальчика. А раскрытие любого преступления зависит от установления личности потерпевшего. И мне поставили задачу – во что бы то ни стало опознать этого мальчика. Я – на часы: из телеканалов работает только «Ва-банк». Мы дали в эфире фото, я рассказал, что произошло – и где-то к часу ночи родители опознали своего сына. Он собирался поехать к бабушке на каникулы, в Орловский район – и родители были уверены, что он там. А мальчик заигрался в автоматы, его высмотрел маньяк, заманил к себе в дом и держал там почти неделю. Даже мать этого изверга просила отпустить ребенка, но он бил и ее, и мальчика, насиловал его, а потом задушил. Оперативники установили личность преступника – на простыни остались его волосы, к тому же он уже был судим за подобное преступление. И к семи утра убийство ребенка было уже раскрыто. Потом наградили и оперативников, и нас – мне вручили командирские часы от министра.

– Как вы считаете, вашим коллегам сейчас работать легче, чем было вам?

—       Считаю, что сравнивать не надо. У каждого поколения свое время. Мы делали свое дело на совесть, так, как сейчас делают его наши молодые коллеги.

Беседовала Татьяна Филёва

 

Опубликовано 11 Июн 2013 в 17:21. В рубриках: Персона. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или трекбек со своего сайта. Количество просмотров: 1 306

Новости

СРОКИ РЕКОНСТРУКЦИИ КРАСНОГО МОСТА, СКОРЕЕ ВСЕГО, БУДУТ УВЕЛИЧЕНЫ.



Вечерний гость - Виталий Рыбаков.



Небезопасные - Безопасные дороги в Орловском районе.



Виталий Рыбаков о скудном бюджете г. Орла



ФАКТ ПО ИМЕНИ ПАРАХИН



Обращение



О переделе рынка пассажирских перевозок в орле



Остаёмся дома!



Свежий номер

Реклама

При цитировании материалов
прямая гиперссылка
на orelsreda.ru обязательна
Главный редактор: Татьяна Филёва
Свидетельство о регистрации СМИ ПИ № ФС 57-0992 Р
Реклама на orelsreda.ru и печатной версии "Орловская среда"
Для пресс-служб и размещения рекламы: : orelsreda@list.ru
тел.: (4862) 76-20-60
адрес: г. Орёл, ул. Салтыкова-Щедрина, д. 25/27, пом.1
Наш индекс: 302028
© 2013-2020 ООО "Агентство "Орловская среда"